сегодня: 21/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 16/09/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Нация рабов

Ольга Газизова (16/09/04)

Когда мне случается ездить на метро в час пик (к счастью, это бывает нечасто), я с интересом естествоиспытателя наблюдаю картину почти апокалипсическую — наглядную картину происходящего на наших глазах социального апокалипсиса: «непонятно зачем, неизвестно на кой» жители бывшего героического города в виде озлобленного и разобщённого, но, как ни странно, хорошо организованного и идеально управляемого стада, едут «на работу». Стоит только вспомнить, из кого комплектовался пассажиропоток в метро 70-х и даже 80-х годов, как сразу же станет ясно, откуда мы ушли — и куда пришли. Главным пассажиром того времени был РАБОТЯГА, труженик народно-государственной промышленности. Он, пусть даже и находясь в подпитии, тем не менее ехал на работу вполне осмысленно и целенаправленно — он ехал в полном смысле слова работать, производить материальные ценности: ну да, он был не атомом броуновского движения общества «либеральных ценностей», но незаменимой и живой клеткой живого общественного организма (а также незаменимой деталью отлаженного государственного механизма; одно другому не противоречило). И в связи с этим он знал своё место — в положительном смысле этого выражения: даже и унижаемый «культурными» людьми (а они тогда смеялись над «пэтэушниками», воротили от них нос), он, рабочий человек, всё равно занимал вершину социальной иерархии и был, как ни крути, гегемоном. Знала своё место (но только уже в другом, сугубо служебном смысле) и так называемая «интеллигенция». Ну да, она знала своё место даже и в транспорте, потому что исполняла при человеке труда сугубо вспомогательные функции, занимая при нём скромную нишу не более чем «сферы обслуживания», и это было справедливо и правильно. Структура пассажиропотока в метро была верным отражением структуры правильно выстроенного общества. С «отдельными недостатками», разумеется, но всё-таки общества, подчиняющегося ОБЩЕЙ ЦЕЛИ. Правда, в Москве уже и тогда, в те годы, «гудок фабричный отменили» (а вот на некоторых уральских заводах, говорят, он и по сей день звучит!). И тем не менее он, этот гудок, тогда ещё звучал — звучал неслышно, но ощутимо; все охи и всхлипы нарождавшейся (и уже при рождении вырождающейся!) буржуазно-либеральной интеллигенции заглушал он, этот неслышный гудок, зовущий к станку, к целенаправленному и созидательному труду на благо Родины.

Но вот прошло всего два десятка лет, и картина радикально изменилась. Вглядываясь в социальную физиономию публики, которая едет «на работу» с томиками Донцовой и Ник. Перумова в руках, мы видим теперь не открытое лицо человека труда, а мурло коллективного мещанина, обслуживающего интересы компрадорской буржуазии и убивающего ради этого свою уникальную жизнь. «Работяг» в метро теперь практически не видно: они вымерли, как класс, ибо столичная промышленность накрылась медным тазом. Те немногие из бывших управленцев среднего звена, которым удалось присосаться к органам новой госвласти, ездят на персональных авто. Таким образом, армия пассажиров метро комплектуется теперь в основном из двух крупных соединений — во-первых, из корпуса гастарбайтеров, людей без рода и племени, этих лишённых рабочей гордости люмпенов, которые за копейки (или вообще ни за что, за чёрствую горбушку) обслуживают грязные и паразитические нужды хозяев столичной недвижимости, и, во-вторых, из корпуса гастарбайтеров иного рода, так сказать, «чистых» гастарбайтеров, то есть провайдеров-хренайдеров, маркетологов-дерьмологов и всякого рода офисных лакеев, ибо эта особая порода беловоротничковых холуёв была выведена специально для того, чтобы своей бесполезной, с точки зрения здравого смысла, деятельностью обслуживать интересы торгующих и ворующих (что зачастую одно и то же) — то есть всё тех же хозяев столичной (и всякой прочей) недвижимости. Офисные лакеи — это толстенный, но гнилой столп общества; шурша бумагами и стуча пальчиками по клавиатурам бесчисленных компьютеров разного рода фирм и фирмочек, они, трусы и рабы, сами же, своими же руками, хоронят те самые социальные завоевания, на отсутствие которых они так любят сетовать — но только дома и только шёпотом.

...Так что вот когда, некоторое время назад, неизвестные террористы взорвали вагон московского метро, в этом мне почудилось проявление своего рода предупреждения свыше. Было такое ощущение, что Господь Бог намекнул: хватит, мол, вам лакействовать, граждане, хватит вам перемещаться с места на место по маршрутам, которые определили для вас хозяева этого стада, перегоняющие вас, как баранов, с пастбища на пастбище; очнитесь, взгляните на себя, подумайте, в кого вас превратили — в «жалкую нацию, нацию рабов».

Ну да, граждане, очнитесь же наконец от этого сна разума — не дайте себе засохнуть.



Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я