сегодня: 21/06/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Проза

Хорошо быть городскимАндрей Подушкин (29/11/06)
Типичный, стандартный (городской, дворовый, но не малолетка) уголовничек. Среднестатистический. Самая середочка между махровым паханом уркаганом и шпанистым сопляком. Каков он из себя? Не встречали? 

Тулово окаянноеАлександр Титов (28/11/06)
Просевшим до хрипоты голосом дядя Михай рассказал, как собственными глазами видел аварию: полуденный товарняк сбил на этом переезде самосвал. 

Хорошо быть городскимАндрей Подушкин (27/11/06)
Газеты эпохи развитого социализма мне были просто неинтересны. (Скучно, брат!) Лет до пятнадцати-шестнадцати я их не воспринимал. Но журналы листал с удовольствием. Толстые и технические, эти сразу - в костёр. (Как собственно и <Костёр>, и <Пионер>.) Из некоторых черпал полезную информацию. 

Хорошо быть городскимАндрей Подушкин (24/11/06)
Наша школьная пионерская дружина дружно и упорно боролась (ох, боролась!) за право носить имя Василия Константиновича Блюхера. Боролась и одновременно носила. Примерялась уже. Авансом. (Что Сталин погорячился и зазря, по ошибке шлёпнул выдающегося военачальника, нам всем уже тогда разъяснили.) 

ОбезьянаГлеб Нагорный (23/11/06)
Так жили миллионы. Это успокаивало, примиряло фантазии с реальностью. Тысячи и тысячи не выезжали из Люберец. Миллионы въезжали в Москву - и они же в итоге торговали курами-гриль. Куда, зачем и, главное, ради чего они ехали сюда - в мегаполис? 

Хорошо быть городскимАндрей Подушкин (22/11/06)
Было, было такое время, когда физкультурники шибко отравляли моё существование. Они собирались в загаженной тополиной рощице возле районного Дома пионеров (на задах). В своих застиранных голубых, грязно-розовых и блёкло-салатных майках. В спортивных тапочках. Пинали мячи, ходили на руках, мускулистых и шелушащихся от загара. Курили, пили и сквернословили. Мешали мне посещать фотокружок. (Били больно.) 

Еще одно летоЕлена Шахновская (21/11/06)
Еще недавно Наталья Владимировна была Татусей, всеобщей любимицей. Танцевала вечерами на деревянной сцене, прижимала к груди полевые цветы восхищения. Сидела на кровати в коротком розовом, небрежно раскидывала коленки и рассказывала о своих победах. 

Хорошо быть городскимАндрей Подушкин (20/11/06)
И ещё одна убедительнейшая просьба: не стоит сваливать на хрупкие плечи одного отдельно взятого автора, назовём его просто Андреем Подушкиным, всю ответственность за интеллигентские номера, штучки-дрючки и жлобские замашки целого (потерянного, неудачного, совсем пропащего) поколения. 

Аллегро нон МольтоГлеб Нагорный (17/11/06)
Но кто мог подумать, что одна пьяная вечеринка с бесшабашными филологинями, физиками и экономистами перевернет всю его жизнь. Он и не знал-то ее толком. Пару раз видел на лекциях, когда четыре группы совмещали в одной аудитории, и фанатик-профессор читал курс по политэкономии. А потом - медиум. Жесткая койка в общежитии. <Как зовут тебя?> - кажется, спросила. <Потом, потом>, - задыхаясь, ответил. 

ПравдаМихаил Блехман (16/11/06)
Попасть в переплёт из-за одной-единственной нелепой фразы... Я не мог не повторять её все эти незаканчивающиеся годы - молча и вслух, потому что моё наказание было, есть и будет вечным. Подумать бы о чём-нибудь радостном, забыть бы эту проклятую фразу и спастись от неё... 

Аллегро нон МольтоГлеб Нагорный (15/11/06)
<Дед, а когда ты помрешь, я смогу забрать ту коробочку со значками, которая стоит у тебя на письменном столе?> - <Сможешь, внучок, сможешь>. - <Что ты говоришь такое? Дедушка еще сто лет проживет>, - раздается голос матери, в котором слышится столько неискренности, что хочется откинуть это заиндевевшее одеяло и крикнуть: <Заткнитесь, пожалуйста. Пожалуйста, заткнитесь. Дайте умереть>. 

ПидагогАлександр Титов (14/11/06)
Тут, действительно, за деньгами погонишься и всю жизнь на них, на проклятых, угробишь. А душа радости требует. Особенно когда молодой. 

Женихи и невестаПетр Межурицкий (13/11/06)
Сокамерницей Аделаиды Ивановны в следственном изоляторе КГБ была Светлана Адамовна. Камера, разумеется, прослушивалась, и из разговоров между женщинами следствие надеялось выудить ценную для себя информацию. 

Женихи и невестаПетр Межурицкий (10/11/06)
О том, что Роберт Ароныч, скромный редактор местного издательства <Родной причал>, без ума от Леночки Рабиновичевой, сам он узнал от беллетриста Дустоевского. А выяснив некоторые подробности своего страстного романа, Роберт Ароныч и вовсе потерял покой, с которым не расставался вот уже лет тридцать. 

Просто цветы?Наталия Гулая (09/11/06)
Мужчина, где вы купили этот удивительный трепет? Не понимаете? Ну вот этот, который вы сейчас суете подмышку и делаете вид, будто вам нет до него никакого дела и вы всю жизнь только и делали, что носили чудеса подмышкой. 

Женихи и невестаПетр Межурицкий (08/11/06)
Как говорил Иисус из Назарета: <Все тайное станет явным>. Что он при этом имел в виду, товарищи, как вы считаете? Чемоданы компромата на Страшном суде? Как бы не так. Речь идет о тайных учениях кабалистов, митраистов, герметистов, анархо-синдикалистов, меньшевиков и эсеров. 

