Поэзия

Междустрочие

(05/04/2006)

Междустрочие

(песня-река)

***

наблюдаю тебя воочию между прочими между прочими междометием ли многоточием ты живешь среди всех одна отрешенно тире озабоченно между прочими между прочими то ли веком навек опорочена то ли Небу посвящена безымянный рок – непокой дорог первозданных слов непокой ювенильный бог между пальцев строк истекает млечной рекой твои раны на картах отмечены средиземия междуречия пилигримов судьбой обеспечивая ты беспечна к своей судьбе совершенной и покалеченной средиземием междуречием только «муза противоречия» это тоже не о тебе нареки рекой что не взять рукой что не скрыть во снах нареки и наступит день и придет другой и направит волны в стихи междустрочия – учая – ачая между нами сто между из слов из желаний из снов из основ вот и плачу я

Аллея

Как хорошо зайти в аллею, по аллее бродить туда-сюда – и день, и ночь, и век. Яснеет все. Миг тянется длиннее, трассируя картинками в jpeg сквозь вечность жизни. Это ли не чудо – увидеть смерти пиксельный формат. Аллея – Гефсиманский мой-де сад. Мне жить теперь – оттуда.

СТАНСЫ

«Ни страны, ни погоста…»

И. Бродский

-1- Мне не стать сопричастным ни тебе, ни кому бы то ни было. Счастье – это быть одному, это – стыть за оградой узаконенных тел незакованным в латы человеческих дел. -2- На прокрустовом ложе нет ни фальши, ни лжи. Вот и лезут из кожи миражи, миражи. Вот и корчатся пасти пожирателей вер. У прокрустова счастья нынче время премьер. -3- Где то место, что скроет мой низложенный сад? По свернувшейся крови не вернуться назад, по пескам не проехать на колесах судьбы, не избыть даже смехом вороной ворожбы. -4- Есть у совести право изнурять небеса. Только слева направо не растут чудеса. Только папертью света полутени не стать. Отлучение – это не моя благодать. -5- «Ни страны, ни погоста», ни эпохи, ни зги. Умирать – это просто, если жил от тоски, если пил не пьянея, если видел насквозь, если спал с Галатеей исключительно врозь – 6 – Время выпито элем бесполезных побед. Я давно на пределе, и предела мне нет, как в тебе нет вселенной параллельных пустот. Метафизика плена начинается с «вот» – 7 – Мне не выдумать снова ни тебя, ни кого бы то ни было. Слово – это путь одного, это суть оправданья заоградной тиши… До Второго Свиданья. Пиши.

Метафизика цвета

Нарисуй мне свой фиалковый глаз. Я раскрашу в чёрное, стану мыслить: «Чья-то смерть рождается где-то в нас, Где-то в нас… и кажется чьей-то жизнью». Ты, конечно, спросишь, зачем темно. Ты совсем не любишь, когда не видно. Мне не станет грустно, но лишь смешно И, пожалуй, больно, но не обидно. Я с тобой делился. И жил. И пел. Открывал все двери – да нараспашку. Белый свет… – ты видела – он не бел, Что твоя безумно-ночная рубашка; Он не бел, как саван, не бел, как снег, И – как даже парус тоски поэта… Это тайная мудрость слепцов-калек И моя метафизика цвета. «Чья-то смерть рождается где-то в нас…» Ты опять сегодня блестишь капризом, Потому что твой фиалковый глаз Омрачается взглядом сизым. Только я продолжаю водить углём – Где-то в нас, где-то в нас – по твоим портретам. И уже, мне кажется, днём с огнём Не увидится это «где-то». Так приходит вечер – и ночь – и ты Как всегда приходишь к своим прозреньям, Умирая прямо в мои цветы, Как в разбросанные вдохновенья. И тогда я знаю: твои глаза Для меня близогубы и близоруки: Только если горит в слезе слеза, Постигаются чьи-то муки. Почему я верю тебе сейчас? Почему я молю прощение? Чья-то жизнь рождается где-то в нас Как моё к тебе возвращение.

Бережное моление...

Бережное моление – не о тебе – об осени. Падаю на колени и в небо бросаю россыпи наших созвездий, прожитых в несколько сентябрей. И освещают прошлое сонмы звёзд-фонарей. Бережное моление – не за тебя – за млечное, как тишина, стремление к дальним мирам, к вечному. Сердце стучит всё чаще. И, будто птенец, дрожа, льнёт к теплу настоящего северная душа. Бережное моление – не для тебя – для нового. В Храм Человекослужения, словно в осень кленовую, в сшитом из звёзд рубище я вхожу, чтобы смочь в предначертанном будущем пережить эту ночь. Длится судьба мгновением. Вечность, который час? Бережное моление – не за тебя – за нас.

И не кончается строка…

«…продленный призрак бытия синеет за чертой страницы,
где завтрашние облака, – и не кончается строка»

Владимир Набоков, «Дар»

По миру по́ миру пойду, по жизни – по́ миру. И буду верить в ерунду, пока не помер я. И буду верить в облака, пока есть мельницы, пока зеленая строка меж ними стелется. За словом вдаль, за косогор, с босыми мыслями, где невечерний разговор под вечер вызреет, где у форелевой реки, туманом сотканной, на продолжение строки услышу отклики. По миру – по́ миру… Вперед сквозь боры строгие страниц, холмистый переплет судьбы-дороги, и – все дальше – вверх, под облака неуловимые… И не кончается строка – к тебе, любимая.

Капельницы капель

Капельницы капель. Откровения ток. Вена – живая купель. Так захотел Бог. Так захотел Враг… Буду благодарить. Видно, меня так только и можно крестить. Мне далеко за и далеко до. Белая нить в волосах. Губы цвета бордо. Все, кем я был, здесь не узнают мой лик… Ересь – молитва – ересь… Религиозный тик. Скоро – усталость вен – и завершён обряд. Жизни моей домен больше не точка ad. Больше не вздрогну от Скрежета злых зубов. Быстро к душе течёт Новая кровь-кров. И далека постель. И в облаках – потолок… Капельницы капель. Так захотел Бог.

«Господь гордых пути препинает…»

«Господь гордых пути препинает и нестройно бывает шествие его»

Сказание Авраамия Палицына

«Господь гордых пути препинает…» А нас – орды таких сложных: жизнь – восклицанье, смерть – запятая, и – страх, в многоточие брошенный. Господь жадных дороги метит… А нас – стадо бредущих в веЩность. Море – за пазуху, небо – в клети, и – по карманам – звезд млечность. Господь лживых тропы уводит… А нас – сивых – ничем не измерить. Слово – безумие в каком-то роде, если буквально поэтам верить. И только слабых Господь провожает… И нас – мало таких – самых. А если слабостей нам не хватает, берем у гордых, лживых и жадных.

На рождение поэта

Даже случайное прикосновенье… Все – раздраженье – с криком, с злобой. Вечной вселенной перерожденья жаждет утроба. Гляди в оба. Запоминай, не стыдясь припадков. Мифы – телесны, ты знаешь это. Новое слово речёт из матки белому свету имя поэта. Даже привычный хаос в квартире… все – удивленьем – с радостью нови. Более нет убедительней в мире Слова и Крови.
Последниe публикации автора:

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS