сегодня: 20/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 25/11/2002

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Артефакт. Тюменский самиздат.

Владимир Медведев (25/11/02)



В связи с имевшей место в «Топосе» дискуссией о маргинальности, смею предложить вниманию читателей статью, посвященную одному из самых маргинальных жанров творчества - выпуску самодельной прессы. Это небольшое исследование будет проведено на подручном материале, а именно на самодельных журналах конца 80-х - середины 90-х гг., выпускавшихся в г. Тюмени, которые удалось найти. Для удобства будем считать, что сохранились самые лучшие и достойные упоминания номера и издания, потому что их жалко было выбрасывать. (Хотя, с другой стороны, лучшие гибнут в первых рядах.)

Самодельные журналы вообще можно условно разделить на три категории - тусовочные, литературные и рок-музыкальные. Самиздат выпускаемый в г. Тюмени практически весь, был посвящен, или имел какое-то отношение к рок-н-роллу (или вернее к сибирской разновидности панк-рока). Именно эта музыка послужила объединяющей идеей, вдохновившей на реальное выражение собственного отношения к жизни, какой является журнал.

Интересно, что расцвет самиздата в Тюмени, приблизительно совпал по времени с «книжным бумом». Это наводит на мысль составить таблицу политических событий происходящих в стране и в самиздате чтобы убедиться, что никакой связи между ними нет.

Первым тюменским самиздатовским журналом считается «Проблемы отоларингологии», выпущенный в 1985 г. талантливым поэтом и писателем Мирославом Немировым под впечатлением от посещения Ленинградского рок-фестиваля и от знакомства с тамошним самиздатовским журналом « Рокси». Автор объяснял название так: «Ухо - чтобы слушать, горло - чтобы пить портвейн, а нос - вынюхивать что-нибудь интересное» Тираж составил где-то около семи экземпляров. Большую часть занимала статья Немирова о Майке Науменко, с массой различных измышлений и детальным разбором текстов. Объем журнала составлял около ста страниц машинописного текста. Лично сам я этого журнала не видел, но его стоит упомянуть как самый первый.

Следующий выпуск журнала назывался «Сибирская Язва» и был в основном посвящен местному панк-року. Он был выпущен в декабре 1987 г., создателями были Роман Неумоев, Мирослав Немиров и некто Селиванов. Содержание его было в целом традиционно для такого типа журналов. Необычно скомпонован материал, журнал состоит из двух больших статей: «Новости этой весны» и глобальное, на 25 страниц, интервью(?) друг у друга «Панки в своем кругу». Эти два основные материала были разбиты на части, между которыми вставлялись материалы представлявшиеся не столь эпохальными.

Журнал открывался «Общими новостями». «Общие новости» представляли собой хроники выступлений группы «Инструкция по Выживанию» в Тюмени и в Свердловске. Далее следовала перепечатка статьи из московского самиздатовского журнала «РИО». Темы, почему-то заинтересовавшие редакцию, вероятно актуальные и для Тюмени.

    1) выступление в сельском ДК группы «НИИ Косметики» с новой программой «Военно-половой роман»,
    2) совместное выступление «НИИ Косметики» и «Нате!» с последующим прибытием милиции,
    3) выступление группы «Веселые Картинки» закончившееся появлением «люберов», которые представляли в то время довольно серьезную проблему в Москве.

Следующая часть «Новостей этой весны» посвящалась описанию уличной акции «Инструкции по выживанию» под названием «Быстрая жизнь в городе Урюпинске во все времена года в условиях обострения классовой борьбы», закончившееся арестом Мирослава Немирова за попрошайничество и его рассказу о том, что происходило с ним в милицейских застенках.

«Новости этой весны» переходящие в «Новости этого лета», посвященные, в основном, появлению Коли «Рок-н-ролла» и его соратников, а также событий с этим связанных, которые, в свою очередь, плавно переходят в материал «Инструкция» после разгрома», выполненный в необычной форме письма неизвестному другу в котором рассказывается о том что происходило осенью и в начале зимы 1987 г. (С «Инструкцией по Выживанию», естественно.)