Пелевин и другие:Володя Гугнин (07/11/06)
Но в то же время Бахтин признавал авторитет школы и комсомола. Вместе с бурлящим разрушительным началом его нутро содержало и активную созидательную потенцию. Например, он по просьбе старшей пионервожатой за несколько секунд мог угомонить линейку октябрят. 

Женихи и невестаПетр Межурицкий (03/11/06)
Всякое правительство кровно заинтересовано узнать тайны своего народа, и каждый народ готов идти на любой риск - лишь бы раскрыть как можно больше тайн своего правительства. Таково условие взаимного выживания, которое в идеале неизбежно приводит ко взаимному уничтожению. 

Бильярдная в полдвенадцатого ночиАлексей Лоскутов (02/11/06)
Не обращая ни на кого внимания, играют две девушки. Одна в накидке и джинсах. Другая - в красном платье. Брюнетка и шатенка. Обе худые. Шатенка курит, брюнетка нет. <Твой ход>, - говорит шатенка. Брюнетка отпивает вина из бордового бокала. Прицеливается и ударяет. Попадает в сукно кием. Полупьяно смеется. 

Женихи и невестаПетр Межурицкий (01/11/06)
Начальник Главных Ремонтно-сапожных мастерских Южно-Приморского Краснознаменного военного округа майор Рабиновичев не переносил сионизм, но понимал, что избавиться от него невозможно. Теоретически гораздо легче было бы избавиться от несколько отдающей сионизмом фамилии, но и это на поверку было практически невозможно, так как именно данная фамилия перешла к Рабиновичеву по наследству от его отца. 

Живодер Степан ПетровичАнна Никольская (26/10/06)
После этого случая задумал Степан Петрович нехорошее: решил избавиться от проклятой Моси. Купил в <хозяйственном> крысиного яду, в <продовольственном> - набор шоколадных конфет <Нежность> (сначала хотел карамели купить, но потом решил не экономить). Ночи дождался еле-еле. 

ПроводникЕкатерина Васильева-Островская (26/10/06)
И всё же не верилось, что эти места совсем необитаемы. Возле одного из деревянных сараев, мимо которых мы проходили, стояло медное корыто - очевидно для сбора дождевой воды, а рядом - деревянная лохань с овощными объедками, предназначавшимися, скорее всего, для свиней или другого домашнего скота. Где-то рядом в подтверждение моих мыслей даже раздалось приглушённое хрюканье. Прямо перед нами торопливо пробежала какая-то запоздавшая на ночлег курица. 

История одного островаДенис В. Давыдов (25/10/06)
Самое же поразительное было то, что у них не было вождя. И когда португальский первопроходец Тур Испаньола пытался найти главного среди энейцев, они долго недоумевали, озираясь по сторонам, а потом, посовещавшись, решили назначить самого Тура Испаньолу вождём, из-за глубокого уважения к белому человеку. 

НочьюИгорь Кецельман (24/10/06)
Так шла девушка летней ночью, по тихому городу, помахивая корзиной с клубникой - ничего, не вывалится, в электричке она хорошо за нее принялась. Хотя, если размахнуться посильнее, ягоды полетят вверх, как искорки от фейерверка, да на нее и проспятся, и станет она вся в красных пятнах, некрасивая. 

ПроводникЕкатерина Васильева-Островская (24/10/06)
Самое страшное, что может с тобой произойти, - это банальное, механическое повторение одного и того же бессмысленного ритуала. Самое жуткое - когда понимаешь, что не принадлежишь самому себе, что все твои движения следуют схеме, к которой ты не имеешь доступа и по которой инопланетяне, возможно, считывают сверху, как по нотам, какие-то важные для них послания. 

ОкеанАлександр Мирро (23/10/06)
Он приносит мне тарелку с горкой риса. Наливает воды в стакан из прозрачной бутылки с темной надписью. Тонкая струйка играет с солнечными лучами. Шипение в стакане мгновенно напоминает шум океана. Ломтики прозрачного лука и кусочки зеленого перца выглядывают из поблескивающего риса. Отрываю взгляд от блюда и смотрю на пустующий столик. Ветер набирает силу. 

Кафе <Патрисианна>Дмитрий Огма (13/10/06)
У въезда на мост творилась какая-то нездоровая суета. Сергей подошел ближе. На проезжей части, мигая аварийными огнями, стояло несколько машин. Двое крупных молодых мужчин с короткими стрижками интенсивно жестикулируя, что-то объясняли заискивающе улыбающемуся милиционеру. 

ПроводникЕкатерина Васильева-Островская (13/10/06)
Немцы наступали от деревни к деревне. Разумеется, евреев сразу же увозили на расстрел. Укрывать их было очень опасно, но некоторые русские и украинские семьи всё же брали на себя риск - выдавали еврейских детей за своих собственных и тем спасали от верной смерти. Но случалось и по-другому. 

Маша КлягинаДмитрий Гендин (12/10/06)
По иронии судьбы, а может от тесноты маленького города, Маша жила на бульваре Постышева, то есть точно там, где было логово Милашки – любовницы моего отца. Но училась Маша в центре, в 65-ой школе, куда мне было добираться три квартала. 

Кафе «Патрисианна»Дмитрий Огма (11/10/06)
Выстроившись двумя неровными рядами, заунывно, вразнобой завывая, стояли с отрешенным видом пациенты, заинтересовано оглядывая стены и потолок. Выступив вперед, преданно глядя на Ивана Михайловича, с листком в руках стоял Семенов, отчаянно пытавшийся попасть в ритм мелодии. 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»