сегодня: 18/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 16/01/2006

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Введение - О Руми

Сергей Сечив (16/01/06)

перевод книги Колмана Баркса «СУЩНОСТЬ РУМИ»

От редакции

Эта статья открывает серию публикаций, связанных с поэзией великого суфия Руми. Читатели «Топоса» познакомятся с главами из книги «Сущность Руми» Колмана Баркса в переводе Сергея Сечива в разделе «Поэзия».

Сидящий Руми. Индийская Миниатюра 17 века

Персы и афганцы называют великого Руми – Джелалэддином Балхи. Он родился 30 сентября 1207 года в маленьком городишке Вахш (совр. Таджикистан), возле большого города Балха (совр. Афганистан), который тогда был одним из центров огромной империи Хорезм-шахов. Прозвище «Руми» означает «из Романской Анатолии» (совр. Турция). Разумеется, Джелалэддин не звался Руми при рождении, он получил это имя позднее, когда его отец, предвидя неизбежность вторжения монгольских орд в Хорезм и Багдадский Халифат, успевает эмигрировать со всей семьёй и группой учеников в Турецкий Султанат, в столичный тогда город Конья, приблизительно в 1215 – 20 годы.

Бахаэддин Валед, отец Руми, был прямым потомком первого халифа Абу-Бакра, крупнейшим теологом, юристом и суфийским мистиком неизвестного нам ордена. От Бахаэддина осталась книга «Маариф» – коллекция дневниковых заметок, проповедей, и отчётов о странных состояниях и видениях, шокирующих большинство академических исследователей, которые пытались дать им интерпретацию. Бахаэддин демонстрирует необычайную для той эпохи свободу выражения чувств, утверждая своё единство с Богом.

Бахаэддин умер, не успев посвятить сына во внутренние таинства суфизма, эту миссию исполнил его ученик – Бурханэддин (Бурхан) Мухаккик. Под руководством Бурхана, Руми изучил труды Санаи _ 1 и Аттара _ 2 – двух великих суфийских наставников.

После смерти отца Руми унаследовал его пост шейха общины дервишей и наставника главного медресе Коньи. Его жизнь выглядела вполне нормальной и благополучной для религиозного лидера – преподавание в медресе, ученики, медитация, благотворительность, семья, дети. Но поздней осенью 1244 года он встретил на улице незнакомца, задавшего ему тонкий теологический вопрос.

Этим незнакомцем оказался странствующий дервиш, Шамс из Тебриза _ 3, путешествовавший по всему Ближнему Востоку, моля Бога помочь ему найти «того, кто смог бы выдержать мою компанию». Однажды, помолясь, Шамс услышал голос:

– «А что ты дашь в обмен за это?»
– «Мою голову!»
– пророчески ответил Шамс.
– «Иди в Конью и ищи Джелалэддина.»
Вопрос, заданный Шамсом, привел к тому, что учёный доктор богословия – Руми, потерял сознание от волнения и упал на землю с ишака.
У нас нет полностью достоверной информации об этом вопросе, однако, по наиболее надежным версиям, Шамс спросил Руми:
– «Кто имеет более заслуг перед Богом – Пророк Мухаммед или (известный суфийский мученик – К.Б.) Бистами?»
Бистами принадлежит знаменитое в суфийских кругах самовосхваление:
– «О, как велики мои заслуги!»
В то время как Мухаммед признавал в своей молитве Богу:
– «Мы не знаем Тебя так хорошо, как мы должны бы»
Руми потерял сознание от волнения, поняв глубину этого вопроса. Придя в себя, он дал Шамсу такой ответ:
– «Заслуги Мухаммеда выше, Бистами глотнул лишь первый бокал вина истины, опьянел и остановился на Пути, а Мухаммед делал на Пути ежедневно по нескольку переходов.»
Есть разные версии описания этой исторической встречи, изменившей жизни многих людей.

Ингрид Шаар. Руми и Шамс

Руми и Шамс стали неразлучны. Их Дружба сама стала одной из исторических загадок румиведения и мистического суфизма. Её невозможно объяснить с позиции здравого смысла: Руми было тогда 37 лет, Шамсу за 50, возможно даже за 60. Дуэт из двух слившихся нот, влюблённый ученик и возлюбленный учитель, существование и несуществование, свет и его источник, присутствие и отсутствие – все нормальные социальные разграничения исчезли.

Руми мог провести вдвоём с Шамсом несколько месяцев подряд в мистическом дуэте (сохбет), не видя других людей, игнорируя обязанности отца, мужа, учителя, главы школы, придворного султана, отдаваясь совместному духовному общению и медитации. Старший сын Руми – Султан Валед – писал, что Шамс в своём духовном развитии прошел все возможные стадии экстатической влюблённости в Бога и стал «котб-е хама ма шуган» – или «Посохом Возлюбленного».

Шамс презирал начётчиков и формальных знатоков Корана и, сознательно избегая их общества, жил в караван-сараях, с бездомными дервишами. Он быстро стал заметным доминирующим явлением в и без того интенсивной и конкурентной духовной жизни Коньи. Многие студенты других духовных наставников перебежали к Шамсу. Любимые ученики Руми – его сын, Султан Валед, и личный писец, Хусам Челеби, тоже стали студентами Шамса. Эта экстатическая дружба вызвала трения в религиозной общине Коньи. Другие теологи и студенты Руми почувствовали себя заброшенными, семья Руми взбунтовалась, младший сын Руми – Алаэддин – стал угрожать Шамсу смертью. И Шамс исчез. По мнению исследователей творчества Руми именно после этого первого исчезновения Шамса и началось превращение Руми в поэта-мистика.

Аннемария Шиммел _ 4, посвятившая жизнь изучению Руми, пишет:

«Он стал поэтом, начал подолгу слушать музыку, петь, мог часами кружиться в танце.»

Прошел слух, что Шамс появился в Дамаске, Руми послал в Дамаск сына, Султана Валеда, чтобы уговорить Друга вернуться в Конью. Шамс согласился. Когда они встретились, то оба упали в ноги друг другу, так, что «никто не мог понять, кто из них влюбленный, а кто любимый». Шамс стал жить в доме Руми и скрепил дружбу женитьбой на его приёмной дочери. Вновь начались их совместные «сохбеты» (мистические беседы) и вновь зависть подняла свою голову.

Вечером 5 декабря 1248 года, во время беседы Руми и Шамса, кто-то вызвал Шамса на улицу, он вышел и больше его никогда не видели. Вероятно, он был убит при соучастии сына Руми – Алаэддина, если это так, то Шамс действительно заплатил головой за эту мистическую дружбу.

После второго исчезновения Шамса Руми погрузился в мистерию поисков Друга. Он пустился на поиски сам, объездил много городов и соседних стран, посетил, в частности, Дамаск. И именно в Дамаске он понял:

Зачем повсюду я ищу Его?
Ведь я есть тело Друга моего!
Через меня Он посещает мир!
Себя искал везде я самого!

Так союз друзей стал совершенным. Он достиг стадии фана – аннигиляции в Друге. Шамс стал писать поэмы Руми. Руми назвал гигантское собрание своих газелей «Диваном Шамса Тебризи» («Диван» – Сборник Трудов, на фарси).

После смерти Шамса и духовного слияния с ним, Руми нашел новую дружбу – Саладина Зеркуба, златокузнеца. Саладин стал тем новым Другом, которому Руми стал посвящать свои поэмы, не такие огненные, как Шамсу, но полные ровной нежности. Саладин прибыл в Конью в 1235 году и стал студентом Бурхана Мухаккика, как и Руми. Шамс и Руми часто встречались у Саладина – в мастерской или в доме. Саладин представляет для исследователей Руми загадку другого рода, в отличие от Шамса, он не был учёным знатоком Корана, он не мог даже сказать на память первую суру без ошибки. И тем не менее, Руми сделал именно его своим наставником и шейхом своего ордена.

Эта дружба была скреплена браком сына Руми Султана Валеда и дочери Саладина. Несколько газелей Руми подписаны именем Саладина. Сохранилась агиография, о том, как Руми впал однажды в транс у мастерской Саладина и принялся самозабвенно кружиться под музыку молоточков златокузнецов. Саладин, приказав работникам продолжать, выскочил на улицу и присоединился к Руми.

Руми, танцующий перед мастерской Саладина, Персидская Миниатюра 16 века

В 1258 году Руми лично провёл по улицам Коньи траурную процессию (празднование «урса» – духовного брака великого святого) на похоронах Саладина, кружась в мистическом танце под звуки флейты и барабанный бой.

После смерти Саладина, Хусам Челеби, личный секретарь и любимый ученик Руми занял опустевшее место Друга и духовного наставника. Руми писал, что Хусам был источником вдохновения и тем единственным человеком, кто понимал секретный порядок чтения другого огромного поэтического труда Руми – «Меснави». Он называл Хусама «отражённым светом Истины», памятуя, что тот был учеником Шамса.

Сохранилось предание о том, как началось писание Меснави. Хусам уже давно умолял Руми начать записывать свои поэтические экспромты, однажды, когда они вдвоём гуляли в садах Мирама, Хусам возобновил свои уговоры. В ответ Руми вынул из тюрбана первые 18 строк «Песни Свирели». Так началось 12 летнее сотрудничество Руми и Челеби над «Меснави» – Руми надиктовал Хусаму 6 томов этого гиганского труда.

В Меснави есть фантастические скачки от фольклора к науке, от юмора к экстатической поэзии. Аннемария Шиммел сравнивает структуру «Меснави» с архитектурой медресе – школы дервишей, особенно с сохранившимся до наших дней медресе Каратай, построенном в Конье богатым визирем Каратаем для Руми за несколько лет до начала работы над Меснави. Стены и потолок этого медресе покрыты роскошными куфическими арабесками, настолько усложненными, что только знатоки могут их расшифровать. Дизайн ведёт взор зрителя к куполу, разрисованному под звёздное небо, пока не упрётся в отверстие в его центре. Ночью в это отверстие заглядывают звёзды, отражающиеся от воды в маленьком бассейне, расположенном в центре пола. Это ощущение духовной глубины и интенсивности, переплетенной сложности, растущей из коранических стихов, безграничности и вместе с тем симметричности с центром в прозрачной звёздности бассейна – сродни ощущению от Меснави. Эта метафора удивительно точна. Вся поэзия Руми – это беседа внутри и вне мистической общины его учеников, «сохбет» выходящий за пределы пространства и времени.

Руми умер 17 декабря 1273.

–––––––––––––––––––––––

Примечания

1. Санаи, Хаким (ум. 1131) великий суфий, придворный поэт эмира Газны, изобрёл стихотворную форму «меснави» (двустишие). Санаи писал дидактические и мистические поэмы, из которых Руми заимствовал много образов, строф и сюжетов, особенно из книги «Сад Истины». Руми восхищался кажущейся «приземлённостью» стиля Санаи и указывал, что даже скабрёзные анекдоты можно использовать для наставлений. Это нашло отражение в Книге V «Меснави», где помещено множество подобных анекдотов и толкований к ним. Санаи автор знаменитой притчи «Слепец и Слон» (впрочем, заимствованной им у индусов), которую Руми видоизменил в притчу о нескольких людях в тёмной комнате, пытающихся описать слона.

2. Аттар, Фаридэддин (1119 – 1230), великий суфий, парфюмер, врач и поэт, автор знаменитой поэмы «Разговор Птиц». Аттар, живший в Дамаске, встретил Руми, которому тогда было 12 лет, и его отца на их пути из Хорезма в Турцию, в эмиграцию. Аттар немедленно распознал духовный потенциал Руми, сказав о почтительно идущем позади отца ребёнке: «Океан следует за морем». Он подарил мальчику рукопись собственной книги «Астранамэ», о мучениях души в материальном мире.

3. Шамс («солнце», на фарси) из Тебриза – духовный наставник Руми. Почти любое упоминание о солнце или солнечном свете в поэзии Руми это воспоминание о Шамсе из Тебриза. Многие сохранившиеся подробности о жизни Шамса собраны в книге Аннемарии Шиммел «Триумфальное Солнце» стр. 16 – 25.

4. Аннемария Шиммел – известная современная исследовательница, посвятившая более 40 лет изучению творчества Руми, автор книг «Триумфальное солнце: изучение трудов Джелалэддина Руми» (1978) и «Я – Ветер, Ты – Огонь: Жизнь и Труды Руми» (1992), ставших классикой румиведения.

–––––––––––––––––––––––

Продолжение следует

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я