сегодня: 17/10/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 01/06/2005

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Косовский сталкер

Ирина Антанасиевич (01/06/05)

Часть первая

«– Зона... – повторяю я и не могу остановиться. – Зона... Зона...»

Поездка в Митровицу стала рутиной. Каждые десять дней я еду, пересекая границу, которая, прежде виртуальная (от моста до этого камня – наша... от этого камня до той канавы – нейтралка, от канавы далее – везде... их) на глазах материализуется. Возле камня резво возводится ограда из мешков, набитых песком, аккуратные такие мешки, гламурно-маскировочные, всеми фибрами своей пеньковой души гордящиеся, что служат в НАТО. Но и их век прошел, и они плавно меняются на строение из бетона и пластика, похожее на все стандартные КПП. Граница... Со страхом понимаешь ты – настоящая.. Вот и визы вводят. Пока для иностранцев. Но кто сказал, что и сербы не могут быть иностранцами на этой косовской земле? Граница... Таможня... Проверка документов. «Мердита!» – бодро приветствует албанский полицейский (КЗК)... Мы все спим... «Мердита!» – вежливо упорствует он, желая поздравить нас с началом дня. Сон становится крепче... Имеем право... Ведь 6 утра всего. Спим... Дикие эти сербы, дети гор – ни здрасте приветливо-мило представителю албанского народа. Перекличка. Фейс-контроль... И...

Все, Зона! И сразу такой озноб по коже. Каждый раз у меня этот озноб, и до сих пор я не знаю, то ли это так Зона меня встречает, то ли нервишки шалят. Каждый раз думаю: вернусь и спрошу – у других бывает то же самое или нет, и каждый раз забываю.

Прошли ... Едем, избегаем населённые пункты, держимся трассы... еще хорошо на хвост полицейской машины сесть. Они разноцветные здесь – красно-белые. Кока-кола их зовут. Обманчивое представление о них как о охране... Хотя знаешь: у них запрет на стрельбу, и установка... В случае столкновений... спасать, прежде всего, свою жизнь.

Ох уж эта Зона! Так вот посмотришь на нее – земля как земля. Солнце на нее как на всю остальную землю светит, и ничего вроде бы на ней не изменилось, все вроде бы как тринадцать лет назад….

Едем. Места знакомые... скучно.. рассматривать?... а чего там рассматривать... вон руины – сербские дома... как были развалины... так и дальше... Вон дом Живорада Игича... Красивый дом был, крепкий , видный... Стоит сейчас как иллюстрация к фильмам о войне... А вокруг албанские дома как грибы после дождя... новенькие, на его... на игичевой земле... А что Игичу? Повезло ему – умер и не видит, что дом его сносить будут, и мечеть на том месте возводить...

Жизнь в городе тяжелая. Власть принадлежит военным организациям. Снабжение неважное. Под боком Зона, живете как на вулкане.

Полиция УНМИК

Митровица. Северная часть. О... а это уже новенькое что-то... Французы снимают свою охрану!! Дураки? Провокация? Или ...провокация дураков? Или дурацкая провокация? Митровицу спасал мост. Пять лет албанцы пытались проникнуть в северную часть Митровицы... 17 марта началось именно со столкновений албанцев с полицией УНМИК,которая не пускала албанцев с сербскую часть города... Завтра решит кто-нибудь сделать Митровицу «мультиэтнической» и... потекут колонны беженцев... Да, впрочем, кого волнуют сербские беженцы...

Я, видите ли, давно уже отвык рассуждать о человечестве в целом. Человечество в целом слишком стационарная система, ее ничем не проймешь.

– То есть вы предлагаете вмешательство во внутренние дела человечества?

Университет... громкое слово... Бараки, надувающие дощатые щеки, выдавая себя за академическое здание... отсутствие библиотеки, маленький жалкий памятник Доситею Обрадовичу и... венок на заборе. На этом месте находилась полицейская станция... Ее разбомбили в лепешку в 1999. Венок обновляется чудесным образом. На вопрос – кто это делает? – все пожимают плечами... ну...люди... кто-то... не официальные власти... люди. Ленивый малорослый тщедушный француз – охрана. Но даже и этот символичный охранник, боязливо кидающий на рослых сербских студенток взгляд из-под ресниц, дежурит здесь последний день... Охрана на Косово не нужна!

И неожиданное предложение...

Я знаю, рассказывают, что в Зоне будто бы кто-то живет. Какие-то люди. Не пришельцы, а именно люди. Будто Посещение застигло их тут, и они мутировали... приспособились к новым условиям. Вы слыхали об этом, мистер Шухарт?

Приштина

Тут предложили мне в поездочку туристическую – Приштина – Печ. И... я еду! В Метохию! На территорию святую и запретную... Не автобусом, конечно...

К гаражу, – говорю, – еще никто никогда с пропуском не ходил. Туда еще трасса не провешена, ты это знаешь.

Еду... мелькают села... города. Приштина. Зона бригады «Центр» (британцы, канадцы, греки, финны, венгры, ирландцы, норвежцы и шведы... ну и прибалты, которых автоматом к скандинавам причисляют). В Приштине все спокойно... 85, живущих до мартовских событий, сербов( из 40 000 – довоенных) уже не живут в Приштине...

Да, будто здесь ничего не случилось. Вон киоск стоит стеклянный, целехонек. Детская коляска в воротах, даже бельишко в ней вроде бы чистое...

Город чистый... В смысле... ЧИСТЫЙ. Албанский. И выглядит вполне мирно… Террасы кафе, музыка, блеск рекламы, солидные матроны, бредущий понурый школьник с ранцем из серии «опять двойка», легкомысленные девушки в джинсах, которые обнажают пупок... а солдаты НАТО лишь добавляют пикантности... ну, типа, «жизнь в городе начинается, когда в него входят гусары»...Люди живут своей жизнью...и вдруг думаешь... Зоны – нет.. Ее придумали. И я спокойно могу выпить кофе, и почти говоришь водителю – поехали к «Боржчу». ... б-р-р к «Грандхотелу» и... вспоминаешь, что на углу Видовданской улицы, которая сейчас имени Билла Дебила... убили болгарина, служащего УМНИК... ну... по ошибке убили... думали, что по-сербски говорит… И думаешь... да ну его к черту с вашим кофе... А лишь выедешь за город, и... вот она… зона…

До самого поворота он ехал, не включая фар. Слева тянулась могучая трёхметровая стена, ограждающая Зону, а справа были кусты, реденькие рощицы, иногда попадались заброшенные коттеджи с заколоченными окнами и облупившимися стенами.

Сербский анклав. Грачаница. Село и монастырь. Работы– нет. Цели – нет. Перспективы – нет. Света– нет. А для жителей Чаглавицы, Лапле села, Липляна, Бресья... Грачаница сейчас – город.. Так и говорят – идем в город! А что делать в «городе», насчитывающим одну деревенскую улицу? Пить пиво… пробовать наркотики, которые дешевле грибов... спорить о том, что будет...вспоминать то, что было... грозить Богу и надеяться только на Бога… устраивать «встряску» солдатам КФОРА и... мечтать уехать. Туда, где в школу не нужно ехать под охраной, где дискотека – не старый сельский амбар, где не страшно, если заболит зуб или случится приступ аппендицита – где есть скорая помощь и врачи специалисты… где можно мирно похоронить близких... зная, что могилу не разрушат, не загадят. И.. и не... похитят труп!!.

Некоторым удавалось поступить в институт, самым толковым и грамотным, годным хотя бы на должность препаратора, а остальные вечера напролет просиживали в кабаках, дрались из-за расхождений во взглядах, из-за девчонок и просто так, по пьянке, совершенно остервенили городскую полицию и комендатуру.

Нет работы... Это первое на что жалуются... нет работы. А и где работать? Читаю газету – приватизация предприятий на Косово... КФОР продает сербские предприятия... албанцам. Электростанции Косово Б, Косово А, склады и бензозаправки Югопетрола, транспортные предприятия Космет-Приштина, Косово-транс, Аутоприштина, Юготранс… А еще фабрика амортизаторов, энергоинвест... а еще больницы и школы, предприятия связи, административные здания, торговые комплексы... Халява , сэр!... . Правда на электростанциях работают приглашенные хорваты (вплоть до разнорабочих!). Албанцы не в состоянии уразуметь как так по проводам идет... Да и не нужно им это... Не барское это дело, Митрофанушка… Главное, они знают досконально – бензин, оружие и наркотики... Три кита косовской экономики. И торговля людьми. Проституция и современные рабы. По данным «Гардиан» ежемесячно из Косово в Европу поставляет 5 тонн героина.

Все правильно. Городишко наш дыра. Всегда дырой был и сейчас дыра. Только сейчас, – говорю, – это дыра в будущее. Через эту дыру мы такое в ваш паршивый мир накачаем, что все переменится. Жизнь будет другая, правильная, у каждого будет все, что надо. Вот вам и дыра.

Но не все хотят уехать. Молодые чистые лица… Мы косовцы – не косовары. Эта наша страна. Сербское знаменитое упрямство. Сербское трижды благословенное упрямство. Мы вернемся! На будущий год!.. Эта наша стана... Они… здесь жить не смогут... слишком много сербской крови пролито... И любая сухая логика, цементная прагматика рушится под этим сербским, угрюмым, уверенным, упрямым «Мы вернемся!» «Куд куда кренем теби се враћам поново, Ко да ме отме из моје душе Косово?» И так поют, что понимаешь – хрен отнимешь…

Про себя я так скажу: чего я у вас там, в Европе, не видел? Скуки вашей не видел? День вкалываешь, вечер телевизор смотришь, ночь пришла – к постылой бабе под одеяло, ублюдков плодить. Стачки ваши, демонстрации, политика раздолбанная... В гробу я вашу Европу видел, – говорю, – занюханную.

– Ну почему же обязательно Европа?..

– А, – говорю, – везде одно и то же, а в Антарктиде еще вдобавок холодно. .

.Продолжение следует.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я