сегодня: 20/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 11/11/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Яга

(поэма)

Дмитрий Тонконогов (11/11/03)

По радио все время говорят про войну и бандитов,
А я каждый день просыпаюсь с одним и тем же страхом:
Не украден ли посеянный лук? 
На этой неделе смели грядку Стригуновского,
Но радует глаз неутомимая Грандина и застенчивая Алико.

Особые способы выращивания лука-репки из семян и севка
Движутся во сне, легкие, как облака.
Я не то чтобы их знаю, тут знание не при чем.
Раскладываю в голове удобрения и не думаю ни о чем.

Ем я крайне мало. А что?
Порхаю, как бабочка, случайно научившаяся летать.
Вы уж простите мой витиеватый слог,
Русский язык чрезвычайно длинный, но не всякий бы смог
Дотянуться им до кончика носа.

Вы знаете, чем пахнет бессмыслица?
Думаю, что это перевернутый кверху ногами запах лука.
Проза на редкость бессмысленная штука,
Столько времени держишь самое главное на прицеле,
Нервы сдают — стреляешь и попадаешь в дупло,
Где прячется другой охотник. 

Писатель во сне нет-нет да и упадет в фиорд,
Причем так неудачно, что воскликнет: 
Черт, я ничего не запомнил из вышесказанного.

Все прозаики хотят превзойти в описании деталей самого А. А.
И даже в потоках, где верховодит транспортная Москва,
Их частенько принимают за приличных людей:
Спрашивают сколько времени и как найти Колизей.
Им оказаться бы здесь, среди толстых корявых дерев,
Что говорят на ветру, сбросив листву и опять надев,
Среди волков с прокуренными клыками,
Тоже владеющих языками.

На поляне, не предназначенной для посева.
Лежит, вкусившая сизифов плод, утомленная Ева.
А рядом, с тимофеевкой во рту, виртуозный сельский гимнаст
Ходит ходуном, оттопыривая балласт.

Но что прикажете делать без лука-севка?
Мне не нужны ваши письма, отправленные издалека.
Катятся со всех сторон путеводные клубки,
За ними жердеобразные женщины и всякие мужики
Идут, терзаемые страстями, приплясывая на ходу.
Что я им дам, кроме собачьего корма?
Да и то, если найду.

Мне не пристало кричать помогите или держи вора.
Перемещаюсь по воздуху посредством немого укора.
Смотрю, где что лежит, обращенное в камень
Или разлившееся ручьем.
Ох уж эти объекты, вещающие ни о чем.
Взять, да закрыть бы их до лучших времен.
Чтоб всяк проходящий мимо был аномалией удивлен.

Писательница купает красного коня в неположенном месте.
Смыкает и размыкает равнодушные челюсти Гутенберг.
Господи, ну к чему зеркало твоей невесте?
Глаз упирается в землю, а другой поднимается вверх.
Рот мой — Аральское море. Неужели все это я?
Две морщины глубокие — Сырдарья и Амударья,
Ноздри, что двигатели Конкорда,
Шестиструнный лоб, не знающий ни аккорда.

Зато подлинность моя сомнений не вызывает.
Вот умру, зайду в любую из небесных канцелярий:
Нальют чашечку кофе, выслушают и отправят домой,
Ибо слышу инфракрасное небо над головой.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я