Онтологические прогулки

Проективный словарь философии. Новые понятия и термины (44). Философия религии (2)

(03/11/2005)

Проективный словарь философии

Новые понятия и термины (44)

Философия религии (2)


Бедная религия – общий знаменатель всех вер, их всеобщая форма,
ставшая содержанием постатеистической веры.


БЕДНАЯ РЕЛИГИЯ, МИНИМАЛЬНАЯ РЕЛИГИЯ (poor religion, minimal
religion) – вера в Бога, лишенная признаков конкретного
вероисповедания, отвлеченная от исторических, национальных, церковных
традиций; атрибуты веры, общие для всех или многих религий.
Термин «бедная» в данном выражении лишен негативного оттенка и
обозначает тот минимализм, который присущ многим явлениям
культуры конца 20 в. («бедный театр» Е. Гротовского,
«минимализм» в изобразительном искусстве). Бедная религия – одна из
главных составляющих постатеизма (см. вып.43).

Объединение вер, особенно под эгидой разума, провозглашалось и
раньше (например, в 18-ом веке у Г.Э.Лессинга). Однако лишь на
определённой исторической почве, такой, как массовый атеизм
советского общества, подобное объединение становится живым
чувством и потребностью. Атеизм, отрицая в равной степени все
веры, тем самым наглядно обнаруживает то, что их объединяет.
В своей позитивности веры не могли соединиться, обремененные
твердыми историческими, национальными и семейными
традициями. Когда же происходит разрыв с традициями, обнаруживается
некая единая, вневероисповедная, сверхисторическая форма
самой веры. Бедная религия и есть общий знаменатель всех вер, их
всеобщая форма, ставшая содержанием постатеистической веры.

Атеистический разрыв с религиозными традициями ведет к
постатеистическому их объединению. В других исторических
условиях это был бы искусственный экстракт, вымученная,
схоластическая «единая вера», измышление кабинетных философов,
утопистов. Но там, где реальностью стало отрицание всех вер, там и
единоверие становится живой, настоятельной реальностью. Такой
единоверческий комплекс можно далее обозначить как
«теомонизм» (см.) – уже не «единобожие»,» единый Бог» (монотеизм),
но «Богоединство», «единство в Боге».

Представим себе молодого человека из типичной советской семьи, на
протяжении трех-четырех поколений начисто отрезанной от
каких-либо религиозных традиций. Слыша в своей душе некий призыв
свыше, голос Иного, этот молодой человек никак не может
определить, куда же ему идти, под крышей какого храма укрыться.
Все исторические религии ему равно далеки, а голос раздается
все ближе и ближе. Молодой человек идет в православный, или
католический, или баптистский храм, в мечеть или в синагогу,
– и всюду видит исторически сложившиеся формы
богопочитания, тогда как ему хочется знать Бога целым и неделимым.
Человек ищет веры – а находит вокруг одни только вероисповедания.

В этом разрыве между верой и вероисповеданиями и возникает бедная
религия
, не имеющая ни устава, ни книг, ни обрядов. В 1970-е –
1990-е гг. из атеизма уходит гораздо больше людей, чем
приходит в храмы. Они уходят – и не доходят, остаются где-то на
распутье, в точке равного приятия всех вер как ведущих к
единству веры.

Именно безверие советских лет сформировало такой тип современного
человека, про которого нельзя определенно сказать ни
«православный», ни «иудей», ни «мусульманин» – но просто «верующий».
В большинстве стран это понятие почти не употребляется, как
лишенное смысла. Верующий во что? Какой деноминации? Но в
Советском Союзе все верующие были уравнены по отношению к
господствующему неверию – и вера, теснимая со всех сторон, стала
наполняться каким-то положительным содержанием. Просто
вера. Просто в Бога. Бедная религия – это религия без дальнейших
определений, столь же прямо и цельно предстоящая Иному, как
неделимо Оно Само.

