сегодня: 19/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 10/09/2002

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Томатная соната.

Евгений Иz (10/9/02)

Дмитрий Бавильский написал роман, который вряд ли кого-то шокирует, разгневает, смутит или же усладит. “Семейство пасленовых”, скорее, способно озадачить, но так - с нежностью и весьма осторожно. На задней странице обложки цитируется скандальный Сорокин, говорящий о том, что эта книга - “трогательная и целомудренная”. Профессиональный литкритик, Бавильский создал традиционный постмодернистский роман, но постмодернизм в этом случае представлен в его наиболее “человечном”, “щадящем” варианте. Это касается и формы и содержания: буквально во всем тексте проступает образ доброго и заботливого, какого-то “рачительного” автора. Если первые три части книги выглядят завязью загадки, то Дмитрий не позволяет читателю сильно скучать, не понимать или “копать слишком глубоко”, а уж в том, что в эпилоге сам хозяин фантазии раскроет все карты и прояснит все туманности не возникает ни малейшего сомнения.

В повествовании есть: впечатления от современной западной Европы, актуальный культурный “контекст” (среди персонажей - Аделаида Метелкина, Олег Кулик, Жак Деррида etc), симпатично подобранный “фон” (Мондриан, Миро, Филип Гласс, Майкл Найман, “Pet shop boys” etc), пропитанная патриотичным мистицизмом российская провинция, пара деликатных и полных эвфемизмов эротических сцен (гетеросексуального характера), множество высокопарных разговоров о современном искусстве и значки улыбающихся рожиц в конце некоторых абзацев - там, где предусмотрительный автор широко улыбается.

В повествовании нет: ненормативной лексики, употребления запрещенных законом наркотиков, описания гомосексуального или противоестественного совокупления, сцен насилия, преднамеренных убийств, помраченных состояний сознания, сносок.

Дмитрий Бавильский выдержал свое произведение в спокойном и ровном ключе, со щедро растянутой интригой и смелым, кратким и аккуратным катарсисом в финале. Естественно, как и во всяком мало-мальски постмодернистском романе, здесь имеется фактор неоднозначности, но он такой мягкий и пушистый, что, скорее, ласкает полушария мозга в элегантном стереорежиме, нежели раскалывает читательское сознание пополам. Действительно, какая разница, кто главные герои на самом деле - путешествующий фотоколлектив (как в первой части) или гастролирующее музыкальное трио (как в третьей). Все равно никто не поверит в то, что Бавильский - шизофреник :).

Ну и, наконец, фабула. Танго по жизни втроем. Вариант М - Жо - М в терминах киногероя А.Папанова из к/ф “Бриллиантовая рука”. Таня, Ингвар и Дамир колесят на “Опеле” по европам, сменяя фестиваль на выставку, выставку на концерт. Временами создается ощущение, что автор не вполне последователен в выявлении характеров своих героев - возможно, отчасти поэтому в тройственном союзе вызревает кризис, раскол и раздор. На помощь (и автору, и героям, и читателю) приходит колдовство и корневая магия родной земли - встречу героев, оказывается, неслучайно учредил таинственный и многовековой феномен, затерянный в приуральских степях. Кстати, этот момент подан без квасного пафоса, на ясном вдохновении и достойном контрасте с ухоженной и логичной западной Европой.

Несомненным плюсом “Семейства пасленовых” является его язык. Неслучайно еще в рукописи этот дебютный роман Д. Бавильского номинировался на премию “Национальный бестселлер”. Сейчас так мало пишут. Во-первых, книга полна превосходных “авторизированных” описаний ландшафтов, городской архитектуры, музыкальных произведений и чувств героев. Во-вторых, в данном случае язык достаточно уверенно балансирует на грани какого-то экспрессивного сюрреализма и тонкой, ажурной фигуральности. Заметно, что автор имеет склонность к сложным построениям фразы, но не злоупотребляет этим (здесь и чувствуется в нем много читавший на веку критик). Временами слог кажется избыточным, чрезмерно изобильным, но тут вновь проступает фигура автора и сразу становится понятным, что все это он делает не для того, чтоб покрасоваться, а только, чтобы окружить дорогого ему читателя своей письменной лаской и говорливой заботой. Скорее, это тот род северной, нордической “избыточности”, который люди с южным темпераментом воспринимают как “вежливое гостеприимство”.

К специфическим, “северным” нюансам книги можно отнести и своеобразную зацикленность автора на растениях семейства пасленовые, а именно на томате. Оказывается, как сообщает один из героев романа, в средневековой Европе существовали католические секты, которые специально употребляли корень мандрагоры, чтобы получить откровения о... Но об этом - уже в самом романе.

/Поскольку Челябинск, где проживает Дмитрий Бавильский, находится приблизительно на одной широте с Москвой, в данной статье термин “северный” следует воспринимать более широко - как “континентальный”/

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я