сегодня: 16/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 05/02/2008

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Евгений Лесин (05/02/08)

* * *

ЯШ

Темные волосы – ранняя седина. Служба и бабы, болезни и дети. Тут ничего не поделаешь, старина, Лучше седина, чем урна в пакете. Лучше уж завязать и не пить за столом, Когда все друзья пьют твое здоровье. Ну а не чокаясь, они выпьют потом, А бабы пусть меряются любовью. Бабы такие, они всегда тут как тут. Друзья, собирая по нитке с миру, Посмертный сборник тебе потом издадут, Пока бабы делят твою квартиру. Так и должно быть – тут уж не их вина. Бабы как дети, а дети, как боги. Темные волосы – ранняя седина. И жизнь, как зебра на большой дороге.

* * *

За МКАДом ад, иначе: преисподня. Россия там за МКАДом, говорят. А нам-то что? У нас за МКАДом Сходня, И Новобратцево, и даже водопад. Зловеще гипермаркеты нависли Над речкой и над миром, что вокруг. У них уже все йогурты прокисли, А мы тут рыбу кормим хлебом с рук. За МКАДом ад, а рая не бывает, Пока не упадешь лицом в траву. Печально в Сходню Братовка впадает, И Сходня – вместе с Братовкой – в Москву.

В метро

Не зря назвали бабу зверью, Ковчегом горя и забот. Вот так вот встанет перед дверью И выйти, сволочь, не дает.

* * *

Сергею Арутюнову

Кавказ – не только моджахед. Кавказ еще – лаваш, сациви. Не говори с тоской – «Ахмед», Но с благодарностию – «Гиви». Мы, пролетарии всех стран, Ругая чурок черномазых, Идем в узбекский ресторан, Шакалим в лавках и лабазах. Они хватают наших баб. А ведь у них шахидки тоже, Как только снимут свой хиджаб – Веснушчаты и белокожи. Они читают свой Коран, А мы читаем этикетки. У них Чечня, Афганистан. У нас Магнитки, пятилетки. Мы жили вместе много лет Без ананасов и без киви. Не говори с тоской – «Ахмед», Но с благодарностию – «Гиви».

* * *

Ну вот и Варанчик приснился, Красивый, живой, молодой. Смеялся, валялся, клубился. Мы вышли из дома в запой. Мы пили без счета и меры То хересы, то коньяки. Перцовки сменяли мадеры, И все они были легки. Мы пили, потом похмелялись. И пиво мешали с вином. И ангелы глупо смеялись За левым и правым плечом. – А помнишь мы пили тут с чертом, Варанчик, ты мой обормот? В две тысячи, что ли четвертом? – Да он и сейчас с нами пьет.

* * *

Взял на улице квас разливной И от радости зубом зацокал. И какое мне дело, что твой «Поезд едет до станции Сокол». Выпью кваса и лягу в траву При огромном скопленье народа. Вот возьму и назло доживу До 2100-го года.

* * *

Я ученья не создал. Разбазарил учеников. Паниковского поздно Воскрешать. И не знаю слов. Не решается ребус. Не течет живая вода. Ну а синий троллейбус Не придет уже никогда.

* * *

Еще чуть-чуть, еще по 50. Пока к ответу нас не призывают. Пока Буржуй не вырубил мой сад, Пока его собаки тут не лают. Там за забором режут поросят, А может просто девок обнимают. Костер горит и яблоки висят. И лайнеры меж звездами летают.

* * *

Андрею Родионову

Люблю сивушные масла, Они полезны и прекрасны. Ну да, слегка небезопасны. Зато весь солнечный Беслан Живет на нашем на циррозе, На нашей печени живет. Любой космический полет, Ответы ядерной угрозе - Все наша с водкою борьба. Борьба хорошего с чудесным. Уходит жизнь путем известным, А дышит печень и судьба. Ну что, товарищ искуситель? Неси свое исчадье зла. Люблю сивушные масла. А также стеклоочиститель.

* * *

Глава Моя и волосы белы, как белая волна, как белый снег. И очи Мои – пламень ста огней, и речи Мои – шум премногих вод. Дела Мои блюдите до конца, и будет вам и свет, и новый век. Услуги вашей строгой госпожи недешевы, зато залогом от Несчастий, и болезней, и смертей. Пусть вас одолевает только страсть Ко Мне. Одна великая любовь. Других повергну я и всем воздам. Вы верили, вот вам железный жезл. Над миром и язычниками власть. И фистинг, и страпон, и куннилинг. И радость и спасенье всем церквам. Я знаю все дела твои, ты жди. Извергну я тебя из уст Моих. Сидящий на престоле, а вокруг и молнии, и громы, и гласы. А если хладен ты или горяч, тогда придешь и будешь средь своих. А если трансвестит, то у меня парик, чулки и женские трусы. А если зоофил, то мой престол, ты, видишь, окружен всегда зверьми. Вот первое животное, оно подобно льву с косматой головой. И рык его могуч и нрав свиреп. Второе, как телец, а за дверьми И третье, что лицом, как человек. Четвертое – орел, что над землей Парит и поражает наповал. У каждого животного – крыла. У каждого животного очей исполнен перед и исполнен зад. Тебе же ниспошлю я благодать, массаж простаты, фетиш, все дела. И, главное, те звери не молчат. Они всегда взывают: свят, свят, свят.

* * *

Был на встрече я одноклассников. Жизнь у каждого удалась. Ах, какие мы все тут разные… А короче, тупая мразь. Не владею я ресторанами И элитными лошадьми. Я сижу и бухаю с пьяными И потерянными людьми. Настроение все кромешнее И сильнее накал речей. Все успешнее и успешнее Жизнь у стареньких сволочей. Официанты играют в ладушки, Мы плывем в бестолковом сне. Вы такие, как я, ребятушки, И хреново вам, как и мне. Я сижу и тихонько слушаю. Я могу и сам подливать. Довезите, коллеги, в Тушино. Век бы вас еще не видать.

* * *

Ш.К.

Кто шашлык, кто котлеты, Пироги-сапоги. Выйдем на берег Леты Или Стикса-реки. Кто стихами, кто прозой И пером-топором. Под покляпой березой, Где Харона паром. Кто в Емелю, кто в печку, Кто в Иисуса Христа. Ну а я только в речку, Потому что устал. Что мне ваша задачка Про траву-мураву? Не гляди так, собачка. Я пока что живу.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я