В стиле «соц-арта» выполнена следующая публикация - «Доколе!». Она написана как пародия на «возмущенные письма» читателей в советские газеты.

Далее идет «Панки в своем кругу». Большое интервью, или вернее сказать беседа, выражаясь по-научному - полилог, потому что непонятно кто у кого берет интервью, но читать, в целом, интересно. В качестве приглашенного гостя, повода для беседы присутствует Егор Летов, то ему, то друг другу задают вопросы и отвечают на них: Роман Неумоев, Артур Струков и Юрий Шаповалов. Беседа идет совершенно о самых разных не связанных между собой вещах: об алкоголе, о рок-музыке, о демократии и тоталитаризме, об искусстве и неискусстве и т.д. Для удобства читателя, чтобы не слишком надоедало одно и то же, интервью разбито на три части. После первой - перевод из рок-энциклопедии об Игги Попе. Для иностранных названий оставлены пробелы, иностранные слова вписаны авторучкой.

Интервью с музыкальным обозревателем газеты «Вечерний Талин» Николаем Мейнартом о перспективах развития отечественного рока, концепция поколенческой культуры, возможность повторения 37-го года и о роке, как носителе идей(!). Мейнарт говорит о рок-музыке как о явлении в терминах социологии.

Далее опять интервью «Панки в своем кругу». Оно прерывается рубрикой «Критика», где Роман Неумоев пишет «Разгромную статью» (как один из способов привлечь внимание к альбому которого нет), где делится мыслями по поводу песенного творчества своего соратника «по формейшн» Кирилла Рыбьякова.

После неизвестно откуда взятых зарубежных новостей - последняя часть интервью. Беседа заканчивается выводом Летова о том, что панком можно считать что угодно, хоть музыку, хоть перфомансы художников-концептуалистов, хоть игру на губной гармошке, но как только возникает какая-то четкая, эстетическая система правил и взглядов - это искусство превращается в «попс».

В принципе, на примере этого журнала уже видны типичные черты «самиздатовской прессы», но для научной достоверности подробно рассмотрим еще и следующий номер журнала, в котором эти особенности проявились еще ярче.

Он называется уже «Анархия». Как объясняет Роман Неумоев, его редактор, «в связи с зависимостью от состояния отношений с властями». Интересно, что пронумерован он как №17. Очевидно, сказалось увлечение редакции московским квазикультурологическим журналом «Сморчок», нумерующимся подобным образом «строго как попало» «для забивания компьютеров КГБ ложной информацией». Влияние «Сморчка», возможно, проявилось и в размещении в качестве «передовой» статьи эссе Германа Гессе «Своенравие». (Редактор «Сморчка», Сергей Жариков, обладал большой библиотекой книг начала века, и часто включал фрагменты трудов русских философов, году к 1985 совершенно забытых. Правда, воспринималось это обычно как «стеб».)

В журнале появляются забавные псевдонимы, типа П.И. Здюков.

Интересно обстояло дело с иллюстрациями. Для них было оставлено место на странице, но сами фотографии отсутствовали. Зато шли очень подробные подписи. «Московская улица. Мужик в телогрейке, кирзовых сапогах и ватных штанах. Под мышкой держит начищенный до блеска самовар. Увидев постового испуганно останавливается и не знает как ему быть дальше». Или другая. «Ромыч идет по заброшенной дороге спиной к объективу. Держит противогаз за шланг, маска волочится по земле. Над горизонтом стоит темное облако. Шапа задумчиво смотрит ему вслед. Не слышно ни единого звука. На обочине собака, морда задрана вверх, глаза полузакрыты. Воет. Солнце садится.»

Тираж этих изданий составлял 5 или 6 экземпляров, сколько можно напечатать на машинке через копирку, хотя, по слухам, они еще и допечатывались в Москве, а некоторые статьи выходили в других самиздатовских журналах.

Итак, уже в этих №№ можно увидеть те характерные для самиздата черты, которые делают его особым видом творчества. Во-первых, это мифотворчество. Предметом мифологизации становится как действительность, так и сознание читателя, да и сам автор, который в некоторой степени пересоздает мир, давая свою собственную интерпретацию событий, которых возможно даже и не было. Ответственности за достоверность информации он никакой не несет. (Мой журнал - что хочу, то и пишу.) Вторая особенность - формотворчество (или «формопластика»). Не имея никаких ограничений, предметом творчества становится сама форма журнала, компоновка статей, размещение фотографий, даже примечания «от редакции» и сноски, даже те имеют определенное искусственное (от слова «искусство») значение. Возможно, свобода выражения в этих двух направлениях и является основными причинами отличия «самиздата» от «официоза».

Этими тремя журналами естественно, тюменская андеграундная пресса не исчерпывается. Интересно, что, хотя Тюмень город и сравнительно небольшой, самодельных журналов, в основном, посвященных рок-музыке выпускалось довольно много. Поменьше, конечно, чем в Москве, но больше, чем обычно в городах такой величины.

В следующий период времени андеграундная пресса вышла уже на более высокий технический уровень, который связан с появлением холявных копировальных аппаратов. «Ксерокс» стал более доступен, что дало возможность печатать не только текст, но и иллюстрации, зачастую ужасающего качества, но как в настоящем журнале. Тираж стало возможным увеличить до 10, а то и больше экземпляров.

Самиздат Тюмени, в этот период представляет собой довольно широкий спектр изданий, начиная от чисто информационного «Темень», заканчивая чисто изобразительным, почти без текста «Военно-медицинским журналом».

Кроме перечисленных двух выходило еще несколько других журналов: «Красный рок», «Темень», «Буэнос-Айрес», «Немировско-Бакулинский вестник», «Ништяк» и «Чернозем», а также рок-газета «Все путем». Сюда же можно отнести и ишимский журнал «Андерграунд», получивший некоторую известность, благодаря описанию событий происходивших в Тюмени на фестивале Леворадикальной и Альтернативной Музыки и сумевший представить крупным событием следующий за ним рок-фестиваль со странным (психоделическим?) названием «Белая Поляна».

Можно упомянуть также журнал тусовочно-эстетической направленности с уклоном в сторону феминизма под названием «Лесбийские истории», которые выпускала студентка Института культуры Татьяна Григорьева, по примеру своего мужа, Дмитрия Никифорова, выпускавшего «Чернозем».

Встречаются также упоминания о журналах «Порожняк» и «Новости невропатологии». Что это было - сказать сейчас трудно, т.к. от них остались одни упоминания.

Рассказать о всех этих журналах так же подробно как об «Анархии» и «Сибирской Язве» слишком сложно, во-первых из-за недостатка места, во-вторых, потому, что многие экземпляры уже безвозвратно утеряны. Поэтому можно попытаться лишь в общих чертах изложить идею, приблизительно концепцию издания, (даже если авторы считали, что никакой концепции у них не было) плюс упомянуть некоторые характерные особенности.

«Темень» (от слова «Тюмень») - относящийся к «информационным», а потому простой и без особых изысков журнал. Делал его оперуполномоченный уголовного розыска Виктор Щеголев. Некоторые свои статьи он остроумно подписывал «Шериф». В основном речь идет о местном тюменском роке. На примере этого издания, мы действительно убеждаемся, что всерьез писать о музыке, даже рок, ну, конечно, не совсем то же, что и танцевать об архитектуре, но где-то близко. Проблема в том, что непосредственно музыку описать невозможно, это абсолютно другой способ выражения. Журналисту дается весьма ограниченный круг «событий» для освещения. (Если смотреть с точки зрения, что журналистика начинается с «события») Во-первых, это хроники, что, где и когда было - концерты, фестивали, выход новых альбомов. Во-вторых, встреча с «яркой личностью», в данном случае, с рок-музыкантом, то есть интервью. Соответственно и строился журнал «Темень». Интервью с музыкантом, (местным), рассказ о поездке на рок-фестиваль, переведенное интервью из иностранного журнала, перепечатка из местного самиздатовского журнала, в качестве информации о нем. По такой схеме создавались все номера журнала «Темень». Логично, что Виктор Щеголев, переключился затем на выпуск газеты посвященной року под названием «Все путем».

«Все путем» выходило как «однодвенеделиразовое приложение к журналу «Темень». Газета представляла собой лист формата А4, без иллюстраций, и включала повторяющиеся из номера в номер рубрики. «Песня номера» на английском или русском языке (даже такие известные как “Satisfaction” - “Rolling Stones”), “Happy birhday to you” и “Memento mori”, где сообщалось о датах рождения и смерти всевозможных зарубежных, русскоязычных и местных рок-музыкантов занимали вторую четверть газеты, на обратной стороне печатались «местные newости”, и несколько странные по своей неожиданности сообщения из других городов. Зато достойна восхищения регулярность издания, рассылаемого в специальных почтовых конвертах совершенно бесплатно, при этом тираж, если верить написанному, составлял более 100 экземпляров. Так что даже не вполне ясно, можно ли считать эту газету «андерграундом». Газета регулярно выходила примерно с марта 1992 по февраль 1994г.

Журнал «Ништяк», выпускаемый, как скромно написано на обложке, стихийно (хотя может быть имеются в виду стихи) посвящен группе «Кооператив Ништяк» и соответственно личности Кирилла Рыбьякова, «пропаганде его внутреннего мира». Красивые фотографии Кирилла и «многозначительно-заумные метафоры» напоминающие о духе Джима Моррисона… Однако, в оформлении попадаются очень удачные картиночки в стиле кич, особенно хорош №2. Существует, правда, мнение что «…данное издание оказалось ловкой карикатурой на знаменитый «фанзин» «Propaganda» ирландской группы «U-2». На фоне всевозможных фенек красным пунктиром проходят замогильная тематика и островки черного юмора: «кладбищенская гитара», «мертвецы вылезли из могил», «шизоватый обрывок С. Соколова» Но не думаю, что «U-2» догадались бы раскрашивать и разрисовывать машинописный текст авторучкой.

Своеобразие этого журнала состоит в том, что он, особо этого не скрывая, посвящен индивидуальному созданию мифа о себе, как пелось в одной из песен Рыбьякова: «Эй, посмотрите на меня, как я прекрасен, я ядовит и огнеопасен…» Осененный особой «харизмой» он дарит отблеск сияния своим соратникам: Саше Андрюшкину, а также Игорю Бу и Игорю Бе. Соответственное и содержание…

Всего вышло 2 номера, в 1991 и 1992 гг.

Появление «Буэнос-Айреса» связано с тем, что два деятеля современного (для того времени) искусства Николай Клепиков и Мирослав Бакулин, устроившись на работу в НИПИ КБС в качестве фотографов, получили неограниченный доступ к бесплатным фотоматериалам и «холявному ксероксу». Совместно с Мирославом Немировым они выпустили несколько номеров журнала «Буэнос-Айрес», впоследствии переименованного в «Немировско-Бакулинский вестник». Издание было богато иллюстрировано множеством картинок с голыми и одетыми женщинами, различными деятелями культуры, а также друзьями и знакомыми соответствующего «ксероксу» качества. Это называлось: рубрика «Чувачины и бумажечки», где рядом с портретами выдающихся людей шли немировские тексты с ними связанные или не-связанные. Кроме того, в журналах просматривалось четыре основных направления.

    1. Принципы новой журналистики.
    2. Из жизни Немирова.
    3. Творческий отчет за неделю.
    4. Светская хроника.

Журнал «Буэнос-Айрес» должен был строиться по принципу энциклопедии, причем не обязательно в строгом алфавитном порядке. Так в №3 были рассмотрены следующие вопросы. Ж - «Ждаггер» - один из соратников товарищества с помощью грима был превращен М Бакулиным в негра, в китайца, в гейшу, в прокаженного и в героя сопротивления Латинской Америки. Г - «Первые люди на луне» (?), К - «Настасья Кински», С - «Сортирные надписи», схема скелета, «Спина», «Сталинизма ужасы», «Стюардессы». Между статьями были щедро вставлены «Чувачины и бумажечки».


