сегодня: 23/10/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Знаки препинания №44. Образы и образа. О манипулятивной природе образа.Дмитрий Бавильский (11/06/03)
Симулякр – подобие или обманка, главная цель которого – быть более естественным и «правдивым», чем объект, так или иначе сохранивший связь с собственным эйдосом. 

Моя история русской литературы №40. Вечное возвращениеМаруся Климова (10/06/03)
...никогда не была большой поклонницей Набокова, но, тем не менее, сцена чтения дневниковых записей своего нового мужа мамашей Лолиты, должна признаться, доставила мне несколько приятных минут. Жаль, что в романе эта сцена длится очень недолго, и мамаша Лолиты почти сразу после этого попадает под автомобиль. Трагическая участь всех американских домохозяек, включая Митчелл! 

Знаки препинания №43. Муза вместо сумыДмитрий Бавильский (06/06/03)
Ныне проникновение блатной тематики кажется уже просто тотальным - праздники "Шансона" в Кремле, криминальные сериалы... И даже государственные мужи, не задумываясь, употребляют слова типа "наезд", "разборка" или "общак", словно бы дети малые. Неразумные. Выходит так, что тема экстремального опыта человека, сталкивающегося с теневыми, подпольными сторонами жизни, заслуживающая интереса и уважения, как любая другая тема, нуждается в серьёзной реабилитации. Вот почему столь важен и интересен "случай Сергиенко"... 

Разговорный жанр жизнетворчества. Беседа с Аркадием Бартовым в самом конце весныДенис Иоффе (04/06/03)
Аркадий Анатольевич Бартов по праву принадлежит к Первому Героическому поколению русских соцартистов и концептуалистов, живописуя собственной персоной возможность самостийного существования питерского извода Русского Концептуализма. 

Моя история русской литературы №39. Вечная женственностьМаруся Климова (03/06/03)
Дон Кихот – это самый что ни на есть настоящий мужественный ***, в том смысле, на котором с таким упорством настаивал Берроуз. А вот князь Мышкин, по-моему – это все-таки ***. Увы! 

Вавилонская башня Аркадия БартоваВиктор Кривулин (02/06/03)
Виктор Борисович Кривулин (1944 - 2001), известный поэт, эссеист, критик, журналист. Автор около полутора десятков сборников стихов и эссе. С начала 70-х годов участник правозащитного демократического движения. Издатель и редактор журнала "37" - одного из первых самиздатских журналов в г. Ленинграде. Стихи и статьи Виктора Кривулина переводились на основные европейские языки, а также на арабский, японский и китайский.
Статья "Вавилонская башня Аркадия Бартова" написана в качестве послесловия к книге Аркадия Бартова "Недолгое знакомство" (1994 г.)
Статья публикуется с разрешения вдовы писателя Ольги Кушлиной. 

Женский вопросИгорь Викторович Касаткин (29/05/03)
...женщины, русские литературные женщины – дело другое. Женщина почти никогда не действует исходя из отвлеченного рассуждения. Женщина действует, исходя из баланса возможности и необходимости. 

Моя история русской литературы №38. Продолжая перечитывать…Маруся Климова (28/05/03)
Ну вот, только я написала про “Идиота”, как почти сразу же услышала по ТВ, что князь Мышкин был воспринят в самых отдаленных русских селеньях на “ура”, все его ужасно полюбили, а исполнитель его роли теперь самый что ни на есть настоящий “народный артист России”… Ага, так я и думала! 

Книга, которую мог бы написать МакМёрфи после лоботомииСергей Летов (26/05/03)
В Академгородок приезжали Стругацкие, читали нам свои запрещенные книги. Мы раздобывали пластинки поздних "Битлз", ранних "Deep Purple", "Led Zeppelin", переписывали их тайно на немногочисленных катушечных магнитофонах, устраивали публичные чтения только что напечатанного в журнале "Москва" булгаковского "Мастера". 

Поэт - секретарь у Бога…Слава Сергеев (23/05/03)
Я ведь не просто так все это говорю... Я это говорю не просто "то да се". Я хочу сказать, об этом термине - "русский авангард", что это довольно поздний термин. Даже Роман Якобсон еще не говорил его... И, кстати, если говорить о моём отношении, то я это слово уже и не люблю. Не люблю потому, что это стало как бы с одной стороны универсальным ответом, мы им объясняем все не очень понятное, а с другой нас метят этим словом, как шельму. 

Разговорный жанр жизнетворчества. Маруся и ее гномы(окончание)Денис Иоффе (22/05/03)
Маруся Климова: "...мне интересны только те переводчики, которые занимаются актуальной литературой или же способны актуализировать произведения прошлого, ввести их в контекст современной культуры. " 

Разговорный жар жизнетворчества. Маруся и ее гномыДенис Иоффе (21/05/03)
Маруся Климова: "В этом, в сущности, и заключается смысл искусства - в воссоздании жизни во всей ее полноте, точнее, в возвращении жизни ее, украденной средствами массовой информации (и другими способами и средствами) полноты: " 

Моя история русской литературы. Трагедия русской душиМаруся Климова (20/05/03)
...произведения вроде "Рабыни Изауры" или же "Богатые тоже плачут" не способны каким-либо существенным образом сбить с толку отечественных пенсионерок, внушить им какие-нибудь вредные идеи и мысли. А чему может научить их такая книга как "Идиот"? 

Волевая живучесть любвиЕвгений Иz (19/05/03)
Фредерик Бегбедер: "Что плохо в браке по любви - он сразу берет слишком большую высоту. Единственная удивительная вещь, которая может произойти с браком по любви, - крушение." 

Разговорный жанр жизнетворчества. Ностратический жизнетекстДенис Иоффе (14/05/03)
А вообще, я Гумбольдта очень мало читал. Мне проку нет никакого его читать. Ну, разве мне так уж важно — что язык, как он говорит, это энергия... У него были такие мысли, что язык — это не только эргон, но и энергия...

Энергейа.

Энергейа, да? Энергейа... Ну и так далее... Это всё «философия»... Я до сих пор не очень люблю «разговоры вокруг». Меня интересовало сравнительное языкознание... Я и до сих пор люблю книги, написанные людьми с толком... Например, одна из самых любимых моих книг того времени... Я и сейчас её очень люблю... Это Ван Дриес — «Язык». Он написал замечательную книгу. Я очень любил её. Другая книга, которую я очень любил, но читать мог только в библиотеке Ленина — это Витторе Пизани... У него громадный талант... Он, так сказать, аккумулировал... Это ведь книга по индоевропейскому языкознанию. Мейе, например, писал сухо и не то... Что делал Пизани... Он брал и давал парадигмы по каждому из языков. Он обучал... 

StupidЪ number two… three… and so onИгорь Викторович Касаткин (14/05/03)
Аглаю бы я сыграл сам, не столько боясь двусмысленных кривотолков, сколько желая лично исправить ошибку Достоевского, оставившего в живых замечательного человека, и одновременно желая хотя бы на уровне искусства испытать великое счастье "умереть от Мышкина". 

Моя история русской литературы №36. Смысл историиМаруся Климова (13/05/03)
И вот тут, наконец, мы и подошли к ответу на главный и, к моему удивлению, заинтересовавший столь многих вопрос о смысле "Моей истории русской литературы". 

Я сошла с ума (Нас не догонят)Лев Пирогов (12/05/03)
Просто диву даешься - как много общего между Гоголем, Наполеоном и мной. (...) за Гоголя не скажу, а сам я пришел к Репе следующим образом: устал от красот зла. 

Кровь и почва (Земля и воля)Лев Пирогов (08/05/03)
Просто диву даешься - как много общего между Гоголем, Наполеоном и мной. (...) за Гоголя не скажу, а сам я пришел к Репе следующим образом: устал от красот зла. 

Человек без стен и конец МетелиИгорь Викторович Касаткин (07/05/03)
Мне представляется, что описание встречи Гринева и Пугачева во время метели в степи это наиболее глубокая интуиция во всей русской литературе. И теперь уже - навсегда. Метель - русский мираж, из которого вырастает русская судьба. 

Моя история русской литературы №35. Уроки Большого стиляМаруся Климова (06/05/03)
...из всех метафор, обычно применяемых к литературе, меня почему-то все равно больше всего привлекают именно метафоры войны. Более того, я считаю, что только они и являют собой образцы хорошего стиля, столь редкие для русской литературы. Увы! 

Михаил Гробман. Левиафан. Дневники 1963-1971 годов, Москва, 2002.Денис Иоффе (05/05/03)
Михаил Гробман, если это до сих пор не было ясно, - это один из первозначимых апостолов того художнического движения, которое зовется "Вторым Русским Авангардом" (по хронологическому контрасту с "Первым", начало коему было, условно, положено братьями Бурлюками... 

Моя история русской литературы №34. Магическая книгаМаруся Климова (30/04/03)
...Если бы отечественные профессоры вроде Бахтина не были начисто лишены воображения и не зацикливались на банальном Достоевском, то именно в России, а не во Франции должно было бы впервые появиться какое-нибудь объемистое исследование типа: «Уважаемый Михаил Александрович Шолохов: казак и коммунист.» 

Последняя песня проказникаЕвгений Иz (24/04/03)
...автор практически перманентно помаленьку издевается над всеми героями и персонажами, над ситуацией вообще. Именно это и не позволяет искушенному читателю издеваться над самим Кизи. "Никогда не верь Проказнику" - как же, помним. 

Клитемнестра как гипотенузаИгорь Викторович Касаткин (23/04/03)
Какие славные они, эти Донцовы, Маринины, Дашковы, взвалившие на свои нежные плечики то, что и Эсхил-то с Софоклом, одни, без хора, тащить не могли. Впрочем, хор есть. Это как раз те миллионы в метро, погружающиеся в стихию не добра и зла, а рока! Рок = свершившееся. 

Разговорный жанр жизнетворчества. Инвенции в "Андрея Башаримова". Ортодоксальный Инспектор versus кинический ИнкрустаторДенис Иоффе (21/04/03)
Андрей Башаримов: "Вообще, в лесу имеет смысл не слишком заострять внимание на дятлов и иных наших пернатых друзей, а приложить усилия к рассмотрению жизни у наших ног, тихой, шуршащей, незаметной жизни. В душистой траве, во прелом мху скрываются удивительные создания: муравьи, червячки, жуки, ложные опята. Помню, в детстве я приехал с родителями в лес за ягодами, но вместо черники стал собирать в спичечный коробок божьих коровок. Их было много вокруг. Когда коробок наполнился, мне мучительно захотелось их спасти..." 

Дело молодоеЕвгений Иz (18/04/03)
...вся эта "Война и мир - 2001" - это по большей части цеховой прибамбас, почти механическое репродуцирование в отрасли, еще одна вавилонская лотерея-эскалатор. Конечно же, я понимаю, как всем нам тяжело живется. Наверное, поэтому "Дебют" столь осмотрителен, а его лауреаты лишены художественного безумия и эстетического ведовства и наделены рациональной смекалистой даровитостью прилежных учеников. 

Моя история русской литературы № 33. Наше все-2Маруся Климова (17/04/03)
...наиболее глубокое суждение о бытии, времени и т.п. в двадцатом века принадлежит вовсе не философам, а ни кому иному, как Сталину, которому, судя по всему, удалось сохранить по-детски наивный и незамутненный взгляд дилетанта на окружающий мир. "Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы!" Это высказывание как бы подытожило и вобрало в себя всю мудрость не только двадцатого но и множества прошедших и, наверняка, будущих веков. Поэтому я нисколько не сомневаюсь, что и по истечении тысячелетий, когда от современной цивилизации не останется уже практически ничего, даже основание Эйфелевой башни сотрется с лица земли и превратится в пыль, а не то чтобы там диссертация какого-нибудь Мамардашвили, люди далекого-далекого будущего будут судить о нынешней эпохе именно по этим словам. 

Долгое мгновение (судьба Гумилева)Игорь Викторович Касаткин (17/04/03)
...смерть Лорки казалась мне несравненно более "гуманной", в легендарной апельсиновой роще, и, в конце концов, он смотрел в лицо взводу расстреливающих его фалангистов. Да и сами фалангисты, они, наверное, были орудием аристократов, убивающих, по их мнению, опасного шута. Гумилева же, наоборот, убили страшные клоуны, калеки и горбуны, когда-то кормившиеся на помойке ради своего уродства, и ради Христа. 

Разговорный жанр жизнетворчества. Беззаконные шестьдесят вопросов к автору "Нормы"Денис Иоффе (16/04/03)
Владимир Сорокин: "Процесс порождения текстов протекает у меня как контролируемый приступ эпилепсии." 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»