!sql версия Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство

Литературная критика

 Литературная критика: Денис ИоффеРазговорный жанр жизнетворчества. Слово о Эль — «Бордо само по себе, я сама по себе.» (07/04/03)

Как написать рассказ о конце светаИгорь Викторович Касаткин (27/03/03)
Говорят, что существует красота человеческих страданий, что весьма сомнительно, так как это скорее красота воспоминаний о человеческих страданиях, то есть, попросту любование со стороны, своего рода садизм, оправдываемый, или, наоборот, усугубляемый, так называемым состраданием. То же, и красота смерти. Она, разумеется, не в пику уродства жизни, а во славу этого уродства, но парадокс в том, что чем красивее смерть, чем больше в ней "красоты", тем меньше уродства жизни, и самой жизни. 

Беседа Маруси Климовой с Пьером Гийота. №3Маруся Климова (26/03/03)
Я думаю, что Искусство способно создавать и пробуждать в людях чувства совершенно иные, нежели те привычные чувства трагического и комического, которыми, как им кажется, обычно живут человеческие существа. Такие чувства заставляет людей чувствовать более глубоко, чем они это обычно делают, страдая или же радуясь жизни. 

Обратная сторона мишени. Коровы Важенина и Ермолин обыкновенныйЛев Пирогов (25/03/03)
Сразу ясно, где поэзия, а где фуфло. Во втором случае поэзия, а в первом фуфло. 

УМЕвгений Иz (24/03/03)
Мишель Уэльбек: “К Западу я не испытываю ненависти, только огромное презрение... Мы создали систему, в которой жить стало невозможно; и хуже того, мы продолжаем распространять ее на остальной мир.” 

Как написать рассказ Шукшина?Игорь Викторович Касаткин (21/03/03)
Это ведь почти математическая задача, и нужно обозначить Х, тип героя. Затем поместить Х в соответствующий контекст, и как бы вычислить его с помощью идеи-сюжета. 

Знаки препинания №42. Почти по Фройду: Заметки постороннего. Полемика с Евгением ЕрмолинымДмитрий Бавильский (20/03/03)
Бумажный критик Евгений Ермолин опубликовал в бумажном журнале «Знамя» большой текст «Критик в сети». Намеревался автор написать нечто вроде обзора, путеводителя по литературно-критическим страницам, о чём и сообщил в конце первой главе текста («Наш план таков. Информацию справочного характера я попытаюсь сочетать с общими суждениями и размышлениями о репрезентации литературного критика в Сети как проблеме...»). Однако, глянцевого бедекера у Еромолина не вышло: с первых же страниц «Критика в сети» посыпались резко оценочные суждения, ни один упоминаемый автор не остался без своего прилагательного (некоторые из них, правда, повторяются). 

Беседа Маруси Климовой с Пьером Гийота. №2Маруся Климова (19/03/03)
Пьер Гийота: «Я знаю, что меня причисляют к «проклятым поэтам», ставят рядом с Бодлером, а это то, о чем уже более ста лет мечтает практически каждый французский писатель. Все прочие сравнения оставляют меня равнодушным…» 

Бедные люди Маруси КлимовойИгорь Викторович Касаткин (14/03/03)
Есть места, которые присваивают нас, а есть места, которые мы присваиваем. Петербург, в отличие от Москвы или Парижа, невозможно присвоить, он всегда сам присваивает всех, пришивает к своему туманному безумию, и именно в этом его колоссальное значение для русской культуры. Он всегда довлеет над разнообразием стилей, или моделей поэтического поведения, он побеждает и их, и их носителей. Побеждает он и Марусю Климову. 

Знаки препинания №41. Завари-ка, Таня, щей, // я привёл товарищей. Полемика с Пироговым продолжаетсяДмитрий Бавильский (13/03/03)
Употребляя слово «история» Пирогов уподобляется персонажу Булгакова, который сказал, что, да, мол, сегодня на Патриарших случится забавная история. 

Беседа Маруси Климовой с Пьером Гийота. №1Маруся Климова (12/03/03)
Пьер Гийота: «Долг художника - дестабилизировать ситуацию, волновать прекрасный человеческий род и прославлять красоту его страданий!» 

Алан Маршалл – предтеча постинтеллектуализма. Литература после кризиса адекватностиЛев Пирогов (11/03/03)
...Сугубый профессионализм убивает азарт, без азарта невозможно откровение, без откровения невозможно познание: «Сначала я понял, что эта теорема верна, а потом стал думать, как ее доказать». Для вывода системы из кризиса необходим дилетант. 

Дитя и зверьИгорь Викторович Касаткин (08/03/03)
В последнее время я только об этом и думаю. Как? Ну, как? Ну как защитить бедного Пушкина? 

Призрачно всёЕвгений Иz (07/03/03)
...Вполне естественно сравнение этого сборника новелл с джазовым альбомом, где каждая новелла - определенная музыкальная тема, особое настроение; при этом альбом звучит спокойно и неизбывно меланхолично. Иррациональный японский джаз. 

"Я назову себя смертью"Сергей Серёгин (06/03/03)
...Можно сказать и так, что проблема - не в "экстремистах", проблема в обществе, относящем экстремизм, в буквальном смысле, к явлениям крайним, далеко отстоящим от центра. Проблема в самой потребности культуры искать смысл подвига вне подвига (в комплексе неполноценности, в третьей перинатальной матрице, физиологических отклонениях и т.д.). Это говорит лишь о выключенности общества из пространства циклического ритуала (ритуал нельзя объяснить, интерпретировать, в нем можно только участвовать). Об отсутствии иерархической вертикали, благодаря которой только и возможно осмысленное участие в ритуале (и интимная близость с Тем, Кто Над ритуалом). 

Между Садом и Христом: о творчестве Пьера ГийотаМаруся Климова (05/03/03)
... Гийота, на мой взгляд – фигура символическая, так как именно в его творчестве, пожалуй, наиболее явственно и органично нашли свое выражение некоторые основные тенденции в искусстве двадцатого века... 

Знаки препинания №40. Дневник ПечоринаДмитрий Бавильский (05/03/03)
Литературоцентричность самой высокой марки и степени концентрированности, слова и буквы, в которых жизнь подменяется жизнью. 

Интервью "Финансовое положение толстых литературных журналов" (окончание)В. Перельман (05/03/03)
...Я думаю, что может быть резкое сокращение журналов, но кто-то выживет всё равно... 

Интервью "Финансовое положение толстых литературных журналов"В. Перельман (04/03/03)
Есть два "Новых мира" - бумажный и электронный. Электронная версия включает полный текст всех свежих номеров, плюс полный текст номеров до 93 года, и различные проекты и рубрики. Аудитория бумажного издания - учреждения, библиотеки, вузы. Большая часть - люди старше 50 лет. Остаток огромной аудитории "Нового мира" предыдущих десятилетий. Люди, у которых выработалась тяга к литературному журналу как к особой форме. Молодёжи непонятна сама форма. Проблема не в том, что мы не печатаем чего-то молодёжного. Им понятна газета, книга, между ними тонкий еженедельник. Но зачем каждый месяц толстый журнал и что с ним делать – непонятно. 

Слон на кита. Гомерическая битва с БавильскимЛев Пирогов (03/03/03)
Дмитрий Бавильский так хорошо ассказало себе как о критике в представлении авторов "Топоса", что добавить мне вовсе нечего. Национальность его неизвестна - ибо Челябинск, а там сам черт ногу сломит: мордва, татарва, ханты, манси: Словом, сибиряк с медвежьим здоровьем. 

Записки покойника. Илья Масодов. «Черти». Роман.Дмитрий Бавильский (28/02/03)
Кто бы мог подумать, что извращенцы, получающие за свой тексты предупреждения от минпечати РФ, тоже, оказывается думают о судьбах Отечества. 