Немировско-Бакулинский вестник

В «Н.-Б. Вестнике» давались «Светские хроники», по прежнему множество «картиночек», но уже больше с друзьями и знакомыми.

Издания прекратили существование после того, как Немиров отбыл в Москву на постоянное место жительства. «Буэнос-Айрес» и «Немировско-бакулинский вестник» выпускались в конце 89 начале 90 гг.

Наиболее известный и почти дошедший до наших дней - журнал «Чернозем».

Первый номер журнала был набран на печатной машинке Дмитрием Колоколовым в подсобном помещении магазина «Охотник», где он работал сторожем. Вышел в свет в начале марта 1991 г. и был приурочен к 8 марта «в подарок бабам». В журнал вошли стихи и рассказы написанные Димоном в 1989-91 гг. под разными псевдонимами и без них.

Следующий, №2 делается уже совместно с Дмитрием Никифоровым. №2 появляется в том же году, почти что очень быстро. Авторов там два (максимум три). Качество ужасное - отпечатан при помощи Григория Мельницера.

Всего в период до 1995 г. выходит еще 4 номера, под общей редакцией вышеупомнутых двух людей. Стихи и статьи чаще всего подписываются псевдонимами - редакция была склонна к розыгрышам и мистификациям. Состав авторов из номера в номер неуклонно расширялся. В состав редакции вошел В. Медведев, привнеся с собой долю псевдонаучного идиотизма. Публиковались материалы и других людей - из этого же круга, близких по, скажем грубо, взглядам.

Качество журнала улучшалось из номера в номер. Спонсором выступил опять же Григорий Мельницер, он на каком-то заводе, находит какого-то мужика, который за небольшую мзду «ксерит» копии с макета. Сам же оригинал-макет делался так: на раздолбанных печатных машинках набирались тексты, брались рисунки, фотографии и вырезки из журналов и газет - все это наклеивалось в задуманном порядке на листы ватмана и окончательно оформлялось при помощи чернил и карандашей.

Но в №6 вышедшем летом 95 г. уже использовался компьютерный дизайн, разработанный И. Бедаревым, в то время скромным служащим какого-то отдела областной научной библиотеки, что принесло журналу неоценимую пользу.

Удивительно, что хотя тираж не превышал десять-двадцать экземпляров, известен «Чернозем» стал не только в Тюмени, но и в других городах нашей Родины.

В 1997 г. Дмитрий Колоколов погиб. №7 был посвящен ему.

После этого, как ни странно журнал еще не закончился, до 1999 г. вышло еще 4 номера. №№ 8-10 были выпущены под названием «Шиповник», в честь любимого на тот момент алкогольного напитка редактора Д. Никифорова. № 11 опять вышел под названием «Чернозем», т. к. нечего называть печатное издание в честь какой-то бормотухи («сибирской язвы»). Тираж №11 увеличился на порядок, если у предыдущих номеров тираж составлял в пределах десятка экземпляров, то последний номер составил уже более сотни, но, несмотря на то, что он так же был выпущен на холяву, на изографе Союза Правых Сил, и даже продавался. Дохода, как и все предыдущие номера, он почти никакого он не принес, так как в основном был роздан и раздарен безвозмездно «хорошим людям».

Журнал превратился в жанр прикладного искусства, а также искусства создания контекста в котором, например, графоманские стихи Николая Клепикова начинают «иметь значение» и становятся в определенном смысле интересными, концептуальными или, по крайней мере, забавными.

Следует специально обратить внимание на такой типично самиздатовский жанр как «телега».

«Телега» - это напоминающий эссе способ творческого самовыражения с помощью логических аргументов. «Толкать телегу» - это когда человек в устной или письменной форме высказывает мысли, идеи, теории причем не всерьез, а из, так сказать, спортивного интереса, для собственного удовольствия. Некоторые «телеги» годятся для солидной диссертации, в других повторяются и так общеизвестные истины, а то и совершенный вздор, но для автора это уже не очень важно. Критерием оценки «телеги», «хороша» она или «плоха», является не истинность или ложность, а эффектность подаваемой теории, необычный способ мышления. Важен становится неожиданный ход мысли, либо неожиданный вывод, при этом логическая последовательность не должна нарушаться. Поэтому «телега» часто напоминает пародию на научное исследование.

Итак, мы видим, что журналы сделанные своими руками обладают следующими особенностями:

    Юмор - по крайней мере, лучшие.
    Создание индивидуального мифа. Журнал по традиции еще не воспринимается как художественное произведение, построенное на вымысле, он, по определению, должен описывать реальные события, подражая природе, благодаря чему мифотворчество и становится возможным.
    Экспериментирование с формой журнала. Форма журнала становится лишь внешней оболочкой
    «Буреломная философичность» - характерная для тюменских изданий «игра в бессмыслицу», несколько напоминающая традицию «обэриутов». Некоторые замечательные фразы из философских статей Ивана Древолазова в «Черноземе». (псевдоним В. Кочнева)

Подобная картина достаточно проста, потому что двоично-функциональна.

Получилась нечетная троичная картина рассуждения.

Важнее услышать шепот Вселенной - тихую поступательность бесконечного диалога самого себя с самим собой.

В первую очередь возникает проблема самовосприятия через самовыражение. (В контексте эти фразы звучат так же загадочно, как и без контекста.)

В одном из журналов, в «Немировско-Бакулинском вестнике» М. Немировым прямо изложена оригинальная концепция журнала. Начинается она с того, что автор (М. Немиров) приходит в отчаяние от своей неспособности упорядочить, связать в «нить» наработанные им же материалы, настолько широк круг его интересов. С другой стороны, оказывается, что эта проблема не только его, а вообще, проблема свойственная современной культуре.

«На каждого из нас теперь низвергается поток фрагментов, образов и представлений, противоречащих друг другу и не связанных друг с другом, которые предстают перед нами в виде «блипов» - вспышек или отраженных изображений окружающего мира. Мы живем в мире «блип-культуры».

Вместо длинных «нитей» идей, связанных друг с другом - «блипы» информации: объявления, команды, обрывки новостей. Новые образы и представления не поддаются классификации - отчасти потому, что не укладываются в традиционные категории, отчасти потому, что имеют странную, текучую, бессвязную форму…» (Олвин Тоффлер «Третья волна»)

Пред автором встала проблема найти такую художественную форму, которая сочетала бы в себе «принципиальную клочковатость, фрагментарность, противоречивость и предельную разнородность, и - при этом - чтобы наличествовала также и логика, и связность, иначе говоря - «нитевидность».

И вот несколько таких способов. Это «журнал», «газета», «избранные места из переписки с приятелями», «комментарий» и наконец «энциклопедия». В кавычках эти названия даются потому, что при внешнем сходстве формы, становится иным содержание. Из прикладного, сугубо информационного жанра(?) они превращаются в способ придать любому, сколь угодно фрагментарному и разнородному материалу видимость порядка.

Таким образом, журнал - форма позволяющая объединить разнородные, разнообразные, даже противоречащие материалы, создать логичную «нить».
Увеличить? Gif/41k

Мы видим, что происходит экспериментирование с самой формой журнала, т.е. сама журнальная форма становится предметом искусства, которое, наверное, можно назвать прикладным.

Интересно еще, что никто из издателей этих многочисленных журналов ныне журналистикой не занимается. Причина - узкий круг интересов и нежелание или неумение соблюдать традиционные «законы жанра», говоря одним словом, «упорство в закоренелом непрофессионализме».

Заключительный вывод: Существует мнение, что современный самиздат не исчез, а просто переместился в Интернет, где и существует в настоящее время, шагая в ногу со временем. Для того, чтобы проверить так ли это, нужно поискать обнаруженные выше особенности. Если таковые имеются у интернетовских сайтов - то это так. Если же нет - значит это уже не самиздат, а какое то совершенно другое явление.

Автор выражает особую благодарность за предоставленные материалы, часть которых до сих пор еще не вернул, Веронике Филлипюк.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я