сегодня: 15/10/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Моя история русской литературы №30. Тишайшее из убийствМаруся Климова (27/02/03)
(...) Одна кухарка уже создала понятную каждой кухарке книгу - "Унесенные ветром"! О каком совершенстве еще можно мечтать! 

Знаки препинания №39. Полемизируя со Львом ПироговымДмитрий Бавильский (26/02/03)
  Спорить с Пироговым трудно: ты ему про Фому, он тебе про Ерему. 

Под светом черных дырИгорь Викторович Касаткин (25/02/03)
(...) человек может быть понят, да просто замечен, только в момент падения, или подъема. На самом деле, как видим, движение есть совершенно необходимое условие и падения, и подъема. И у Толстого этот подъем, это движение в сторону от черной дыры происходит, потому что его герои понимают: падение не может быть бесконечным. В этом и есть, на мой взгляд, главное, и очень ведущее в сторону <реализма>, отличие на самом деле Толстого от на самом деле Достоевского, герои которого могут падать в пропасть до бесконечности. У Толстого смерть сильнее! Он чувствует ее острей, а Достоевский привык, притерся. Его расстреливали, в конце концов, уже. Его на каторге убивали. И он столько раз умирал за рулеточным столом! 

Supergirl как "фишка" Новой ПрозыЕвгений Иz (24/02/03)
...Странно, но многие сценаристы-профи в своей прозе схожи именно какой-то поверхностностью языка, каким-то чересчур рационально-небрежным и плоским отношением к тексту. Хотя, как раз не странно - сценаристы же все-таки. 

Моя теория литературы. Выбранные места из переписки с друзьямиЛев Пирогов (20/02/03)
...Не дай бог стать хвостом у слона, - каждый хочет остаться головой мухи. Мыслимо ли, скажем, Басинскому, Данилкину, Немзеру и Курицыну договориться о совместном проекте?.. И разве это был бы не эффективный кулак? Особенно если сами знаете кого пристегнуть в качестве большого пальца: Да хренушки. Даже с Курицыным ни о чем не договоришься, хоть мы, вроде бы, и одного помета. Даже с Басинским, хоть мы, вроде бы, и приятели. С Данилкиным можно попробовать договориться лишь о дуэли. С Немзером и того не получится. 

Моя история русской литературы №29. Новая эстетическая политикаМаруся Климова (19/02/03)
Конечно, в искусстве бывают и абсолютно случайные совпадения, когда первоначально совершено невинные произведения, созданные их авторами без какого-либо тайного или даже бессознательного умысла, вдруг в силу резко изменившегося культурного контекста, вызванного какими-нибудь историческими катаклизмами и потрясениями, вдруг обретают крайне извращенный и неприличный смысл. 

Знаки препинания №38. Приключения дискурсаДмитрий Бавильский (19/02/03)
Кто-то уже определил, что главное содержание "Мифогенки" - манифестация русского бессознательного, в центре которого "колобок". (...) На самом деле, главная тема романа "Мифогенная любовь каст" - формирование какого-то конкретного дискурса, его рождение и отмирание, его функционирование и распадание. Это тональность, настроение, особость только лишь одного текста, в рамках которого, на сочленении и перепадах внутреннего стилистического давления и возникает нечто, которое иначе как мифогенным дискурсом обозначить невозможно. 

Старики на уборке хмеляИгорь Викторович Касаткин (17/02/03)
Я понимаю, прежде всего, очевидное. Чем тоньше грань между экстенсионалом (вероятной реальностью) и интенсионалом (возможным результатом воздействия дискурса на вероятный субъект), тем более трагической, катастрофической, тотальной, как хотите, является деконструкция, производимая письмом! Короче говоря, не в деконструкции счастье, а в ее количестве. 

Мы наш, мы новый миф построимТатьяна Волошина (12/02/03)
Фестивали русских фильмов, выставки русского авангарда, несметное количество вечеров русской музыки, танца, кухни и прочей керамики. И каждый раз, затаив дыханье, ждут честно оплатившие входной билет доверчивые американцы, что распахнётся занавес, рухнет стена, спадёт пелена и узнают они Главную Русскую Правду. В январе на встрече с Татьяной Толстой некий нетерпеливый Американский Человек не выдержал да и ляпнул то, что мучит и гложет каждого Грамотного Американца: <Скажите, а почему русская литература - самая великая?> 

Моя история русской литературы №28. НеобратимостьМаруся Климова (11/02/03)
В общем, как ни крути, но собрав на одном корабле практически всех засветившихся к тому времени русских философов, Ленин, возможно, сам того не желая, достиг просто потрясающего эффекта! В освободившемся на какое-то время от философии Советском Союзе даже совсем простым и необразованным людям вдруг открылась едва ли не самая последняя истина о жизни и человеке! И все потому, что теперь они смогли созерцать эту истину, не замутненную ничьми туманными словами и рассуждениями. 

Разговорный жанр жизнетворчества. Беседа вторая c Александром БарашемДенис Иоффе (05/02/03)
...многие сегодняшние критики, не камуфлируясь, говорят поэту - "небходимо быть проектом". Если ты не проект, тебя не читают, о тебе не говорят. Ты, говоря утилитарным языком, не можешь претендовать на премии, на какую-то издательскую востребованность. На деньги, в конце концов. Но, что важнее - на "Имя". (...) 

Знаки препинания №37. ПодвигДмитрий Бавильский (04/02/03)
...маргинальные книги сегодня не выпускает только ленивый. Есть даже целое издательство (сами знаете какое), в названии которого весьма чётко прописана цель - всегда оставаться на обочине. Но, несмотря на это благородное стремление, тиражи изданий "Ad marginem", особенно в последнее время, всё чаще и чаще взлетают на недосягаемую для других издательств высоту. 

Русская литература и советский хоккей. По поводу опроса главных редакторов литературных журналовЛев Пирогов (03/02/03)
...Сравним литературу с хоккеем (две гордости, которые мы потеряли). Вот уже десять лет наша некогда великая сборная никак не обрящет чемпионского титула.... 

Моя история русской литературы №27. МикромирМаруся Климова (03/02/03)
...русские писатели в двадцатые годы оказались в абсолютно новых для себя условиях: все-таки только что закончилась Гражданская война, все переменилось: Но мне почему-то кажется, что революция в физике в начале двадцатого столетия: а именно, сенсационное обнаружение микромира, -- тоже каким-то таинственным и роковым образом сказалась на всем дальнейшем развитии искусства, причем это воздействие по своим последствиям для литературы, например, оказалось куда более значительным и серьезным, чем влияние многочисленных социальных катаклизмов и потрясений тех лет, и в частности, той же Великой Октябрьской революции. Я хочу сказать, что и мир литературы, подобно внешнему физическому миру, тогда вдруг тоже неожиданно раскололся на две половины: микро и макромир. 

Моя история русской литературы №26. Нечеловеческое сияниеМаруся Климова (23/01/03)
...Я, по крайней мере, пишу не стихи, а прозу, и то хорошо! Хотя бы на это у меня ума хватило! Сейчас, по-моему, если человек увидит на странице слова, расположенные в столбик, то он непременно должен от такой книги отскочить в сторону, как от чумы. Что бы там ни говорили, но поэзия - это уже совсем мертвый жанр, и не просто мертвый, а уже основательно разложившийся... 

Высокий pulp fictionЕвгений Иz (21/01/03)
..."Попса" Ю. Короткова не предлагает социальных панацей и не дает рецептов выхода из кризиса; "сто пятьдесят миллионов приходят в свои нищие дома - жрать нечего, дети голые, впереди ни просвета..." - эта книга всего лишь описывает коллективный опыт восприятия мира. И я думаю о том, что такие описания по своей сути являются программированием, психологической установкой. 

Разговорный жанр жизнетворчества. Беседа перваяВадим Темиров, Денис Иоффе (20/01/03)
Собравшись вкруг сосновости лакированных досок яффски купленного застенка, мы по обыкновению предались верликийскому и прихотливому разглагольствию о пережитом за последние годы. Этот визит Вадимуса оставил в хадерских закромах груды не по-конски даренных зубастых книг Бытия, из которых за чаем и чаем, не чаем уж черемисов поддых: не ясно как в диссертантски крученыховском аде очитать, взыскательно оглазастить все эти белесые страницы. 

Моя история русской литературы №25. Двое в комнатеМаруся Климова (16/01/03)
Маяковский, наступая "на горло собственной песне", на мой взгляд, переплюнул средневековых аскетов, ходивших в лохмотьях и умывавшихся собственной мочой, оставил их далеко позади себя. А Есенин пытался ему противопоставить какую-то жалкую распущенность... 

Моя история русской литературы №24. Основной вопрос культурыМаруся Климова (09/01/03)
...я, вообще-то, все это тут пишу вовсе не для того, чтобы кого-нибудь уличить. Мне просто кажется, что в двадцатом столетии в культуре тоже произошла некая подмена, наподобие тех, что я перечислила выше, очень на них похожая, но гораздо более глобальная и радикальная: человеческую гениальность теперь практически все стали почему-то отождествлять с расслабленной олигофренией. 

Знаки препинания №36. Здесь, внутриДмитрий Бавильский (31/12/02)
...для начала, смотрим фильм Бернардо Бертолуччи (недавно вышедший на ДВД и видео), чтобы более-менее разобраться в иероглифе фабулы, а потом лакируем послевкусие от марсианских красок великого фильма, чтением книги, параллельно слушая музыку Руиши Сакамото. 

Знаки препинания №35. ПроявленноеДмитрий Бавильский (26/12/02)
Теперь мы проходим моменты для западной теории и практики очевиднейшие. Там-то фотография уже давно введена в пантеон, разработана мощная философская база, Ролан Барт и Сюзан Зонтаг со товарищи премного постарались. Вот Петровская и хочет стать нашей Сюзан Зонтаг, поэтому я не удивлюсь, если следующей её книгой станет беллетризованная биография или какой-нибудь толстенный роман. 

Моя история русской литературы №23. Конец историиМаруся Климова (25/12/02)
...Возможно, каждой нации вообще отпущено свыше какое-то определенное количество духовной энергии, и если  поэтов, писателей и художников вдруг становится слишком много, то вся эта энергия дробится на всех, то есть на более мелкие части и кусочки.   

Нацбест -3. После драки -2Лев Пирогов (25/12/02)
Скандал - средство одноразовое, эскалация скандальной политики ведет к уменьшению ажиотажа, - чем больше доза, тем меньше кайфа. 

Кандидаты на премию имени Аполлона Григорьева по итогам 2002 годаРед. (24/12/02)
  

Литературная премия имени Юрия Казакова по итогам 2002 годаРед. (24/12/02)
  

Знаки препинания №34. Длинный список премии имени Аполлона Григорьева и короткий список премии имени Юрия КазаковаДмитрий Бавильский (24/12/02)
Именно жанр рассказа, короткого, динамичного высказывания, оказывается наиболее подходящим для экспериментальных разработок. Новые писатели, новые стили, способы письма, расширение тематического диапозона, синтаксическая изощрённость - вот что здесь может быть важным и интересным. 

Моя история русской литературы №22. Дегенеративное искусствоМаруся Климова (18/12/02)
Начнем с того, что Хлебников всегда представлялся мне совершенно полным и откровенным олигофреном с капающей изо рта слюной. 

Знаки препинания №33. Третий лишний или ещё раз о Кристиане КрахтеДмитрий Бавильский (16/12/02)
...можно сказать, что литературный диалог между западными и российскими литературными радикалами (в отличие от диалога философского) действительно состоялся. И если место главного писателя с <русской> стороны по-прежнему остаётся вакантным (Владимир Сорокин, солнце русской прозы и <наше всё> не в счёт, у него масштаб несколько иной, не так ли?), то главным автором с западной стороны, наши расчетливые издатели назначили именно Кристиана Крахта. 

Моя история русской литературы №21. Идеальный поэтМаруся Климова (11/12/02)
Что же делать? Как спастись от надоедливых литературоведов? Воровать, не мыться, замочить собственную жену, любовницу, носить затвердевшие от грязи брюки, встречаться с Арафатом, восхищаться подвигами Че Гевары, сочувствовать судьбе несчастного Чаушеску, совершать паломничество на могилу Рудольфа Гесса, выколоть на своей груди портрет Пол Пота!?.. 

Моя история русской литературы №20. По ту сторону ума и глупости.Маруся Климова (05/12/02)
Последователи Белого больше не ищут никаких героев и идей, они одержимы поиском радикальных открытий и методов. В современной литературе метод окончательно пришел на смену герою: 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»