сегодня: 23/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 05/03/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Интервью "Финансовое положение толстых литературных журналов" (окончание)

В. Перельман (05/03/03)

 
"Наш Современник"
Главный редактор Станислав Юрьевич Куняев

1. Как вы считаете, кто сегодня ваш читатель?

Наш читатель - человек среднего или даже ниже среднего достатка. Как правило, обнищавший с советской эпохи интеллигент: учителя, врачи, читающие военные, университетские и институтские педагоги в нашей провинции, студенты старших курсов. Те, кто был элитой, а сейчас сдвинут на задворки. Но они не представляет себе жизни без нашего журнала. В этом меня убеждает наша почта. В 90-м году, когда тираж был почти 500 тысяч, мы получали 12 тыс. писем в год. Начиная с 90-го года почта сократилась в 10 раз. А подписка уменьшилась раз в 40. Это означает, что читателей у нас больше, нежели подписчиков.

Когда мы бываем в городах и весях нашей необъятной России, а мы, может быть единственный журнал, который постоянно выезжает, мы проводим вечера в крупных библиотеках. И мы всегда спрашиваем, о журнале. В библиотеках, а библиотечная подписка - приблизительно половина нашей подписки, 5-6 тысяч, на каждый номер в течение года приходится около 10 выдач.

Пять тысяч библиотечных номеров читает приблизительно 50 тыс. человек. По сегодняшним временам громадная цифра. К этому нужно прибавить личных подписчиков. 60-70 тысяч читателей у нас есть. Ни одна книга, кроме детективов, сейчас не имеет такого количества читателей.

Аудитория по возрасту очень широкая. Конечно, основная часть, процентов 50-60 - люди пожилого возраста, от 40 и дальше. Студенческая аудитория очень хорошо принимает журнал. Я думаю, процентов 20-30 - молодёжь

2. Кто финансирует издание, какой тираж, стоимость подписки?

Тираж - тысяч 10-11. Номер стоит рублей сорок. Мы очень боимся повышать цену на журнал, чтобы не поставить подписчиков в трудное положение - иногда они жалуются, что с трудом собирают деньги на подписку. Каждое полугодие, повышаем рублей на 5 за номер. Подписных денег хватает приблизительно на 10 номеров из 12. Это 80 процентов - главный наш бюджет. В первом полугодии 5 номеров издаём за подписные деньги, на 6-й номер деньги нужно искать. И во втором полугодии на 12-й номер. Спонсоров у нас нет.

Журналы либерального направления - "Новый мир", "Октябрь", "Знамя", "Дружба народов" - до последнего времени имели гарантию, что денег на всё хватит, потому что им помогал "Фонд Сороса". Последние два года Сорос от них отказался.

Мы нашли выход из положения. Он достаточно элегантный, хотя требует больших усилий. Я иногда высокопарно говорю, что мы журнал великой русской провинции. В 95 году нам помог выйти из финансового тупика Аман Тулеев - нынешний губернатор Кузбасса. Он приехал в редакцию и предложил сделать "Кузбасский номер". Опубликовать 15-20 писателей Кузбасса и Кемерова в одном номере. В 95 году мы издали такой номер.

И вдруг оказалось, что главы других областей тоже хотят дружить с писателями. Появилось предложения из Орла, Вологды, Белгорода, и мы поняли, что два номера в год можем посвящать регионам - эти номера губернаторы наполовину оплачивали. Мы научились зарабатывать деньги, чтобы закрыть прорехи. И делаем так уже 7-8 лет.

Сейчас у нас очередь. Так мы решаем и проблемы региональной культурной жизни и проблемы подписки. Когда мы издаём региональный номер, в договор включаем пункт, что о выделении специальных денег на подписку - приблизительно, на 100 библиотек.

За 7-8 лет мы увеличили библиотечную подписку в регионах, нарастили читающий слой.

Это было очень непросто, но мы научились так работать. Ни один журнал такого не делает. Иногда пытается делать "Москва", но очень периодически. Даже у "Нового мира", у "Знамени" - этих гигантов - подписка сейчас меньше, чем у нас. Мы на первом месте по подписке.

3. Как повлияло закрытие гуманитарных программ Сороса в России на положение толстых литературных журналов?

Когда Сорос два года назад прекратил финансировать примерно 30 процентов библиотечной подписки, а это много, то они сразу почувствовали себя очень неуютно. Это был маленький дефолт для них. Они жили в тепличных условиях и сейчас им труднее чем нам. Надо крутиться, а крутиться они не научились пока что.

4. Считаете ли вы финансовое положение издания удовлетворительным, хорошим, тяжёлым?

Финансовое положение напряжённое.

5. Каким вам видится будущее издания, где и как, по вашему мнению, следует искать деньги на журнал?

Наши русские предприниматели, даже богатые, ещё не доросли до понимания и до практики.

Откуда всегда на культуру находятся деньги? В Америке целая куча фондов. Фонд Рокфеллера, фонд того-то, того-то. Лет 12 назад я был в самом крупном американском литературном журнале - и главный редактор сказал, что для него не имеет значения, сколько подписчиков, и читателей. На каждый номер приходят деньги из фонда.

Может быть, мы сами не очень хорошо искали. Пока шёл передел собственности, то, другое, им было не до нас. Если стабильность наступит, мы начнём искать такие пути. Чуть-чуть они намечаются. Вчера у меня был человек, занимающийся нефтью, достаточно влиятельный. Любит наш журнал, читает. Он обещал, что познакомит меня с нефтяными магнатами, насколько он это сможет сделать, чтобы я рассказал о культурной жизни, о наших трудностях. Если получится - это будет первая ниточка, к большому бизнесу - конечно, будет легче.

Нужно чтобы все наши новые русские поняли, что их дети должны жить не в дикой, колониальной, а в культурной, развитой стране, и для этого нужно культуру поддерживать.

О государстве. После дефолта 98 года нам не хватило денег на два номера. Министерство Печати, как бы я не относился к его руководству, откликнулось на наши отчаянные письма - дали единовременную помощь на издание одного номера. Тогда мы спаслись. Потом ещё небольшие деньги они нам и другим журналам перечисляли. В этом году они, кажется, прекратили помощь.

Ещё я должен поблагодарить Министерство Культуры, Швыдкого. Он государственный человек. Год назад они предложили, поскольку Сорос оставил журналы, финансировать часть библиотечной подписки. Это касалось и "Нашего современника" и других журналов. В истекшем и в 2003 году Министерство культуры, финансирует 800 библиотечных подписок на всю Россию. Это большая помощь - почти 10 процентов нашего тиража.

Сотрудничество с издательствами у нас одностороннее. Иногда приходят представители издательства и просят показать, что мы печатали в этом году. Так они находят авторов, чтобы издать. Так что мы им оказываем помощь, а не они нам. До помощи журналам они ещё не доросли. Издательства ещё не столь крепко стоят на ногах. Преуспевают те, кто занимается "лотошной" литературой, но им не до нас. А с такими издательствами, как "Молодая гвардия", которая сейчас встала на ноги нужно иметь контакты.

6. Считаете ли вы возможным частичное или полное изменение политики, идеологии, журнала, если от этого будет зависеть его финансирование?

Наши идеология и политика зависят не от нашей воли, а от круга авторов, которых мы печатаем. Популярность нашего журнала обеспечивают Распутин, Белов, Бондарев, Кара-Мурза, Шафаревич, Кузнецов, Личутин, Проханов, Кожинов. Этим людям идеологию не навяжешь. Наша идеология складывается из того, что они напишут. Мы - связь между читателями и нашими авторами, посредники, инструмент.

Если появится финансист и попросит изменить идеологию, мы не сможем. Допустим, он предложит нам миллион - и скажет: "Напечатайте Пелевина". Нет. Я не буду ни за какие деньги печатать. Идеологией не торгуем.

7. В Интернете есть "Журнальный зал" - коллективное представительство большинства толстых журналов. Возможно ли объединение всех толстых литературных журналов в одно или два издания?

Мне бы хотелось, чтобы этот пул существовал. Вопрос жизни и смерти для нас выше идеологии. 1-го декабря мы получили новые расценки за аренду. Она увеличивается в 10 раз.

Если мы будем послушно платить, журнал должен умереть.

Мы от своей идеологии не отказываемся, но будем объединяться за жизнь журналов с кем угодно. С Чуприниным в "Знамени", с Василевским в "Новом мире".

Несмотря на наши разные идеологии, это дело общее. Я хочу, чтобы мне было с кем конкурировать, спорить, чтобы литературная жизнь продолжалась. Мне не нужно, чтобы какой-нибудь из журналов умер".

Я предложил Серёже Чупринину: "Давай поговорим - я с главными редакторами патриотических журналов, а ты со своими, и если мы выработаем общую платформу, обратимся к правительству, президенту, Лужкову".

Я готов на эти компромиссы. Без нашей общей воли по этому вопросу мы просто не обойдёмся. Такое тактическое объединение на данном этапе я считаю необходимым и неизбежным.

8. Одни считают толстые литературные журналы российским феноменом, другие анахронизмом, сохранившимся со времён империи и тоталитарного государства, третьи важным инструментом литературной и общественной жизни. Если толстые журналы всё же исчезнут, куда будут делегированы их функции, какие институты, структуры, образования будут выполнять их роль; или толстые журналы сохранятся несмотря ни на что?

Они не исчезнут никогда, потому что наш читатель не исчезнет никогда. Литература же держит массовое сознание. Телевидение держит массовое сознание на 98 процентов, но на 2 процента - самых думающих, интеллектуальных - держит литература. Эти 2-3 процента всегда будут существовать. Для них нужна эта пища. Они - залог нашего бессмертия.

Поверхностные формы культуры, масс-культура - не заменят толстых журналов. Ни одно великое государство, ни один великий народ на этом продержаться не может.

Интернет - это же великая всемирная помойка. И какая часть нашего населения связана с интернетом? Даже я не связан. Сайт есть, но я в него не заглядываю. сколько бы запросов в интернете не было, они только подтверждают нашу удачу или неудачу.

Я долго сомневался, стоит ли делать сайт, даже боялся, что это отвлечёт часть читателей, но потом вижу, что это разные аудитории и успокоился. скорее это привлечёт молодёжь.

Интернет не заменит журнала, потому что чтение - это процесс. Это образ жизни. От него отказаться нельзя. Чтение с монитора - совсем другое чтение. Эпоха Гутенберга ещё не прошла.

В. Перельман

Интервью "Финансовое положение толстых литературных журналов".

 
"Москва"
Главный редактор Леонид Иванович Бородин

1. Как вы считаете, кто сегодня ваш читатель?

У всех журналов разных направлений читатель примерно один по возрасту - от 40 и далее. Состояние это, я думаю, временное. Так или иначе, аудитория будет молодеть. И наш читатель тоже самое - от 40 и старше.

Процентов на сорок - это техническая интеллигенция. На 80, даже на 90 процентов - это провинция - то есть не Москва и не Питер. Также как и авторский состав, по меньшей мере, на 50-60 процентов - провинция.

Уровень доходов невысокий, безусловно. Сейчас в основном наши тиражи библиотечные. Читателей подписчиков малый процент. А в библиотеках, кто читает? Те, кто не может подписаться. Хотя я имею отклики и от людей обеспеченных, но это именно случаи, которые легко посчитать, а в основном - это средне и плохо обеспеченная часть населения.

2. Кто финансирует издание? Каков тираж, стоимость подписки?

За 10 лет я в альянсы с политическими силами не вступал, с бизнесменами не общался. Я существую только собственными усилиями.

Тираж плавающий. В среднем, сейчас мы до 7 тысяч добираем с натяжечкой. Добираем почему? Потому что уже 2-й год Министерство Культуры закупает у нас 200-300 номеров для библиотек. Раз в год Министерство Печати подкидывает нам немногим более трети стоимости одного номера. Мелочёвка, но приятно, всегда бывает, не хватает именно мелочи, чтобы завершить дело.

Наш магазин плохо ли, хорошо ли, но прибыть даёт, за счёт того, что в нём собрана элитарная литература. Элитарная в духовном смысле.

Мы сами издаём книги - нашли не занятую нишу - это русские консервативные мыслители рубежа 19-20 веков. Мы открыли несколько новых имён. Сегодня их цитируют Они пошли в оборот. Это наше большое дело - мы его продолжаем.

Прибыль от книгоиздания не та, на которую можно разбогатеть, но позволяет хоть как-то платить зарплаты и гонорары. Последний момент - аренда - сдаём часть помещения ветеринарной аптеке. Вот все наши источники доходов.

И сам журнал что-то даёт. Основная сумма всё-таки журнальная. Стоимость журнала сейчас мы подняли до 40 рублей. У нас был самый дешёвый журнал, но мы поняли, что это пижонство совершенно ни к чему. На перехлёст других журналов не пошли, но, подняли до 40.

Подписка в основном библиотечная, но, где бы я не был, а поездок 15 в год у меня бывает, и встречи в библиотеках проходят в первую очередь, везде, показывают зачитанные журналы. Соответственно, прибавьте к подписке ещё тысяч 9-10 читателей. Количество читателей больше чем тираж.

3. Как повлияло закрытие гуманитарных программ Сороса в России на положение толстых литературных журналов?

Раз он им помогал, значит, большее количество людей могло прочитать. Если строго в этом смысле, то ради бога. Влиял ли он на издательскую политику? Думаю, едва ли.

Суммы были приличные и количество тиража было существенно. Как только Сорос ушёл, они по тиражам сравнялись с нами. Тиражи либеральных журналов уменьшились.

Должен сказать, что к нашему удивлению, неожиданно, некоторые наши книги - "Консервативные философы России" - Сорос у нас тоже закупал. Раза 2 или 3 они закупали наши книги.

4. Считаете ли вы финансовое положение издания удовлетворительным, хорошим, тяжёлым?

То тяжёлое, то плохо удовлетворительное.

Каждый раз перед зарплатой начинаем считать. Сейчас Новый год. Хоть какие-нибудь премии нашим авторам дать надо. Хоть половину 13-й зарплаты дать надо.

Если говорить о зарплатах и гонорарах - оно неудовлетворительное. Если говорить о состоянии журнала, то он строго периодичный. Мы ни разу не издали двойной номер. Даже в дефолт - ни разу. Журнал выходит почти в одни и те же дни каждого месяца. То есть, процесс отлажен. Процесс удовлетворителен.

5. Каким вам видится будущее издания, где и как, по вашему мнению, следует искать деньги на журнал?

Я думаю, для толстых литературных журналов деньги нигде не валяются. Искать их можно по-разному. Например, газета "Литературная Россия" вступила в контакт с правителями Якутии, Севера. Издаёт шикарные издания для них и соответственно этим поддерживает своё.

Второй путь - которым пользуются "Наш современник" и "Москва". "Наш современник" - регулярно чуть ли не через месяц, а мы два раза в год.

Работаем с регионами, где солидная культурная традиция, которая может нам дать достаточно хороших материалов в номер. Мы делали "Иркутский номер", осенью делали оренбургский - там очень сильная писательская организация, большая работа с молодёжью ведётся.

Сейчас издаём кемеровский декабрьский номер. У Кемеровской области юбилей в январе. И в связи с этим мы издаём их номер. Но мы делаем это 2 раза в год.

Когда мы издавали оренбургский номер они у нас купили 300 экземпляров. Мы это прибавляем к тиражу. С Кемерово раза в два больше.

Это тоже способ финансовой поддержки.

Мы не связываемся с политическими партиями потому что как бы ни были корректны условия договора, рано или поздно деньги начинают за себя говорить. Тем более, когда подойдут выборы, не избежать втягивания в политическую ситуацию, а мы стараемся от неё держаться в стороне.

Финансово крепких общественных организаций - не знаю таких.

Что касается олигархов, богатые люди, хотя это и не мой опыт, редко дают деньги просто так. Может быть какой-то разовый случай, на основе личных контактов, симпатий - такое бывает. Но просто так прийти к Потанину или Дерипаске - безнадёжно. Переживёшь эпизод унижения и не более того. В этом плане пока не видно перспектив.

Но ситуация меняется. Лет 8 назад в регионах была одна ситуация с местными издательствами. Но до местного начальства дошло, что с интеллигенцией полезно и нужно дружить. И во многих регионах журналы издаются качественнее наших, тиражами больше московских.

В перспективе, возможно, и крупные меценаты снизойдут до понимания того, что традиционные формы русской культуры, а журнал - это именно русская традиция, не имеющая аналогов - надо поддерживать.

Перспективы в господдержке не вижу. Настолько, по-моему, тяжко наше всеобщее состояние.

Смута продолжается. У нас ещё негосударственное состояние, государственное бытие не установлено, только-только прорезывается. Надеяться на государство пока бессмысленно.

Крупные издательства? Поговорите с любым из них, каждый скажет, что у них ситуация тяжёлая, даже из короткого общения видно, что нет, хотя недавно кто-то сказал, что в последнее время книжный бизнес чуть ли не самый выгодный.

В перспективе, возможно, появятся спонсоры и прочее, такая надежда есть.

6. Считаете ли вы возможным частичное или полное изменение политики, идеологии, журнала, если от этого будет зависеть его финансирование?

Нет. Я уйду. Частично не бывает. Мне трудно представить, что значит "частичное". Изменения, значит изменения.

Если будет стоять вопрос о жизни и смерти самого журнала и я пойму, что другого пути нет, я предоставлю место тому, кто сочтёт это для себя возможным. Есть люди - мастера компромиссов. Ему поставят условия - он из них половину выторгует в свою пользу. Я такой способностью не обладаю. Поэтому, в ситуации, когда жить или не жить журналу, меняться или не меняться, я скорее всего просто уйду. Спрос на это место есть.

Плохо ли хорошо ли - у нас совершенно независимый журнал и его политическая, публицистическая часть полностью соответствует моему отношению к действительности. Я в этом отношении единоличен. Хотя если, скажем, в прозе мне что-то не понравилось, а всем понравилось, я уступаю, мало ли что - вкусы разные.

7. В интернете есть "Журнальный зал" - коллективное представительство большинства толстых журналов. Возможно ли объединение всех толстых литературных журналов в одно или два издания?

Нет. Я таких журналов не знаю, которые могли бы соединиться. Может быть "Октябрь" и "Знамя"? Сомневаюсь. Что "Новый мир" с "Нашим современником" не соединиться - это и говорить нечего. Это очень маловероятно.

Объединение усилий - да, безусловно. Ничего зазорного в этом нет. Но я не помню пока ни одной такой акции. За исключением того, что когда Сорос отказал им, они все обратились в Министерство Культуры за помощью. А так чтобы все литературные журналы сошлись бы на каком-нибудь одном предложении, в практике такого ещё не было.

8. Одни считают толстые литературные журналы российским феноменом, другие анахронизмом, сохранившимся со времён империи и тоталитарного государства, третьи важным инструментом литературной и общественной жизни. Если толстые журналы всё же исчезнут, куда будут делегированы их функции, какие институты, структуры, образования будут выполнять их роль; или толстые журналы сохранятся несмотря ни на что?

Я думаю, что может быть резкое сокращение журналов, но кто-то выживет всё равно. Сокращение и так произошло, особенно в провинции - многие журналы исчезли. Но кто-то выживет. Сохранятся два журнала - значит сохраниться традиция.

Я не вижу таких ведомств, учреждений, которые могли бы взять на себя эту функцию.

Журнал либо есть, либо его нет.

Интернет? В дальнем фантастическом будущем, которое возможно и не так далеко - всё может быть, но в зримом мной будущем, которое поддаётся воображению, толстые журналы будут существовать.

Если издательства, которые сейчас используют толстые журналы для поиска интересных произведений, начнут осуществлять этот отбор сами - ради бога, но им это будет гораздо сложнее. Потому что всё-таки периодичность журнала - это раз. Во-вторых, что такое журнальная проза? Ведь она неоднокачественная. Мы даём массу. Из этой массы издательства выбирают. Если издательства завалят тем потоком, который проходит через журнал, который мы тащим на себе, - это изменит не только их режим работы, но и саму форму их бытия.

Любой журнал - не просто отбор качественной литературы. Это своеобразный срез культурной жизни, видимой с определённой стороны.

"Новый мир" это так-то видит, "Знамя" - так-то, мы - так-то, "Наш современник" - немного по-другому. Из этой мозаики вырастает, в общем, достаточно полная и достойная признания концепция нашего культурного бытия. Поэтому, сохранившись, два журнала всё равно сохранят традицию. Я думаю, что традиция не исчезнет.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я