сегодня: 22/01/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 29/03/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

В дороге (под редакцией Владимира Иткина)

Школьное сочинение

Алексей Слаповский (29/03/07)

Сочинение Слаповского Алексея на тему «Нравственный идеал в произведениях Ф.М. Достоевского (на примере «Преступления и наказания»)»

Предлагаемое сочинение – почти стилизация, попытка представить, как я написал бы подобное сочинение, когда учился в школе (с переносом времени написания в нынешний день). Я тогда сочинял длинные сочинения, умствовал, выпендривался, и, пожалуй, это были мои первые попытки творчества. Точно помню, например, что о Маяковском сочинение написал в стихах. Терпеливая Александра Алексеевна Грачева, любимая моя учительница, определившая во многом мое будущее, читала эти опусы и подолгу говорила со мной о них. Оценки же были всегда одинаковые: за содержание – 5, за грамотность – 2.
А.С.

Нравственный идеал – это то, что Достоевский искал всю жизнь почти во всех своих произведениях. Ему всегда хотелось изобразить идеального человека. Или просто хорошего. И у него везде много хороших людей. В «Идиоте» это князь Мышкин. В «Братьях Карамазовых» – младший брат Алеша. В «Преступлении и наказании» это сестра Раскольникова Авдотья Романовна. Кстати, можно сравнить: в обоих произведениях положительные герои – брат и сестра преступников. Подчеркивается мысль, что идеалы не где-то, а рядом с нами. В том числе родственники. А мы иногда не замечаем. Достоевский это замечал. Это очень ценная его черта. Также положительный герой Разумихин, но он не идеал, потому что иногда бывает смешной. Идеал – это не смешно, а высокий образец.

В чём достижение Достоевского? Идеалы плохо удавались русской литературе. Например, Рахметов Чернышевского. Со своим спаньем на гвоздях он выглядит идиотом. То есть идеалы у писателей не были похожи на жизнь. Эта традиция продолжилась в советской литературе. Мерзавцы и негодяи удавались очень хорошо, а идеалы, хоть их и старались изобразить, не получались. Потому что человек не умеет изображать то, во что сам не верит и не любит. Советские писатели не верили и не любили свои идеалы, а делали все по указке партии или сами, чтобы прислужиться. Но у них не получалось, потому что нарочно ничего не получается.

Но классики тоже. Толстой часто хотел изобразить идеал. Особенно из народа. Платон Каратаев и другие образы. Но они выглядят придуманными. Видно, что Толстой хотел усилием воли, а не по-настоящему. Он прекрасно умел изображать человека с его противоречиями, но идеал не умел, хотя стремился. Гоголь хотел изобразить идеал во втором томе «Мертвых душ», но это настолько не вышло, что он его сжег. И он стал проповедовать идеал письмами, а в художественной форме не получилось. Такие же ошибки совершали Тургенев и другие. Тургеневу нравился Базаров, но он был нигилист, а не идеал, а Тургеневу казалось – идеал. Потому что он сам не понимал, что это такое, или его у него не было. Правда, Тургеневу удавались женские образы, и там много идеалов. Их потом называли «тургеневские девушки». То есть нравственные, чистые и умные. Но они, если внимательно почитать, тоже мало похожи на живых девушек. Чехов, наверное, совсем не имел идеалов, потому что у него большая концентрация нравственных уродов и неудачников. О них он пишет ярко и художественно, а если только попадется герой более или менее положительный, у Чехова он не получается. Чехов «выдавил из себя по капле раба», как он писал, но моральные устои накопить не успел. Просто еще потому, что рано умер. Хотя все-таки положительные герои у него встречаются. Например, Дымов из соответствующего рассказа. Он положительный, но Чехов о нем пишет вяло и скучно, зато про изменницу жену ярко, убедительно и со знанием дела. Потому что он Дымова хоть и уважает, но умом, а его жену презирает, но душой. И вообще, хорошо получается не то, что хочешь, а то, что любишь.

Достижение Достоевского в том, что у него идеальные люди впервые в русской литературе похожи на живых людей. Лесков тоже пытался, но у него мир какой-то сказочный. Любуешься, но не веришь. А у Достоевского даже князь Мышкин, хотя его и называют идиотом, и он таким считается, на самом деле выглядит нормальным, но просто очень возвышенным. А многие на его фоне, кто считается нормальным, на самом деле идиоты.

Интересная особенность: если в произведении Достоевского нет идеального человека, то это не лучшее его произведение. В «Игроке» нет такого человека, поэтому это второстепенный роман Достоевского. У большинства писателей наоборот – чем отрицательней герой, тем лучше произведение. «Зависть» Ю. Олеши. Или Бендер у Ильфа и Петрова. Или Обломов, если опять о классике 19-го века. Он не совсем отрицательный, но ведь ничего не делает, поэтому все-таки больше отрицательный, а роман хороший и читается с удовольствием, особенно начало, когда Обломов никак не встанет с кровати. И даже появилось слово «обломовщина», заклеймившее отсутствие энергии жизни. На словах Гончаров тоже заклеймил Обломова, но в это не веришь, потому что, когда Обломов ничего не делает и ругается с Захаром, читать очень интересно, а когда начинает что-то делать, читать неинтересно – потому что самому автору это неинтересно. Гончарову надо было весь роман писать про то, как Обломов встает и не может встать. Он бы тогда обогнал литературу на 100 лет вперед. Но он не стал этого делать и остался в 19-м веке. Хотя актуально.

Достоевский – один из немногих писателей, который по-настоящему любит своих положительных героев, а не просто выдумывает их, поэтому они кажутся интересными. А современные авторы своих героев часто просто ненавидят. Пелевин и Сорокин презирают своих же собственных героев. Но почему они популярны? Потому что читателям тоже приятно презирать людей и чувствовать себя за счет этого лучше других. Это свойство слабых и ущербных натур.

Натуры Достоевского – сильные духом.

Но я понимаю, что нравственный идеал имеется в виду не только конкретно человек, а идея. Я просто хотел подчеркнуть, что у многих писателей нравственный идеал, как идея, имеется, а идеала, как человека, часто нет. У Гоголя был нравственный идеал в смысле христианской идеи, он мечтал создать идеал и на примере человека, но не сумел. Поэтому лучшие его образы – всякие Маниловы, Плюшкины и Ноздревы, которых он на самом деле и любит. И это оправдывает Гоголя в наших глазах, потому что положительного героя может любить кто угодно, а отрицательных труднее. Правда, в России богатая традиция любить отрицательных, и самые яркие персонажи в нашей классической литературе, если вдуматься, это те, которые совершают безнравственные поступки. Анна Каренина, изменившая мужу, Катюша Маслова и так далее. Начиная с пушкинского Дубровского, который стал разбойником. То есть такие авторы, как, например, Чехов и Салтыков-Щедрин, как бы говорят: у нас есть идеалы, но мы не видим их в жизни, поэтому мы покажем вам негодяев, чтобы стало яснее, насколько плохо мы живем. Будто это и так не ясно. Но их художественный дар искупает их безнравственность героев. По крайней мере у Чехова.

У Достоевского есть нравственный идеал и как идея, и как образы героев.

Его нравственный идеал заключается в христианской идее служения людям. Правда, неизвестно, почему она христианская, потому что эта идея есть у всех. Но, наверное, не так последовательно. Недаром для Достоевского любимый герой истории – Христос. И каждый, кто положительный, у Достоевского немного напоминает Христа – князь Мышкин или Алеша Карамазов.

В «Преступлении и наказании» легко увидеть, как все герои «сортируются» в смысле отношения к идеалу. Все очень просто: чем больше человек совершает поступков ради людей, тем он ближе к нравственному идеалу, тем он нам интересней. Авдотья Романовна готова всем пожертвовать ради брата, даже личным счастьем, поэтому она идеальней всех, и мы ей симпатизируем. Она даже иногда кажется слишком идеальной, это часто бывает, когда писатель очень хочет кого-то превозвысить. Есть стремление помочь ближнему и у Сони, поэтому она тоже близка к идеалу, хотя и проститутка. Убийца Раскольников отдает последние деньги семье Мармеладовых, поэтому тоже становится близок. А те, кто все делает только для себя, в романе выглядят отрицательными и даже противными. Лужин, Свидригайлов хотят счастья и удовольствия только себе, поэтому Достоевский не скрывает своего к ним ехидного отношения.

Но есть одна особенность – это крайности Ф.М. Достоевского. Сам нравственный идеал у него крайний. Герои не просто делают добро, а жертвуют, тогда он считает их близкими нравственному идеалу. То есть, как жертвовал Христос, так должны и они. Дуня жертвует своим замужеством, Соня жертвует всей дальнейшей жизнью для Раскольникова, в которого неизвестно когда и почему успела влюбиться, хотя это Достоевским не доказано, а до этого пожертвовала честью и совестью ради семьи, сам Раскольников жертвует последними деньгами, мать Раскольникова жертвует тоже деньгами и дочерью ради сына, даже неприятный и хитрый следователь жертвует карьерой, советуя Раскольникову самому признаться и сдаться, Катерина Ивановна жертвует здоровьем для детей и мужа. То есть все чем-то жертвуют. Даже омерзительный Свидригайлов становится нам почти приемлемым, когда сначала готов дать безвозмездно денег, а потом стреляется, то есть опять же жертвует.

В этом особенность Достоевского, он любит крайности и описывает их живописно. А вот нормальный Разумихин, который может и выпить, и работает, то есть живет для себя, но и помогает тоже людям, он у Достоевского получается смешным, хотя самый, если подумать, нормальный человек во всем романе. Или квартирная хозяйка Раскольникова, которая его кормит, тоже кажется глуповатой, потому что ничем не жертвует, а наоборот, пытается использовать друга Раскольникова для себя. Из этого можно сделать вывод, что Достоевскому мало интересно добро без жертвы, что люди, которые умеют жить и для других, и для себя, ему кажутся второсортными, хотя это резко сказано. Достоевский не понимал, что большинство нормальных людей не умеют делать что-то для других и не делать ничего для себя. Поэтому у него в его произведениях очень мало нормальных людей.

Но это объясняется высотой идеала Достоевского.

И это объясняет, почему многие не любят Достоевского: он своими идеалами зовет туда, куда мы не можем дойти, а людям это не нравится, они хотят жить спокойно. И уж тем более не нравится идея чем-то жертвовать, потому что сейчас главная идея как раз никому ничего не жертвовать, а все себе.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.