сегодня: 24/04/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Проза

Щавелевый супЕвгения Резникова (30/06/08)
– Что ж ты забыл меня, красавчик? – с грустью спросила она, – Утоп по самые уши? – В смысле? – не понял Андрей. – Как там у вас говорят – втюхался? Влип? Завертелось? Видишь, я про тебя все знаю. А вот ты про меня – ничего. 

Живописное примирениеТатьяна Зимбули (26/06/08)
Я точно помню, из-за чего мы поссорились, хотя прошла целая половина года! И виноваты были: моё чрезмерное и не всегда уместное терпение, моя мягкость и не имеющая границ тактичность и, наконец, моя подруга, позволившая себе непозволительную грубость в отношении моей семьи. 

Щавелевый супЕвгения Резникова (24/06/08)
С эксцентричной Агатой дед развелся сразу после рождения Андрея. Было ощущение, что железная бабка ненавидела всех – деда, за какой-то тайный проступок, сына, невестку, но больше новорожденного внука. 

Средство от изменыНина Турицына (20/06/08)
Он не говорил мне ничего особенного, только то, что касалось лечения тети. Он стремительно входил, но слушал чрезвычайно внимательно малейшие жалобы, вникал во все подробности и так же стремительно исчезал. Во всем его облике была стремительность, как будто он жил в ином времени, в ином темпе, чем простые смертные. 

Средство от изменыНина Турицына (18/06/08)
И тогда тетя Леля сказала ей замечательные слова, которые можно повесить как плакат на стене медицинских учреждений: – Если Вы не способны сказать слова утешения – пройдите молча! 

Средство от изменыНина Турицына (16/06/08)
Зачем мы поженились? Я любила его потому, что он любил меня, как мне тогда думалось. Он ухаживал, стоял под окнами, приносил миленькие приятные безделушки, так трогающие сердце молоденьких глупеньких девчонок. И, главное, никто ведь еще так серьезно за мной не ухаживал, никто не делал мне предложения. Это и было решающим в нашем романе. 

Щавелевый супЕвгения Резникова (09/06/08)
Он вдруг осознал тайный смысл того, что окружало их отдых: ласковый, незнакомый взгляд отца; его рука, оправляющая локоны у нее на плече; ночная свежесть запущенного яблочного сада, где Андрею каждую ночь мерещились робкие, частые шаги 

Щавелевый супЕвгения Резникова (07/06/08)
Он был за безграничное единение, а Саня отгораживалась от него глупыми мелочами: зубные щетки держала в отдельном стакане, квартиру порывалась оплачивать пополам, теперь вот захотела оставить прежнюю фамилию. Андрей не нажимал, он боялся перегнуть палку, вспугнуть ее сейчас, когда счастье оказалось так близко, и уже манит серебряным лучом. 

Абсолютный слухТатьяна Зимбули (06/06/08)
Мама десять лет как на пенсии по возрасту. Но «засесть в стенах родного дома», как она выражается, ей не позволяет пристрастие к табаку, хорошим духам и любовь к природе. В том смысле, что пристрастия равняются половине её пенсии, целой тысяче рублей. 

С в и д е л и с ьЛюдмила Куликова (04/06/08)
Он спинным мозгом ощутил течение времени, а взглядом успел уловить, как начинают блекнуть очертания фигуры матери, истекая в небытие. Толик мотнул головой, прогоняя видение 

С в и д е л и с ьЛюдмила Куликова (02/06/08)
Она писала ему длинные письма, перечисляя деревенские новости и какие-то мировые сенсации, шутила по-простому, по-бабьему и неизменно заканчивала своим коронным: «Сыночку Толеньке от мамы Оленьки» 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (30/05/08)
Сидора молча стояла у окна и наблюдала, как дети – с высоты почти крошечные – топают ногами по остекленевшим лужам, весело и с брызгами ломают тонкий лёд. Их крики, прежде раздражавшие, теперь – что было странно – не добирались до шестого этажа, все звуки стелились, как туман, на улице внизу. В квартире было тихо-тихо. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (30/04/08)
Душа его вмиг опустела, сознанье заменилось, глаза налились кровью. Галиматьянов сжал кулаки и, тяжело ступая, вышел из неприютного «дома». Сын не узнал бы его сейчас. Никто бы не узнал. Это был другой человек: это был не человек. 

Проверка обмеров БТИКонстантин Акутин (29/04/08)
Если мой звонок разбудит её сегодня, она сгонит лёгкой рукой завесу сна с лица, пройдёт неслышной походкой к пузатому телефонному аппарату цвета слоновой кости и скажет «аллё». И опять мне ничего невозможно будет понять. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (28/04/08)
Словно тисками сдавило виски. Света потрясённо слушала, как глухо воет Санька, как не Санькиным голосом кричит: «Прости, ба, прости, прости, ба!!!» – и как Сидора Валерьевна срывающимся шёпотом диктует в телефонную трубку адрес. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (25/04/08)
О чём всегда догадывался Санька, так это о том, что он – особенный. Не в том смысле, в каком особенен каждый человек на земле, а в том, в каком это обычно бывает в детстве. 

Проверка обмеров БТИКонстантин Акутин (24/04/08)
Мой гений был гением средней руки и вице-президентом упомянутой корпорации. Он был гением средней руки, потому что у него было мало харизмы. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (23/04/08)
Сидора Валерьевна не была злой, но так воспитали, пришлось соответствовать. Она ведь одна осталась у мамы – из троих детей. 

Вот и умер яЛюдмила Куликова (22/04/08)
И опять чудесной силой возращён в спальню. Увидел лежащую жену и понял, что мстил ей, вовлекая в зависимость от меня. Уготовил Шуре тяжёлую судьбу. Скрытое злорадство сейчас стало явным. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (21/04/08)
Когда в семью пришло несчастье, Светлана посчитала обиженной себя. И только после того, как поняла, что ухудшающееся с каждым днём здоровье матери не каприз и не обман, ужаснулась. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (18/04/08)
– Слова? Что – слова? Я слов немало знаю, по большей части умные. Счастья от них нет. От правильности речи только «высоким слоям» удовольствие, народ же по-простому разговаривает, и часто – матом. Не ругается – говорит! Все об этом знают. И ничего не делают. 

Вот и умер яЛюдмила Куликова (17/04/08)
Я, конечно, испугался. Осознал, что возврата нет. И тут же обрадовался: то, что испугалось, живёт. Это открытие поразило меня, и после короткого испуга наступило желанное облегчение. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (16/04/08)
Света испуганно стояла в дверях, не решаясь ни войти, ни выйти: на стуле, возле его кровати, сидела мать. Глаза красные, припухшие, по щекам – слёзы: она страдала. Саньку это удивило. Мать никогда не была слабой, она командовала всеми, как военком парадом, а тут сидит и плачет. 

МалинкаАнна Толкачева (15/04/08)
Шаги зазвучали в пустом пространстве чердака – звонко так, женские каблучки по деревянному настилу тук-тук-тук. И затихли. Мишка поднял голову. Над ним стояла Лизка. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (14/04/08)
Никогда прежде Сида не думала, что может быть так страшно. Она даже не сразу поняла, в какую именно клинику хотят везти её сына. А когда вникла, решила, что над ней издеваются. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (11/04/08)
Кто виноват, что он родился восьмого марта?! «Марта. Восьмого!» – Галиматьянов скептически дёрнул бровью. Сущность у него, значит, бабья. Вот в чём дело-то! Плохо. Меняться надо. Поди, поздно. Что он, полувековой индивид-у-ум, может в себе изменить? 

МалинкаАнна Толкачева (10/04/08)
Сначала перед его глазами плясали разноцветные круги и треугольники. Наплывали друг на друга, смешивали цвета, расплывались, взлетали к потолку брызгами-кляксами. Мишка мотнул головой – и образы стали четче, осмысленней. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (09/04/08)
– …без разницы! Хорошо, пусть будет ревниво. Так, всё, хватит. Я надеюсь, вы меня поняли. Александр – не ваш лакомый кусочек! Я найду, кому его скормить. Санька услышал, как больно стукнулась трубка, упав на телефон. 

МалинкаАнна Толкачева (08/04/08)
Лиза поднялась со стула. Глядя под ноги, чтобы не зацепить невзначай малинку, она двинулась к кровати. Половицы ускользали из-под ног. Лиза села на край кровати, потом легла, закинув руки за голову. 

Бред ГалиматьяноваСветлана Малышева (07/04/08)
Галиматьянов жил один: соседей у него не было. Столь редкая удача подвалила лет пять назад, когда он, тогда ещё хлипкий мужчинка с повадками белой крысы, крепко и безнадёжно заболел. 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»