сегодня: 25/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 12/03/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Профессия – архибат

Борис Тропин (12/03/07)

Г. Ратнер. Тургеневская площадь

Странные вещи творятся в нашей столице – с некоторых пор московским архитекторам приходится осваивать новую профессию. Казалось бы, в городе полно работы, Москва строится! В чем дело?! Зачем и в кого им надо переквалифицироваться?! Нет-нет, речь пока не идет о полной переквалификации. Просто сейчас без акробатики не обойтись. Наши архитекторы постепенно привыкают стоять на ушах, и это у них, надо признать, получается. А мы все чувствуем, что жить в городе становится веселей.

Недавно московские архитекторы в очередной раз бились над проблемой, каких в столице с каждым днем становится все больше и больше, – как увязать на одной площадке то, что увязать нельзя; как сформировать ансамбль из того, что в ансамбль не связывается; как выполнить поставленную задачу и не испортить городскую площадь. Обсуждали внимательно, напряженно, на высоком профессиональном уровне.

Не получается!

В чем трудность? Их масса, более того, они вырастают в проблему мироздания. Для начала требовалось решить: есть Бог, или Его нет, в конце концов! В разное время на этот вопрос отвечают по-разному, но времена меняются. Сегодня Его можно и не брать в расчет, а завтра вдруг явится и такое устроит! Аллах Акбар!

Увы, архитекторы скромно уклонились от поиска ответа на этот вопрос и увязли в массе других.

Присоединяйтесь, дорогие читатели, к нашей игре!

Правильно ответивший на очередной вопрос получит!..

Что-нибудь да получит.

Итак, вопрос – что главней: театр или храм!

Подсказка первая: театр ET CETERA на Тургеневской площади, храм Флора и Лавра там же, правда, еще на чертежах. Но время пошло!

А пока слово профессионалам.

«Опасения по поводу такого соседства высказывались, – заявил заместитель начальника Комитета по культурному наследию Москвы В.И.Чернышенко. – Необычно это как-то. Все-таки сначала надо понять, что здесь главное – театр или храм! Судя по эскизам, представленным авторским коллективом, приоритет отдается театру. Возможность крестного хода вокруг церкви, по-моему, вообще не предусматривается. Эта диагональная дорога, ведущая мимо храма – тоже спорный момент».

Гораздо жестче смотрит на ситуацию член президиума ЭКОС А.А. Клименко:

«Что мы делаем с Тургеневской площадью, что мы делаем с городом?! Эту странную тушу, вылезающую на площадь, такого, с моей точки зрения, совершенно неприличного здания, целесообразнее как-то закамуфлировать в глубине переулка. Я уж не говорю о масштабе этой ямы – провал для входа-выхода из подземного пространства – и об этой странной триумфальной арке! Может, все-таки лучше здесь сделать спокойную зеленую зону? Мне кажется, в центре города, тем более в охранной зоне, так работать нельзя».

«К сожалению, ансамбля не получилось, – исчерпывающе, но дипломатично отметил архитектор С.Б. Киселев. – Никакого взаимодействия между двумя зданиями категорически не обнаруживается. Театр несколько напоминает своего руководителя. Такой же немножечко полноватый, наступательный и очень самоценный. Но что поделаешь. А все остальное, я думаю, образуется. Получится замечательное публичное место, где подземные пространства позволят все это как-то объединить в какой-то ансамбль».

«Получается, что рядом с храмом нельзя ничего сделать лучше, чем храм? – не согласен первый заместитель главного архитектора Москвы Ю.П. Григорьев. – Странная позиция. Это культурный центр и к нему надо относиться с уважением. Сегодня в Москве благодаря Юрию Михайловичу Лужкову создается целый ряд новых театров под конкретные личности, выдающиеся. И Калягин является выдающейся личностью. Да, он человек смелый, настырный. Но авторский коллектив, который работает с такой личностью, тоже обозначил свои позиции. Подземная стоянка здесь нужна обязательно. Выход из подземного пространства необходим.

Что касается самого здания – почему оно должно быть на что-то похоже?! Любой театр относится к категории уникальных объектов, и должен иметь свое индивидуальное лицо. В целом, мне нравится эта архитектура».

И действительно, если автопортрет, то почему он должен быть похож на кого-то?! Калягин сам ни на кого не похож, но именно за это его и любят как великолепного актера! Не очень вписывается в окружающую среду – тем хуже среде! Своим объемом и своими формами он её меняет, формируя новую.

Итак, авторский коллектив проделал, действительно, уникальную работу. В результате получилось Нечто. Но это Нечто в общем-то мало кого устраивает. Надо все-таки постараться и как-то сформировать здесь какой-то ансамбль, посоветовали коллеги авторскому коллективу.

В Москве работают замечательные архитекторы, которые, я верю, всегда найдут выход из любой ситуации. Надо ансамбль – будет ансамбль! Просто придется использовать нетрадиционные методы проектирования.

Можно по фасаду театра орнаментом пустить что-то ненавязчиво напоминающее кресты какой-нибудь оригинальной формы. Можно кровлю театра сделать в виде купола. Отлично будет, уверяю вас! Получится такой мощный храмовый театр. Провал, где выходы из подземного пространства, можно попросить Зураба Константиновича Церетели оформить в виде ада – с чертями, грешниками, сковородой…. Классно будет! Вход в будущий храм разнообразить фигурами раскаивающихся Пьеро и Арлекина? А какого-нибудь апостола изобразить с лицом Александра Калягина. Получится такой симпатичный театральный храм. Крестный ход можно пустить по большому кругу, огибая храм, а заодно и театр, и яму – по периметру квартала! Только указатели сделать – стрелочки с надписью «Крестный ход», чтобы верующие в кварталах не заблудились. Глядишь, и ансамбль получится.

Не малейшего сомнения! Я верю, они справятся. Просто надо собраться, сгруппироваться, стать на уши, и работать, работать, работать. И все будет как всегда – пытливый ум найдет решение. Какое? Какое найдет, то и будет! В случае чего коллеги подкорректируют. Московские архитекторы лучшие в России! Они выполнят и эту, и любую другую задачу!

Но невольно возникает нескромный вопрос, переходящий в недоумение – а какой идиот ставит такие задачи?!

Я понимаю, нельзя так, некорректно, не принято в обществе, которое старается выглядеть прилично, говорить о том, что нас окружает, с детской непосредственностью. Реальность надо камуфлировать вежливыми, умными и красивыми словами, лучше иностранными, потому что сама эта наша реальность, ну, такая, прости господи, некорректная иной раз!..

Но здесь проще. Конкретно и одномоментно никто не ставил задачу соединять несоединимое. Она выросла и сложилась из нескольких хороших и правильных по отдельности решений, принятых в разное время.

Со строительством первой очереди театра Калягина автоматически стал вопрос о достойном оформлении всей Тургеневской площади. В патриархии вспомнили, что раньше в Бобровом переулке была церковь. Подготовили письмо за подписью патриарха Алексия-II с просьбой её воссоздать на прежнем месте.

Может ли Юрий Михайлович отказать Патриарху в такой просьбе!

Так появилась идея воссоздания храма. Но попы наши, они тоже от мира сего, вовремя подсуетились и выступили с таким предложением – воссоздать церковь, «а для её полноценного функционирования – помещения церковного прихода, плюс помещения для православной гимназии и место для парковки автомобилей». В этом случае Тургеневская площадь как таковая перестает быть. Главному архитектору чуть дурно ни стало – в Москомархитектуре вообще предполагали оставить площадь свободной, а тут на тебе! И что не часто бывает, он, докладывая на Общественном Совете, несколько раз обозначил свое мнение и мнение Москомархитектуры. Мэр согласился с доводами архитекторов и даже слушать не стал представителя патриархии. Кто их знает, для чего им эти корпуса. Может они там сигаретами торговать собираются! Перепуганная Москомархитектура облегченно перевела дух. Тем не менее, восстановление храма остается в силе. Такое задание и получил авторский коллектив – вторая очередь театра, храм, парковки, ну, и чтобы вообще все было хорошо!

Не получается!

Ситуация на Тургеневской площади с тех пор, когда там был храм, давно изменилась. Театр уже стоит. А площадь не резиновая, и восстановленному храму там будет, мягко сказать, тесновато. А грубо сказать – во время крестного хода, если все-таки удастся выделить для этого тропинку, люди будут не воспарять в мыслях к Богу, а с опаской думать, как бы в яму не свалиться. Ну, уж, а кто воспарил и свалился, тот будет думать в зависимости от полученных травм.

Хорошо бы услышать мнение урбанистов на этот счет. Но вряд ли это возможно. На их челе печать высших забот о судьбе столицы. Они намечают новые трассы, рисуют новые кольца. Они планируют, зонируют будущее Третьего Рима. Без них в огромном городе ничего нельзя нарушить. Только вот где они?!

Как-то исторически складывается, что власть в Москве самая вертикальная. Есть главный архитектор города, но есть и самый главный, он же и самый главный строитель. И никому не надо объяснять, как его зовут. К тому же, он считает всех москвичей своей командой. А команда должна выполнять приказы. А приказы не обсуждаются. Потому и растет повсюду число чиновников, потому и сокращается число профессионалов. И даже попытаться сегодня посмотреть на ситуацию с учетом новых реалий, а не руководствуясь морально устаревшими официальными решениями, страшновато.

Но может, все-таки попросить урбанистов оторваться от их глобальных замыслов и пересмотреть эту конкретную ситуацию в интересах города, а потом поставить вопрос на рассмотрение Общественного Совета уже в аспекте градостроительном? И если, как считает А. В. Кузьмин, «у Лужкова есть градостроительная интуиция», то удастся выбрать оптимальное решение.

С одной стороны, восстанавливаем храмы, а с другой, как считает академик РАН Владимир Накоряков, «Русское население нашей страны лишь формально может считаться христианами и православными. По существу, большинство русских неверующие. Основы православной морали не входят в их плоть и кровь». Может, в этой связи вернуться, пока не поздно, к просьбе Патриархии, и пойти навстречу Церкви не формально, а с учетом интересов всех сторон. Если, действительно, для полноценного функционирования храма необходимо помещение для церковного прихода, православной гимназии, пусть даже и для парковки, то, может, поискать это место в городе и построить там и храм, и новые корпуса. А на площади ограничиться часовней и сквером. Тогда и архитекторы, вернувшись в нормальное человеческое положение, начнут работать на пользу, а не во вред городу.

Но где же урбанисты? Конечно им не до мелочей. Они со своего высока, наверное, думают: пусть, мол, кто влип, тот и встает на уши. Но ребята, нельзя же так! Без вас обсуждение проекта реконструкции жилого дома под гостиницу на углу Большой Полянки и Житной – уже прошедшего все необходимые согласования! – вообще зашло в тупик. Сам проект – не придерешься, но транспортное движение на Полянке может заглохнуть!

Зачем с завидным постоянством из всех решений выбираем не лучшее?! Может, все-таки сменить методику?

Не получается!

«Мы повторяем ту же ошибку, – взволнованно констатировал референт Л.В. Мисожников, – на таком месте ставим дом без решения градостроительной ситуации всей площади!»

Обсуждение прекращено, а наступление инвесторов продолжается. И власть радостно идет им навстречу.

На переполненной транспортом Ленинградке в районе Войковской ООО «Империал-2000» намерено втюхать 25-этажный офисно-торговый центр высотой в 130 метров с подземной автостоянкой на 580 машиномест!

Сложнейший транспортный узел! Выход из станции метрополитена, остановки общественного транспорта, маршрутных такси! Изуродованная красная линия! Масса наиважнейших вопросов просто осталась за кадром!

Несколько лет назад здесь уже пытались сделать подобное, начали строить, вылезли на федеральную трассу, спровоцировав резкое увеличение ДТП. Выбросив на ветер немалые деньги, идиотское решение пришлось отменить. Говорят, по этой причине полетел бывший префект Дёмин. И вот опять!

Где, в конце концов, наши урбанисты?! Прошел слух, что их в Москве вообще нет! Уж ни репрессированы ли?! Тогда в чем они провинились? Если они, действительно, где-то за что-то отбывают наказание, может освободить их условно-досрочно!? Пусть работают! Пусть поинтересуются у самого главного архитектора: «Юрий Михайлович, вы, действительно, одобрили это решение? Или это у вас шутки такие?! Нельзя так шутить!»

А может, за это и сидят?

«Я абсолютно уверен, что строительство в этом месте было бы грандиозной ошибкой, – считает президент РААСН А.П.Кудрявцев. – Любое увеличение нагрузки просто приведет к коллапсу. Рассуждать о высоте, объеме, архитектуре этого здания бессмысленно. Без крупного градостроительного решения с колоссальными капиталовложениями здесь ничего дополнительно сделать в принципе нельзя!»

«Кто-то когда-то допустил градостроительную ошибку, а может и преступление – выделил землю, которая находилась за красной линией, – рассуждает президент СМА В.Н. Логвинов. – К счастью помогло несчастье –начали биться машины и строительство остановили. Сейчас мы пытаемся выйти из похожего положения профессиональными методами. Очень изящный проект, и можно легко купиться на эти ясные и красивые формы. Но, мне кажется, наша задача – не только одобрять все, что предлагается руководством города, но и где-то сказать, что это чревато очень большими проблемами. А здесь очевидно – нельзя перегружать этот узел, нельзя ставить здесь такой объем и нельзя нарушать закон, который говорит, что за красной линией строить нельзя!»

«Состояние, в котором сегодня пребывает Москва, напоминает то, что пережили европейские и американские города лет 40 назад, – рассказывает генеральный директор МНИИП «Моспроект-4» А.В. Боков. – Тогда в результате сложившейся ситуации появились крупные управляющие компании, специально ориентированные на решение такого рода задач. И уже 40 лет в цивилизованных странах узловые места являются единым объектом проектирования и управляется одной компанией, которая собирает деньги из разных источников и решает все эти задачи комплексно. Это единственный путь и единственный способ. Другого нет! Большая территория разбивается по участкам, по этапам реализации, но все это имеет единый план, где ясно показаны транспортные и пешеходные потоки, на каких они уровнях, где остановки и прочее. И уже исходя из этого, как следствие, размещаются те или иные офисы, гостиницы, торговые центры и все остальное. Без решения общих задач этого узла, любые действия и рассуждения бессмысленны. Транспортные проблемы, с которыми столкнулся город, только в узлах! И если мы не будем заниматься их распутыванием, то придем к коллапсу. Сегодня, к сожалению, внятной системы контроля над важнейшими территориями у нас нет».

Архитектор А.Р. Воронцов согласен с А.В. Боковым о необходимости комплексного подхода в рассмотрении подобного рода территорий.

«На этом пятачке, – говорит он, – сошлись и долго тягались разные компании, рвали друг у друга землю и право на её застройку. Но должна быть одна! И я думаю, для реализации такой крупной программы найдутся средства, может быть, и у города, и у инвестора, и у соинвестора, чтобы не мучить этот клочок земли».

«Я не согласен, – возражает архитектор Миндрул. – У нас есть единая Московская компания. Все её прекрасно знают. И руководителя её все знают. А мы являемся структурой, которая обслуживает эту управляющую компанию, поэтому мы должны принять какое-то решение. Но как разрулить эту ситуацию? Как я понимаю, никто уже не отменит это решение, никто не выгонит эту компанию, Юрий Михайлович уже пообещал и т.д. Надо что-то делать!»

Три-четыре, стали на уши! И работать, работать, работать! В этом творческом положении можно добиться поразительных результатов! Весь мир ахнет. А чиновники всех уровней поспешат вам, дорогие архибаты, обеспечить новый фронт работ. Но, может, пусть лучше выпустят на свободу урбанистов? За что они сидят, в конце концов? Нельзя так с людьми! Не при Сталине!

«Действительно, сложнейший узел, – озадачен Ю.П. Григорьев. – И таких узлов у нас все больше и больше. Идет вал штучной застройки без учета важнейших вопросов, связанных с транспортными и пешеходными потоками. Продолжается размещение офисов в центре города, несмотря на заверения, что их там больше не будет. И кто-то все это согласовывает! Вот документы. Префектура гарантировала арендатору строительство торгового центра. Из каких соображений она гарантировала? Советовалась она со специалистами? Мы же помним этот ужас, когда перегородили Ленинградский проспект! Это было преступление! Пришлось разбирать – огромные деньги тратить!

Мы должны потребовать от института Генплана полного и тщательного анализа всей этой территории».

Наконец, удалось выяснить, что урбанисты сидят где-то в застенках института Генплана. Не исключено, что в качестве заложников.

Генеральный план Москвы – это закон! Что только с этим законом ни вытворяют! Конечно, ради общего блага дорогих москвичей и гостей столицы! То корректировки, то актуализация. Но пробок в городе все больше, а зелени все меньше, экология все хуже, а красная линия для инвестора – тот самый закон, что как сыр. Но кто-то же все это согласовывает!

Согласовывают и выдают задания, которые потом решаются при помощи акробатического проектирования.

Все чаще и чаще проектирование зданий и комплексов в сложившейся городской среде заходит в тупик. Цунами штучного строительства в столице накрывает и перекрывает плановый градостроительный подход, загоняя будущий бюджет города в страшный дефицит. Но разруливать ситуацию придется уже не увенчанным наградами Лужкову, Ресину и иже с ними, а тем, кто придет на смену. Все эти транспортные пробки, постоянные провалы грунта, экология тяжелым бременем лягут на бюджет города. И не исключено, что новая команда будет проклинать старую за этот хомут. Было много хорошего, много разного и немало плохого. Но отшумели юбилеи, и маятник уже пошел в другую сторону. В России славят лишь того, кто в данный момент у власти. А побывав во власти, нельзя не измазаться.

Что касается урбанистов, никто их, оказывается, не репрессировал и в заложники не брал. Просто они занимаются перспективным планированием. Проектируют нам коммунизм через 20 лет и даже раньше, за что им большое спасибо. Только надо честно сказать жителям и гостям Войковского района, если уж их собственная префектура сильно стесняется: «Сначала вам будет плохо и трудно, загазованно и непроходимо, а потом, когда проложат новые трассы, наступит хорошо. Потерпите! Ваши дети будут жить при коммунизме, в смысле, если доживут, то окажутся в хорошем развитом капитализме с человеческим лицом, если, конечно, не случится чего-либо непредвиденного».

Борис Тропин

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я