сегодня: 20/09/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 19/04/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Лаборатория слова

Пусть наше непонимание будет более точным
Краткий польско-русcкий словник

Василий Ширяев (19/04/10)

Rosja – Россия, а Ruś – Украина в составе Речи Посполитой. «Россияне» – польское погоняло.

rozum – ум. Отсюда поговорка «ум за разум зашёл», то есть человек забыл, где каким языком говорить.

czyn – поступок. В польском czyn – что человек делает сам, а в русском – то, что с ним делает общество.

smutek – грусть, маленькая смута. Немецкое bunt вошло в русский язык во время первой Смуты. Слово rozruchy («смута» по-польски) вошло в русский язык во время следующей Смуты. Детское слово «замут» тоже видимо польского происхождения.

czas – «время». Пословица «делу время – потехе час» в этой связи звучит более современно.

nieskładno – неудобно. Лад – это гармония, а «доба» – время, пора. Отсюда слово «надо», при Пушкине бывшее вульгарным. Что нескладно, нескладно всегда, а что не ко времени сейчас, может оказаться ко времени через пару минут.

rozkosz – удовольствие. «Удовольствие» тоже польское слово от выражения do woli, достаточно. В удовольствии нет ничего черезмерного, это собственно достаток, мера. Роскошь – изобретение бедных людей, для которых недостаток является нормой, а достаток = излишек.

wesele – свадьба. Русское «свадьба» от «свой» и значит «сделаться где-то своим». «Свобода» – «быть где-то своим». Поэтому в слове «свобода» никакой свободы собственно нет. Это просто иная форма принадлежности. Поэтому дядя Фёдор на вопрос «Чей ты, мальчик?», уточняет: «Я ничей, я свой собственный».

rodzina – «семья». «Семья» однокоренное английскому home. В других славянских языках слова семья нет. Слово «семья» указывает не на кровнородственную связь, а на взаимную (а также невзаимную) принадлежность, как сказали бы в веке Х1Х – «крепость». В недалёком прошлом – «прописка». Это соответствует римскому familia, то есть совокупности рабов и детей на положении рабов, домочадцев, челяди.

mieszkać – жить; мешкать – odwlekać; отвлекать – odwracać; отвращать (в смысле внушать отвращение) – wzbudzić wstręt. Тут уже, где требуются комментарии как для польского, так и для русского слова. В польском точнее, потому что mieszkać – это «находиться в месте» (не обязательно в городе), а «место» – древнее слово от «мета» (предел). Поэтому русское «не мешкай» значит «не полагай себе предела». Это идеология кочевника.

mieszkanie z wygodami – квартира с удобствами. Выгода по-польски – korzyść, древнее слово обозначающее содранную шкуру, кору (метафора или метонемия?). В слове mzda тоже ничего такого нет, это просто зарплата.

żałoba – по-русски переводится немецким словом «траур», или «скорбь», кстати однокоренное слову «корысть», передаёт ощущения человека, с которого снимают шкуру. Отсюда же русское «покорить» – спустить шкуру.

poczet – «отряд», а не «почёт». У меня есть сомнения, что польское poczet восходит не к «чтить», а к «чета», что с ударением на первом слоге означает не супружескую пару, а партизанский отряд. Слова эти в конечном счёте однокоренные и связаны с понятием числа. В польском смысл конкретен: «Сколько вас?» Русское «почёт» только подразумевает многочисленность большого человека, а собственно выражает положение маленьких людей перед тьмою (многочисленностью).

obywatel – гражданин, а mieszczanin, то есть собственно гражданин-горожанин, житель места – это обыватель. Это понятно. У нас граждане – это жители городов, которых насчитывается ровно 2, а бывающие о – быдло. В Польше наоборот, в городах жили в основном żydy, а поспольство жило вокруг, в своих маёнтках.

ochotnik – доброволец; охотник – myśliwiec (то же «истребитель»). «Охотник» в смысле «охотник» позднейшее изобретение, времён псовых, грибных и иных охот. Тут есть некая насмешка: охота видемо обозначало то, чем барин занимался кроме службы, а холоп кроме барщины.

15 копеек – один злотый, русско-польская монета (1838 г.)

zakon – монашеский орден. W zakonie – окончательно принявший постриг. То, что по-русски закон понимается как уклад жизни, естественное право, показательно.

szczyt – верх. Горные вершины у нас называют пиками, а у них щитами. Исходное значение «верх» преобразовалось в русский щит и производные («защита», «Щит и меч»), потому что щиты у славян были херовые, рабочей его частью был металлический умбон («пупок») в центре щита.

szczęka – челюсть. Известно, что названия частей тела ползают по телу как вши. Щека первоначально – это челюсть, челюсть – уменьшительное от чело, хотя говорят челюсти людям сейчас делают из рёбер.

nagły – внезапный. Сущность наглости – это скорость, а не похабность, как думают дети.

płochy – легкомысленный (чаще о женщине). В сущности płochy (ср. русское «врасплох») выражает внезапность и быстроту (ср. оттенки значения слова «борзой»), также как и nagły. Плохой по-польски – zły или kiepski, скомканная форма от chłapski. По-русски «зло работать» – хорошо работать.

szlachetny – по-русски не переводилось и означало «общедворянский», чтобы не различать бояр и детей боярских. Местничество и всё такое. Правильно перводится «благородный».

uczciwy – не «учтивый», а «приличный». Польское слово точнее выражает вежливость, вербальный момент. Русское слово подчёркивает визуальный момент, то, что «идёт к лицу». А это момент всё-таки если и не второстепенный, то трудноуловимый, см. поговорку «молодцу и сопли к лицу».

gładkość – красота. Тут разница между осязанием и зрением. Красота от «крада», чего руками не пощупаеш. «Гладкий» в смысле красивый очень часто, отсюда фамилия Гладышев.

urok – «обаяние». В польском более древний корень «речь», в русском менее авторитетный корень «баять»―«болтать». Обаяние – умение разговаривать, урок – приказ.

upiór – призрак; упырь – wampir. Upiór считается заимствованием из восточнославянского, связано не с «пить», а с «парить», «перо». Поэтому тут возможны толкования, с одной стороны «упырь» существо баснословное и кровь реально пьют только бойцы скотобоен, с другой стороны призраки вполне могут явиться, чего не бывает.

pieczeń – «жаркое», логично от глагола «печь», печень будет wątroba, а утроба – łono, а что такое собственно «лоно» даже Пушкин сомневался. Неужели восточные славяне питались одной печенью?

kołduny – это пельмени; колдун – czarownik. Отсюда пьеса Котляревского «Москаль-чарiвнiк».

wymagać – требовать; вымогать – wymuszać от немецкого müssen. В польском это слово от понятия «должного», человек вымогает должное, а в русском – возможное (от «мочь»). Цена не зависит ни от издержек, ни от затрат, а только от того, сколько клиент может отдать.

wymysł – ругательство. Впрочем «вымысел» тоже будет wymysł. Тут условность бранной лексики, хотя в России есть склонность воспринимать её буквально.

wiadomość – сообщение, message. Так называлась первая русская газета. Из-за того, что русские газеты всегда были очень скучными, «ведомостью» сейчас называются списки лиц с зарплатой.

nie wolno – нельзя; невольно – mimo woli; po woli – медленно. Нельзя – в корне значит «не легко». Польское trudno на русский переводится как «надо». В таком значении «трудно» есть у Глеба Успенского. Невозможность объясняется в польском отсутствием воли, а в русском – обстоятельствами. Trud – занятие более-менее неприятное.

woń – благоухание; вонь – smród. Для приятного запаха нашлось только церковнославянское и латинское слово, поэтому духовность – это просто запах человека, «русским духом пахнет». Это или ирония или по свидетельству парфюмеров «от вони до благоухания ещё ближе чем от великого до смешного». Также «простое человеческое тепло» было неметафорой, когда было холодно и отсутствовало паровое отопление. Когда рискуешь замёрзнуть, запахом человека можно пренебречь. А когда появилось отопление, появился и запах человека как феномен, а «простое человеческое тепло» стало метафорой.

klęczać – стоять на коленях. Klątwa – проклятие. Разве можно верить тому, что говорится, стоя на коленях?

głaz – камень; глаз – oko. Камни видемо считались глазами бога: «всевидящее око» и т.д. Выражение «сердце как камень» по-польски звучит serce jak głaz. Glesum встречается у Тацита.

pogrom – польское слово, которое в американских словарях почему-то описано как «русское». Вересаев-Смидович методично заменял «погром» москализмом «разгром», от чего его тексты выглядели как переводы с древнегреческого.

Katyń – видимо стяженная форма женского рода от слова kat.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.