Моя история русской литературы №30. Тишайшее из убийствМаруся Климова (27/02/03)
(...) Одна кухарка уже создала понятную каждой кухарке книгу - "Унесенные ветром"! О каком совершенстве еще можно мечтать! 

Знаки препинания №39. Полемизируя со Львом ПироговымДмитрий Бавильский (26/02/03)
  Спорить с Пироговым трудно: ты ему про Фому, он тебе про Ерему. 

Под светом черных дырИгорь Викторович Касаткин (25/02/03)
(...) человек может быть понят, да просто замечен, только в момент падения, или подъема. На самом деле, как видим, движение есть совершенно необходимое условие и падения, и подъема. И у Толстого этот подъем, это движение в сторону от черной дыры происходит, потому что его герои понимают: падение не может быть бесконечным. В этом и есть, на мой взгляд, главное, и очень ведущее в сторону «реализма», отличие на самом деле Толстого от на самом деле Достоевского, герои которого могут падать в пропасть до бесконечности. У Толстого смерть сильнее! Он чувствует ее острей, а Достоевский привык, притерся. Его расстреливали, в конце концов, уже. Его на каторге убивали. И он столько раз умирал за рулеточным столом! 

Supergirl как “фишка” Новой ПрозыЕвгений Иz (24/02/03)
...Странно, но многие сценаристы-профи в своей прозе схожи именно какой-то поверхностностью языка, каким-то чересчур рационально-небрежным и плоским отношением к тексту. Хотя, как раз не странно - сценаристы же все-таки. 

Моя теория литературы. Выбранные места из переписки с друзьямиЛев Пирогов (20/02/03)
...Не дай бог стать хвостом у слона, - каждый хочет остаться головой мухи. Мыслимо ли, скажем, Басинскому, Данилкину, Немзеру и Курицыну договориться о совместном проекте?.. И разве это был бы не эффективный кулак? Особенно если сами знаете кого пристегнуть в качестве большого пальца… Да хренушки. Даже с Курицыным ни о чем не договоришься, хоть мы, вроде бы, и одного помета. Даже с Басинским, хоть мы, вроде бы, и приятели. С Данилкиным можно попробовать договориться лишь о дуэли. С Немзером и того не получится. 

Моя история русской литературы №29. Новая эстетическая политикаМаруся Климова (19/02/03)
Конечно, в искусстве бывают и абсолютно случайные совпадения, когда первоначально совершено невинные произведения, созданные их авторами без какого-либо тайного или даже бессознательного умысла, вдруг в силу резко изменившегося культурного контекста, вызванного какими-нибудь историческими катаклизмами и потрясениями, вдруг обретают крайне извращенный и неприличный смысл. 

Знаки препинания №38. Приключения дискурсаДмитрий Бавильский (19/02/03)
Кто-то уже определил, что главное содержание "Мифогенки" - манифестация русского бессознательного, в центре которого "колобок". (...) На самом деле, главная тема романа "Мифогенная любовь каст" - формирование какого-то конкретного дискурса, его рождение и отмирание, его функционирование и распадание. Это тональность, настроение, особость только лишь одного текста, в рамках которого, на сочленении и перепадах внутреннего стилистического давления и возникает нечто, которое иначе как мифогенным дискурсом обозначить невозможно. 

Старики на уборке хмеляИгорь Викторович Касаткин (17/02/03)
Я понимаю, прежде всего, очевидное. Чем тоньше грань между экстенсионалом (вероятной реальностью) и интенсионалом (возможным результатом воздействия дискурса на вероятный субъект), тем более трагической, катастрофической, тотальной, как хотите, является деконструкция, производимая письмом! Короче говоря, не в деконструкции счастье, а в ее количестве. 

 Начало 
Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство

  © ТОПОС, 2001 — 2003


Начало
Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Форумы
О проекте
Карта сайта

поиск: