сегодня: 18/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 26/09/2002

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

<HTML>

Интервью о Владимире Беляеве с Павлом Анущенко,
человеком лично знавшем поэта

Владимир Медведев (26/09/02)

<p> В. - Паша, как лично знакомый с поэтом, расскажи о нем, что он за человек? <p> А. - А что, Беляев? Беляев - классный чувак. <p> В. - Как ты с ним вообще познакомился? <p> А. - Я - то? Да и х-х-х с ним… Был такой первый курс и я вижу, идет такой чувак, делает пассы руками. Он был после армии, там, где ракеты пускают, он как раз диспетчером служил. «Старик, - говорю, - ты водку то пьешь?» «Дык!» - говорит. Ну, тут все ясно. <p> Но самое замечательное, что в нем было, он чуть что прибегал к Светке, жене моей, и стучал. «А ты знаешь, что Павлик то… с той -то, той - то и той?» Я на следующее утро: «Вовка, ты что, дурак, что ли?!!» - Ах, да, ты ведь поэт! <p> В. - А когда ты заметил, что он поэт? <p> П. - А этого и замечать не надо было, он сразу, при удобном случае, вытащил свою замызганную записную книжку и начал читать свою бредятину. Он всем девкам свои стихи читал, а поскольку нас на филфаке было я да Воронов… <p> А, вообще, Вовка так ловил женщину посреди коридора, как у Венечки Ерофеева, «Мой чудный взор тебя томил? - Ну, допустим, томил. - Мой чудный глаз тебя пленил? - Ну, допустим, пленил. - Так пойдем же на сеновал!» Девки почему то на сеновал с Вовкой-то не шли, но однако охотно слушали все вот эти глупости, которые он рассказывал. А Вовка вынужден был запираться, и ревновать меня к моей жене, и рассказывать всяческие глупости, с кем я пошел, с кем я переглянулся, благо, на филфаке сто девок было. Нетрудно было с кем-нибудь поговорить. <p> Я работал ночным сторожем, и Беляев как то ко мне заявился с двумя какими то подозрительными молодыми девками. И как давай свои стихи читать! Ну, мы тут диспут устроили, типа поэтический. Девушки то они в рот смотрели то Беляеву, то мне, то Беляеву, то мне. Он же не начитанный. Но зато когда он читал стихи… Пастернак говорил про Есенина, типа, на самом деле это просто был королевич-кудрявич, а когда он начинал читать стихи, становилось ясно - этот зарежет! А тут становилось ясно - этот никогда не зарежет. Но, б**дь, стихи читал. <p> Пришлось Вовку споить. Да, я тот человек, который споил этого великого человека. А потом, когда я уже работал в кочегарке, Вовка принес мне ворох бумаг и сказал: «Сожги это!» Ну, а рукописи, они не горят. Вот я и читаю в одной из них, ответ на запрос университета о г. Беляеве. В. Беляев умудрялся жить особо чмошной жизнью, в кругу товарищей абсолютно не пользовался авторитетом. Демобилизовавшись из армии умудрился захватить некоторые вещи своих сослуживцев. <p> Потом Вовка жестоко запил. Я даже знаю одну даму, которая его поразила. Его все дамы поражали в сердце, но постепенно он начал понимать, что раз от каждой стрелы не умираешь, то надо выбирать самую толстую стрелу и самую ядовитую. Я их даже перечислить могу, стрелы эти. Во-первых, Ксюха. Самая, б**дь, заноза, п***а с ушами, которая нам испортила великого поэта. Вот уж она над ним измывалась. Она зазывала его как в салонные поэты, заставляла его читать стихи нараспев. А один раз Рогачев притащил его на свой СТЭМ. Там был еще придурок то такой - Варкин. <p> Вот, варкинская жена тут роль сыграла. Она была молода и хороша собой, четырнадцать лет ей было, она была вундеркиндша, а мы каждый день с ней в одном троллейбусе ездили… <p> В. - А Беляев, что? <p> А. - А мы все еще о Беляеве? А он страдал. Ксюха - то была роковая женщина. Для Беляева. Я наизусть то все не помню, но дома у меня много стишков лежит типа: «Я один любви твоей достоин, \ Я один назвал тебя святой, \ Я один пою тебе во славу \ Гимн любви, как матери родной». <p> В. - А где он сейчас, Беляев? <p> А. - Да как говно человек был так и остался. Сейчас сидит у матери на шее. Нигде не работает, даже не пьет, потому что денег нет. Это как Артюр Рембо. А главное, что мне нравилось в его отношении к жизни, что он клал на близких и рядом стоящих, ибо поэзия - это… <p> В. - Был настоящий поэт… <p> А. - А то! <p> В - Не обращал внимания… <p> А. - Ни х**! Вообще. Абсолютно. <p> В. - А чем он отличался от остальных людей! <p> А. - Что за дурацкий вопрос? Ну, например ростом головы, очками. Ну, и наверное, членом. Не могли же девки просто так за ним стайками виться. Хотя был полный идиот. Даун. Это, наверное, поэзия. Волшебная сила искусства. Ну, не то, что стайками, но увлекались. Многие мои знакомые, которые теперь очень сильно обзывают его нехорошими словами. Однако… Может быть, да? А..! Вовка еще и хиромантом был. У мужиков он по рукам ни фига не гадал, не мог. Он по бабам прикалывался в основном. Он втирался к ним в доверие, что-то бубнил своим монотонным голосом, а девки впадали в транс и иногда ему отдавались… <p> Стихи Владимира Беляева

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я