В душе бедного верующего нет никаких догматических предпочтений,
которые создаются непрерывной исторической традицией, крепким
семейным религиозным укладом. За семьдесят лет атеизма в
духовной жизни страны была вытоптана такая ровная пустыня, что
мелкими стали казаться межи, сохранившиеся от разных
исторических религий. Глас вопиющего в пустыне : «В пустыне
приготовьте путь Господу... Всякий дол да наполнится, и всякая гора
и холм да понизятся, кривизны выпрямятся, и неровные пути
сделаются гладкими. И явится слава Господня, и узрит всякая
плоть спасение Божие...» (Исайя, 40, 3-5). Этот призыв был с
жутковатой точностью осуществлен советским атеизмом, который
именно что подготовил путь Господу, преследуя и вытаптывая
все веры, сравнивая горы и долы, чтобы раздвинуть широкое
пространство для собирания разных вер.

Чаще всего бедный верующий присоединяется рано или поздно к
какой-нибудь исторической традиции, становится православным или
иудеем, но гулкое пространство пустыни, раз пережитое, остается
в нем навсегда. Обычно люди приходят к Богу через храм, куда
вступают еще детьми. В постатеистической России люди
приходят в храм через Бога.

В отличие от традиционных религий, имеющих богатую историю, бедная
религия живет не столько памятью, сколько надеждой. Есть
прошлое, где разделились источники всех вер: одна идет от
Моисея, другая от Кришны, третья от Будды, четвертая от Христа,
пятая от Магомета. И есть будущее, где сходятся пути разных
вер, где сам Бог завершает путь Земли и является как всё во
всем. Такое Богоявление не может состояться отдельно для
разных стран или вер. Учредители религий различны, а Бог,
которого они исповедуют и прихода которого ожидают, – един.

Тенденция к объединению разных вер существует и на Западе – как
экуменическое движение внутри христианства, или как поиск
всемирного религиозного синтеза, объединяющего иудаизм и
христианство с буддизмом и индуизмом. Но все это происходит на почве
уже состоявшихся, богатых, развитых религиозных традиций,
как попытка наладить их сближение, диалог. Путь бедной
религии
, вышедшей из атеистического небытия и ведущей к единству
веры через пустыню безверия, – это уникальный
российско-советский путь.

Статистические данные, позволяющие судить о доле «бедных верующих» в
составе религиозного населения страны, широко варьируются.
Согласно опросу, проведенному в декабре 1995 г. Центром
социологических исследований при МГУ (руководитель –
С.В.Туманов), вера вне вероисповеданий охватывает примерно 18%
религиозного населения, что выступает как значительный социальный
фактор на фоне 71% православных, О,2% католиков и 0,7%
протестантов. Людмила Воронцова и Сергей Филатов в работе
«Религиозность и политическое сознание в постсоветской России»
утверждают : «Основной соперник православия – не другие религии,
но быстро растущая категория людей вне конфессиональной
принадлежности – «просто христиан». Их число выросло в 2,5 раза
за три года, 1989-1992, и в 1992 составило 52% населения,
тогда как число православных (всех юрисдикций) понизилось»
(Religion, State and Society. Keston Institute (England), vo.
22, No. 4, 1994, p. 401). Очевидно, что «бедная вера» – не
умственная фантазия, а реальность общественной жизни России,
которая ищет своего теологического осмысления.


Лит.: М. Эпштейн. Вера и образ. Религиозное бессознательное в
русской культуре ХХ-го века. Тенафли (Нью Джерси, США), Эрмитаж,
1994.

М. Эпштейн. Пост-атеизм, или Бедная религия. Октябрь, #9, 1996, с.158-165.

Иван Соловьев. Мессианские речи. Составление и предисловие М.
Эпштейна. Октябрь (Москва), 1998, #7, 148-167.

Атеизм как духовное призвание. Из архивов проф. Р. О. Гибайдулиной.
Публикация М. Эпштейна. Звезда, #4, 2001, 160-174.

Все эссе, в 2 тт. Екатеринбург: У-Фактория, 2005, т.1. В России,
414-460; т. 2. Из Америки, 383-396.

Последниe публикации автора:

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS