сегодня: 16/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 14/02/2008

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Стихотворения

Евгений Лесин (14/02/08)


И.Б.Б.

Чтобы долго пожить, надо старше и старше Становиться. Иного пути у нас нет. Вот стоит у подъезда старушка Наташа. С Новым годом, Наташа, живите сто лет. Впрочем, вам и сейчас девяносто, не меньше. Ну так вот и живите не меньше двухсот. И не надо глядеть на молоденьких женщин Скоро будет у них целюллит и живот. Их унылая юность и платье невесты Обернутся привычною дряблостью щек. А Наташа стоит и стоит у подъезда. С Новым годм, Наташа, живите еще.

* * *

Воскресенье. Помойка. Окраина. И зима. Так чего ж ты не рада? Я шагаю по улице Сталина Подмосковного Калининграда. Новый год наступает – событие… А дома тут из прошлого века. И на каждом табличка – «Укрытие». Что же нужно еще человеку?

* * *

Если Владимир Владимирович, То желательно Маяковский. А не Набоков или еще кто похуже. Впрочем, если Лолита, То желательно не Милявская. Если уж Бродский, То желательно не Иосиф, А Иосиф – совсем желательно, чтоб не Сталин. Если Левитан, то желательно не художник. А если художник, то не художник слова. А если слово, то не то, которое было вначале. И если даже нельзя без бога, То пусть какой-нибудь Зевс. Или Венера. И лучше бы без мехов. Ну а мех желательно, чтоб искусственный. И елка. Тоже искусственная. Не холодно ей в лесу.

* * *

У нас кровавое воскресенье, У вас сентябрь и Пирл-Харбор. Никому не будет спасенья. Особенно, тем, кто храбр. Вам служат почти все страны, Вы владеете океанами. А у нас – Президента Планы Победы над россиянами. Скоро нас осчастливят заживо. Как Буковского или Щаранского. Впрочем, если нельзя про нашего, Буду – про американского. У нас до сих пор кочевники И города сожжены. В президенты идут преемники, А у вас – сыновья и жены. И дело даже не Шиллере, Но разбойники очень кстати. Береги свое платье, Хиллари. Береги свое платье. Тебе в нем ведь идти на выборы. А без Клинтонов мы скучаем. Береги свое платье, Хиллари, А то мы его обкончаем. Ты еще ведь почти не старая. Ну, каких-то лет девяносто. Но зато такая поджарая, Словно после ста холокостов. Богу – богово, мне – алкашево. Жигулевского, не испанского. Ну, нельзя нам дрочить на нашего, Будем – на американского. Наш – святыня, гарант и глыбища. Богатырь, каких не видали. А у Хиллари что? Улыбище И трусы, как у тети Вали. Ну а мы без трусов тут бесимся. Дай нам, Хиллари, их, родная. Мы на тех трусах и повесимся, Планы Партии выполняя.

* * *

Ну, вот Новый год. Опять новый ад. Кто рано встает, Тот сам виноват. Что все еще тут, Хотя и балласт. Хотя не уют И бог не подаст.

* * *

Всех простить одновременно, сразу, наверное, можно. А прощенья просить – поименно придется, увы. Так что гадости делать вам буду я неосторожно. Все равно – среди прочих – меня осчастливите вы. Ну, а я вас, друзья, дорогие мои людоеды, Не прощу никогда. Ни за что. И не очень грущу. Все равно ведь когда-то в пылу предпоследней беседы Целым скопом простит всех вас кто-то. А я не прощу. Если так рассуждать. Никому не дождаться прощений. Будем ждать от других, – скажут мне, – так со злом и уйдем. Так и будем бродить, как угрюмые злобные тени… Ну а разве сейчас мы хоть чуточку лучше живем?

* * *

Ну, вот Новый год. Опять новый ад. Кто рано встает, Тот сам виноват. Что все еще тут, Хотя и балласт. Хотя не уют И бог не подаст.

* * *

Всех простить одновременно, сразу, наверное, можно. А прощенья просить – поименно придется, увы. Так что гадости делать вам буду я неосторожно. Все равно – среди прочих – меня осчастливите вы. Ну, а я вас, друзья, дорогие мои людоеды, Не прощу никогда. Ни за что. И не очень грущу. Все равно ведь когда-то в пылу предпоследней беседы Целым скопом простит всех вас кто-то. А я не прощу. Если так рассуждать. Никому не дождаться прощений. Будем ждать от других, – скажут мне, – так со злом и уйдем. Так и будем бродить, как угрюмые злобные тени… Ну а разве сейчас мы хоть чуточку лучше живем?

* * *

Грядущий гунн нагрянул к нам. Теперь он здесь хозяин. Идет-качается живот и вертит головой. А рядом с ним солдатики и девочки с окраин. Да что же вы, товарищи, наделали с Москвой? Хотя вы не товарищи, вы господа и дамы. Пришли надолго и всерьез. И все вам трын-трава. И я уж с симпатией гляжу порой на храмы. Пускай и мракобесная, но старая Москва.

* * *

Ты купил шаурму на вокзале. Я в киоске купил чебуреки. Как давно уже не замерзали Золотые московские реки. Золотые от пятен бензина. Рыба тихо гниет в позолоте. Нас давно не пугает пучина. Да какая пучина в болоте? По окраинам все же бывает – Наступает зима по закону. Кое-что кое-где замерзает И безумные лыжники тонут. Мы не просим, а нас выбирают, Гонят прочь из насиженной сказки. Потихоньку Москву пожирают Бизнес-центры и авторазвязки. Выбираются лучшие зданья Для начальства на праздничный ужин. С каждым годом все лучше питанье, А здоровье все хуже и хуже.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я