сегодня: 25/06/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 27/06/2006

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Проза

И она пришла!..

Борис Тропин (27/06/06)

Начало

Окончание

17. Welcome!

Не успел Лёха на ноги встать, как сразу в гору пошел. Заслуженный строитель, академик, прекрасный организатор, хороший и уважаемый человек. Основал и возглавил собственную строительную фирму. Бывший начальник управления у него теперь главным инженером работает.

Его дружок Виталий Медведев давно выбросил на помойку свою синтетическую шкуру, нарядился в приличный костюм, постоянно меняет яркие галстуки азиатского происхождения, ушел из комбината и активно проявляет себя в туристическом бизнесе. Другой человек! Сопли голыми пальцами не берет, с персоналом работает корректно. В доме, который построил Лёха, разместился офис его турфирмы. Знакомят иностранцев и соотечественников с западной частью столичного региона, уделяя повышенное внимание маршрутам патриотической тематики.

Однажды вечером, возвращаясь из загородной экскурсии, автобус остановился у офиса фирмы «Русский Медведев-тур» высадить Сашку экскурсовода. Тот попрощался, вышел, автобус хотел уже дальше ехать к гостинице Украина, где эти французы остановились, а они Лёхин дом увидели – стоп! – высыпали из автобуса.

– Что такое?!

Сашка в современной архитектуре не силен. Он вообще их возил Бородинское поле показать. Чтоб не забывали. К ситуации подошел формально.

– Лёха построил, – говорит. – Ничего особенного, на мой взгляд. Последняя четверть ХХ-го века. Выглядит внушительно. Но в мировой архитектуре место этого грандиозного сооружения пока не определено.

Этот балбес, оказывается, даже не слышал о статье Некрасова в «Вестнике новой архитектуры»! Но он, если честно сказать, вообще мало чего слышит – вечно уши заткнуты – плеер на полную мощность орет. Рядом стоишь – все слышно. Но люди-то чувствуют: что-то в этом есть! И это что-то очень важно для понимания страны и народа.

– Это административное, производственное или здесь живут? – французы допытываются.

– Здесь все!

– И жить можно?

– Конечно!

– И живут?

– Разумеется!

– Люди?

– Ну а кто же?! Конечно, люди!

– Какие люди?

– Что значит «какие»?!

– Какого уровня доходов?

– Не имеет значения. Кто в свое время подсуетился, сумел влезть – тот и живет!

– А кто сумел?

– Разные. Демократия же! Кто по очереди, кто по блату, кто за деньги, кто с наглой мордой…. По всякому.

– Ну а в целом это что? Как это называется?

– В народе это называется «Лёхин дом», или «Дом, который построил Лёха». Как в Англии есть дом, который построил Джек или Джон, не помню. А у нас Лёха. Но, сами видите, дом не в том смысле, как в Англии, или который мы обычно вкладываем в это понятие. А в гораздо более широком. Это не просто дом. Это скорее, я бы сказал….

Вобщем, я бы сказал, но….

– Конечно! Почему нет?! Скажите!

Сашка сделал важный вид, напряженно задумался.

– Ну, это как бы…. Ччерт! Нечто глобальное, необъяснимое и загадочное, на строительство которого ушло много сил, времени и средств. Материалов, вообще, ушло в два раза больше, чем тут есть. А в результате вот, – обвел обеими руками пространство и, будто заново увидев дом, уважительно повел головой. – Только Лёха на такое способен!

– Мсье Лёха известный человек?

– Еще бы! Его тут каждая собака знает! Он и построил….

– Что?

– Что-что! – Сашка завел глаза к небу, пожал плечами. – Что построил – то и построил! С него теперь взятки гладки.

Эту сцену наблюдал Медведев, который считал необходимым контролировать своих сотрудников. Витя он носом чует, на каком поле можно капусту срубить. Однако с персоналом надо работать. Постоянно, жестко, но корректно – по капиталистически.

С радушной улыбкой подошел к группе, представился, сказал, что его фирма планирует организовать ряд экскурсий, посвященных архитектуре, и пригласил всех приехать на будущий год. С улыбкой помахал вслед автобусу рукой. Молча подошел к Сашке, вежливо взял его за пуговицу и тихо произнес:

– Ты что, козел, мелешь?! Тебя чему в институте учили?! Запомни! Это гениальное сооружение! Напряги свою тыкву! И разводи правильный базар!

Сашка заартачился – не моя тема! Стал что-то доказывать. Но получил по морде и сразу все понял.

Теперь иностранцы, которые интересуются памятниками нашей истории и архитектуры, осмотрят Кремль, Храм Христа Спасителя, клуб Зуева, памятник Петру Первому и к нам едут.

У знаменитого дома разбили сквер и сделали небольшую стоянку для автотранспорта. Фасад подновили и изукрасили дизайнерскими прибамбасами. Из подвала выгнали бомжей и оборудовали кинотеатр. Сысоевым снова повезло. Пристройку их реконструировали за счет бюджета. Стены снаружи и изнутри украсили мозаикой с русалками, дельфинами, рыбками и прочими обитателями морей. Ванная, совмещенная с лоджией, стала больше и комфортней. Нашу сантехнику они уже сами сменили на итальянскую. Зеркала там у них. Красиво. Теперь это:

«VIP-сауна.

ООО «Сысоевы и ихние сыновья»».

Слово «ихние» впоследствии соскоблили, но разобрать все равно можно. С сыновьями этими, прямо беда. Если сами Ефим и Анна люди простые и положительные, то сыновья их близнецы – ой-ой-ой! Из квартиры в «Сауну» проделали отверстие и снимают эротические и порнофильмы. Когда тайно, а когда и в открытую.

В соседнем подъезде армяне открыли дорогое кафе «Изыск», азербайджанцы на автостоянке оборудовали минирынок. Место стало популярным. В киоске печатная продукция о родном крае, духовная литература, сувениры и видеокассеты производства ИЧП «Братаны Сысоевы» «Байки из баньки». Выпущено уже 5 серий. Расходятся хорошо.

Туристам у нас очень нравится. Здесь их радушно встречает сам Виталий Медведев.

– Welcome! – говорит, сияя улыбкой и галстуком.

А экскурсоводы с энтузиазмом, заслуживающим всяческих похвал, барабанят как по писаному:

– Конец ХХ-го века. Удивительное в своей простоте и одновременно сложности архитектурное сооружение! Создано как бы по наитию свыше нашим земляком, выдающимся строителем, архитектором и дизайнером современности Алексеем Ивановичем Каллистратовым. Долгие годы тоталитарный режим не давал этому замечательному таланту встать на ноги и раскрыться во всем многообразии. А когда он рухнул – режим – и здание было в основном завершено, оно чуть ни попало под бездумный каток перестройки! В это жуткое время Алексею Ивановичу пришлось приложить много сил и энергии, чтобы сохранить его для потомков!

В киоске напротив можете купить брошюрку и самостоятельно ознакомиться с биографией Алексея Ивановича, этапами строительства уникального здания и его почетным местом в мировой архитектуре.

«Европейцы народ, конечно цивилизованный, они, может быть, даже и умные, но смекалки у них никакой! Иной раз такие вопросы задают – хоть стой, хоть падай! Особенно немцы дотошные, – жалуется Медведев. – Экскурсоводы молодые – теряются – приходится самому вмешиваться.

– Он строил в соответствии с проектом, или были допущены какие-то отклонения? – спрашивают.

– Да при чем здесь проект!? – говорю. – У нас жизнь никогда не сходится ни с планами, ни с проектами! Лёха сам строил, сам проектировал, изменял, дополнял, доводил до ума. Он здесь к каждой детали свои руки приложил. И голову.

– А разве можно строить без проекта?

– Нельзя! – отвечаю им русским языком. – Без проекта не строят!

– Я, я! – кивают. Соглашаются.

– Проект этого чуда конечно был. И есть. Он сейчас в краеведческом музее. Но он не такой чудесный. Мы живем в других условиях, – объясняю. – У нас проект он как бы сам по себе, а строительство, оно как бы само по себе. Одно и другое идут параллельно, соревнуясь друг с другом, а потом – бац! – и в результате – супер о кей. Ну, ежу понятно, да?! Не понимают! Может, я что-то упускаю?

С американцами гораздо проще. Эти не выпендриваются. Подходят, по плечам хлопают. Фотоаппаратами щелкают, кинокамерами наезжают, восхищаются, «Изыск!», – говорят».

18. Изыск

Шел я на рынок за апельсинами – у лёхиного дома не покупаю – здесь цены выше. Подкатывает автобус с американцами. Медведев тут как тут, а экскурсовода не видно. Сашку, я слышал, он прогнал – «умный больно!», а на его место взял какую-то красавицу, не видел еще.

Американцы ахают, удивляются, фотографируют. Тут и Лёха собственной персоной из подъезда выходит – он квартиру получил в этом доме сначала как бы в наказание, а потом, когда расчухались – в качестве поощрения.

– А это наш знаменитый строитель, архитектор, дизайнер, академик….

Те захлопали, приветствуют, жмут руку, просят сфотографироваться со всеми вместе и с каждым по отдельности.

Высокий пожилой американец в светлом плаще к Лёхе:

– Вот изыс! – восхищенно на дом показывает и вопросительно смотрит на Лёху – хочет, чтобы он ему что-то рассказал.

Леха смутился, но в грязь лицом не ударил.

– Старались! Все давалось с огромным трудом. Время, сами знаете, какое было, но руководство комбината помогало нам здорово.

Лёху фотографировали на фоне его дома, жали руку, хлопали по плечам. И ему это понравилось.

Медведев убежал в свой офис. Через 10 минут выходит. А с ним….

Она меня с ума сведет! Я, вроде, за картошкой шел или в кино…. Ну, и иди, казалось бы! Как увижу её – все забываю! Куда я шел, зачем?!

Анна Сергеевна! Ушла, значит, от Ноя Ивановича! Сманил Витька!

У мужиков, которые тут были, независимо от национальности, вероисповедания и уровня доходов, челюсти так и упали. А у женщин, наоборот, рты закрылись, а губы сжались. Тишина!

– А это наш новый экскурсовод! – говорит Медведев с торжествующей физиономией, – Нам есть, что показать! Изыск!

Скоро и весь дом стал так называться. Слава о нем перешагнула границы.

В Итальянской прессе появилось странное и совершенно необоснованное сравнение с Пизанской башней – тоже, мол, смотришь на это сооружение – ну, сейчас рухнет! А оно стоит! И никто понять не может, почему. Не может такая конструкция стоять! А она стоит!

Французы отреагировали образно, с историческими параллелями, но непонятно.

В испанской прессе отметили яркую самобытность и свободу от устаревших ГОСТов, СНиПов и традиционных приемов типового строительства. Статья называлась «Русский Гауди». С Барселоной, не медля, решили завязать дружеские отношения на взаимовыгодной основе. На приеме в посольстве Алексей Иванович даже изъявил желание что-нибудь построить собственноручно в Каталонии.

Испанцы с благодарностью согласились и предложили подумать над проектом отеля.

«Чё нам проект! – сказал Лёха. – Мы и так построим. Дешевле будет».

Испанцы пока думают.

Я тоже сижу дома, пью чай с козинакой, размышляю о превратностях отечественной истории, архитектуры и странностях судеб людских.

Звонок – заявляется Лёха с каким-то ярким иностранным журналом в руке.

– Слушай! – говорит доверительно. – Что за херня?! – По-моему тут плохо о моем творчестве написано. Даже, вроде, обзываются. Или намекают на что? Посмотри, может, разберешь!

Лёха к этому времени уже и сам начал иностранные языки осваивать. Но не так, чтобы какой-то один или какой-то другой, а все сразу понемногу. Поэтому дело у него продвигается не так быстро.

Журнал на немецком языке. Издается, вроде, в Гамбурге. На странице две фотографии и небольшая статья. На одном фото – Лёхин Дом. На другом – Дом Хундертвассера в Вене. А в статье говорится об общем подходе и явной близости архитектурных концепций, легших в основу обеих сооружений.

– Ну? – допытывается Лёха. – Почему там неприличное слово рядом с моей фамилией?

– Тебя сравнивают со знаменитым художником и архитектором! – говорю. – Просто у него фамилия такая: с одной стороны, вроде, неприличная для русского уха, а с другой, как бы, с намеком. Но в данном случае ни того, ни другого! Вот, если бы, допустим, написали, что Каллистратов строит как Хундертшнапсов, тогда другое дело. А так все нормально.

– А кто он такой, этот Хундер-Вася?

– Знаменитый архитектор, дизайнер, хотя и самоучка. Большой оригинал. У вас, действительно, много общего. Тем более, в его творчестве есть явное влияние идей русского авангарда. Но главное, он сделал еще один шаг от прямолинейности нашего сознания к естественной экологической архитектуре, справедливо настаивая на том, что Человек и Природа должны жить в гармонии. Он считал, что в доме главное – окна, а не стены, а прямая линия – порождение дьявола, и ведет к разрушению человечества.

– Не дурак мужик! – одобрил Лёха и заинтересовался. – Мне такие мысли тоже в голову приходили. Надо как-то с ним связаться! Пусть покажет, что он там построил. Заодно и Вену посмотрю. Я в Австрии еще не был.

– Не получится, Лёш. Знаменитость! От слишком активной жизни он, наверное, устал и поселился на далеком острове. И умер в океане среди волн.

– Вот так. Стараешься-стараешься, а откуда пришли, туда и вернемся! – покачал головой Лёха.

– Что ты имеешь ввиду?

– Сине-зеленый беспредел!

А с другой стороны, хорошо. Океан! Острова! – мечтательно вздохнул Леха. – Куда ни глянь – сине-зеленые волны, шум прибоя, а ты сидишь под пальмой, ешь банан, и всё тебе по хую!

Поскольку беседа начала принимать философский характер, я достал большую бутылку «Русского стандарта». Лёха посмотрел на неё трезвым взглядом руководителя, вздохнул.

– Еще не время, – твердо сказал. – Заключил контракт с администрацией района. Большой объем земляных работ. Будем рыть пруд напротив здания администрации. Будет и у нас свой океан с островом посередине, – усмехнулся. И Витька просил поддержать его бизнес на первых порах.

Хитрый Медведев уговорил Лёху по возможности появляться перед иностранными туристами и рассказывать им о знаменитом доме. Лёха сначала чувствовал себя скованно, а потом вошел во вкус. Время есть – выходит, охотно показывает свой дом, отвечает на вопросы, рассказывает:

– Вот, как вы говорите, изыск! А ведь все своими руками, всё из отечественных материалов! По собственной технологии, правилам и принципам. Никакого импорта! Конечно, без помощи руководства это было бы невозможно. Хочу выразить свою благодарность директору комбината Пал Василичу Долгову, он сейчас на пенсии, но мы поддерживаем с ним связь. Хорошо потрудились монтажники Витя Сёмин, Коля Сидоров – мои товарищи. Отделочные работы производила бригада Антиповой Зинаиды Александровны. Качество, сами видите – не придерешься! – Лёха подумал, нахмурился и добавил, – А придерешься, себе же хуже! Время было ужасное! Каждый шаг, каждое движение давалось с большим трудом и напряжением всех сил. Были и потери. Сейчас просим администрацию разрешить нам установить здесь памятную доску в честь нашего товарища, геройски погибшего при строительстве этого чуда века, Юрия Ивановича Зеленина. Про характер не скажу, но работник был хороший и друг надёжный. Проектировщиков тоже поощрили, и это правильно, они заслужили. Не успели мы дом построить – проект готов! Молодцы! Но я вам скажу честно, мы это строили с опережением графика проектных работ. Практика показала, что такой метод гораздо более эффективен и позволяет экономить время. Правда, при этом иной раз случается перерасход материалов. Но все равно, время дороже. Жизнь показала, что я был прав. Сегодня мой метод получил широкое распространение….

Вообще, я вам скажу, это был поистине трудовой подвиг наших строителей! Из типового, считай, проекта создали вот, – Лёха показал на дом, – как вы говорите, изыск!

Популярный американский журнал опубликовал фотографию Лёхи в новом костюме, при галстуке и с каской в руке. Другой рукой Лёха показывает на свой дом. Под снимком надпись: «What is this?!»

Конечно, где им понять русскую душу!

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я