сегодня: 25/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 23/05/2002

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

РЫБНЫЙ ЧЕТВЕРГ

ДОСТАЛИ

Лев Пирогов (23/05/02)

После столь ужасных ужасов, что потрясли микросоциум с ограниченной ответственностью «Топос» (для непосвященных: два дня не функционировал общий форум), я уж и не знал, что думать, – женат ли?.. От отчаянья и страха собирался первым подать в отставку, но пришла среда, и желудок запросил рыбы, а я, как известно, являюсь рабом своего желудка. Купил кильку «Балтийскую» пряного посола и четыре бутылки водки. Слегка отпустило.

С бору по нитке

В свежепахнущем вонючей краской «Экслибрисе» показательная передовица Г. Шульпякова о том, что русской литературе гоже прирастать переводами. Глаз радуется следующему абзацу.

"Да и что такое русский писатель сегодня? Ни одним языком, включая русский, не владеет. Слабо умен. Тщеславен. Нечистоплотен. Чудовищно провинциален. Плохо разбирается в падежах. Не читает своих коллег по ремеслу - да и вообще, как чукча, не читает. Не знает истории ни своей, ни другой страны - да и своей истории не знает. Дальше Турции за свой счет никогда не ездил. Из казенных поездок в Италию-Германию умудрился не вывезти ничего, кроме собственного высокомерия. Ну и, наконец, очень и очень небогат."

Заетим, что это уже второй отклик на мою межеумочную колонку , посвященную анализу шульпяковского странничества, первый был здесь и радовал глаз приятным пассажем «лучшая проза советской эпохи, покидав добро в мешок, снялась с насиженного места и двинулась по дорогам. Кто не успел за караваном, отсиживался в сортире и пел на унитазе песни». Из чего следует, что Глеб Шульпяков как минимум один раз читал «Топос», а вы говорите «окна заколотить». Жить и работать!..

Кирилл Куталов на своей полосе разразился приятным писанием про порнографию: не очень публицистично, но очень красиво. Живой журнал, в который я уже неделю клянусь себе не писать, порадовал текстом Димы Горчева про Переделкино, Игоря Петрова про (не помню, что, но смешно ) и Димы Брисенко про "Конец истории". Плюс - его же афоризмом «Ось зла - полюбишь и козла».

Там же зырьте нашу с КК "полемику" насчет того, что Проханов... а Ольшанский... а критика... а фашизм... а культурное бессознательное.

Олег Проскурин и постинтеллектуализм

В «Русском журнале» обнаружены материалы круглого стола "Нас будут резать" очевидно, снятые методом «копи-пейст» с сайта радио «Маяк», где, насколько я понимаю, стол имел время и место. Участник круглого стола Олег Проскурин так хорошо в нем участвовал, что не поленился дважды донести до народонаселения свою мысль. А мысль такая: «Сейчас, как известно, даже есть такое эстетическое направление – постинтеллектуализм, предназначенное, как следует из названия, для безмозглых».

По этому поводу надо сказать, что если бы Олег Проскурин читал не только названия, но и то, что мелким шрифтом на контрэтикетках, он бы понял, что удивительным образом ошибается. Для безмозглых предназначается массовая культура, а постинтеллектуализм – это ситуация зависимости человека от технологии, и массовая культура относится к нему, как частное к общему.

Ну например. Ехали как-то Курицын и Басинский пить водку на одну из замечательных дач Басинского, коими Басинский так славен среди налоговых инспекторов от Вологды до Тамбова. В дороги сломался двигатель, Басинский засучил рукава – и ну его чинить. Курицын (раз машина не едет) тоже вышел наружу – поссать, полюбоваться кустами… Увидел, как Басинский чинит свой двигатель, и говорит: «Слушай, а если ты это можешь, зачем же ты тогда пишешь статьи?».

Имеется в виду, что постинтеллектуальная цивилизация является культурой узких специалистов. Человек, всецело зависящий от телевизора, автомобиля и электроплиты, не знает, как работают телевизор, автомобиль и электроплита, – чтобы выжить в нашем непростом меняющемся мире, он нуждается в услугах, как минимум, телемастера, автослесаря и электромонтера. А уж те и рады его наебать: «Э-э-э, батенька, да у вас РЕЗИСТОР полетел!!! Плохо дело!» И лишенный технологическим детерминизмом не только исторических перспектив, но и сил к сопротивлению, постинтеллектуал-обыватель обречено лезет в карман за очередным миллионом рублей.

Более конкретный пример. В одной из серий великого постинтеллектуального мультсериала «Симпсоны» папа Гомер Симпсон баллотируется в местные президенты службы очистки – собирать мусор и за свалкой следить. Раньше он работал на атомной электростанции – нажимал кнопки, но вот поссорился с мусорщиками, и вступило ему выбраться ихним, мусорщицким, президентом. чтобы отмстить обидчикам. Кроме того Гомер Симпсон, если кто забыл, является человеком виртуозно, исключительно глупым. И вот, когда он агитирует у проходной атомной станции своих бывших сослуживцев, таких же нажимальщиков кнопок, добрых консерваторов, мечтающих о двух вещах в жизни – пить пиво и смотреть бейсбол, один из них говорит исключительно важную для понимания постинтеллектуализма вещь: «Пусть Гомер неплохо разбирается в атомной энергетике, но в мусоре он дилетант».

Суть технологического детерминизма в том, что мы все «неплохо разбираемся в атомной энергетике». А его трагедия в том, что мы «дилетанты в мусоре». Отсутствие органической привязки к информации, детерминирующей наше повседневное бытие, лишает человека субъектности, превращает его в функцию некоего надличностного, саморегулирующегося культурного механизма. Взгляд на культуру, как на объективное, не зависящее от человеческого произвола явление характерен для «стихийного постмодернизма», определявшего общественное сознание девяностых.

Катя Метелица и стиль девяностых

Об этом, кстати, пишет Кирилл Куталов-Постолль, в вышедшей сегодня рецензии на книжку Кати Метелицы "Азбука жизни". Лично мне попытка свести стиль и быт девяностых (разумеется, говоря «девяностые», подразумеваем «Москва», потому что в остальном рублевом пространстве средние века до сих пор) к неким азбучным элементам представляется избыточной. Девяностые с их угарной интенцией к «общечеловеческим ценностям» (в широком диапазоне от Биг-Мака до домика в Греции) и этакой «общечеловеческой усталости» (ну вот, теперь, когда мы уже совсем, как большие, и ничем нас не больше удивишь в этой жизни, можно, наконец, сказать с последней простотой, какое она говно, и как хочется к морю, где дешевый портвейн и ласковый бриз) – вот эти самые девяностые и так представляли собою последовательную редукцию человека к набору элементарных функций.

Содержание у проектов Кати Метелицы, мнится мне, всегда отсутствовало, в них не было ничего, кроме «информационной поводности» (надеюсь, вам понятна разница между «поводом» и «поводностью» – лексемушкой девяностых, как раз). Именно в девяностые мутировала сема «актуальный», превратившись из «происходящий сейчас» в «значимый», «значительный»: у хомо-элементуса девяностых не было в жизни иных смыслов и мотиваций, кроме «актуальности»: смысл умер, а мы еще нет, – вот где-то происходит «актуальная туса», и слава Богу.

После того, как победила «свобода», стало в принципе на за что и не с кем бороться. Из сублимации войны общественная жизнь превратилась в сублимацию шоу. Тон задал «августовский путч» – воистину бодрийяровское действо типа «войны в Заливе»: символический фаллоцентричный Феликс повержен, томящие ночные репортажи «Голоса Америки» и «Свободы» окончены, цирк уехал, а праздника хотелось по-прежнему, и Москва погружается в без малого десятилетний угар неутолимого голода по зрелищам и острым впечатлениям. А если зрелища нет, его можно назначить. «Поводность» – это имитация повода, только и всего-то.

Нотр-Дам и Слава-полоскун

Вся «предназначенная для безмозглых» культура девяностых назначена. Так что не ходите, люди, на «Нотр-Дам», даже если бесплатно найдете на дороге билеты!.. Голоса блеклые, невыразительные, Слава Петкун в роли Квазимоды просто ужасен. Образ требует драматизма, а у Славы, старательно изображающего надтреснутость, выходит карикатура. Не верьте лживым уверениям промоутеров, что они нашли у него какой-то там «удивительный голос», – они искали не голос, а «культовую фигуру». Это я вам как музыкальный критик, блядь, говорю.

Лето и ТВ-6

Шел надысь, никого не трогая, по Мясницкой и с возмущением увидел от здания к зданию протянутый врагами плакат: «Лето начинается с ТВ-6». И мерзкая эмблема в виде шестигранных костей, в которые враги продули еще более вражески врагам честь и совесть многострадальной России. Надо полагать, твою мать ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... рот ... ... ... ... ... ... ... ... а спорт ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... а Киселев ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... козлы!

Себе, что ли, в отпуск уйти?

Всех ненавижу.

Предыдущие публикации:

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я