сегодня: 17/08/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Проза

Мертвая зонаИгорь Кецельман (30/01/07)
Водитель на погрузчике подъехал к клеткам. Подцепил стальными лапами (две узких серебристых полоски) одну клетку, потом вторую… Крошечный уазик (все остальные машины услали сено возить) аж затрещал от тяжести, но устоял. 

Глоток КрымаАлексей Широков (29/01/07)
Вспомните фильм: Нонна Мордюкова – колхозная председательша говорит Михаилу Ульянову – партийному секретарю: «Хороший ты мужик. Но не орёл». Как это понравилось зрительницам! Повторяли потом по поводу и без повода: «Но не орёл!». Женщины любят орлов, и я им был. 

Мертвая зонаИгорь Кецельман (26/01/07)
Вагоны с сеном должны были придти из Смоленска. Еще летом. А сейчас зима. Заказать забыли. Уволился человек, который занимался хозяйственными вопросами, а без него про сено никто и не вспомнил. Спохватились уже зимой, когда из слоновника позвонили. 

Фабрика. Осень. ДорогаДмитрий Данилов (25/01/07)
Вернулась кондукторша с пакетом печенья. «Гробы и печенье» – отрывисто подумал Александр Александрович. Кондукторша медленно продвигалась по салону и собирала плату за проезд. Печенье лежало на кожухе мотора, рядом с водительским местом. «И печенье тут тебе, и гробы» – нехотя подумал Александр Александрович. 

Мертвая зонаИгорь Кецельман (24/01/07)
Бледное лицо. В старенькой курточке. Тихий. Больше молчал, когда ехали, и только однажды, мы возвращались из аэропорта – снежного барана отправляли, – попросил: «Можно, мы на боковую дорогу свернем?». Чего спрашивает? Я ж ему не начальник. «Давай. А надолго?» «Да нет, здесь рядом». Вскоре мы остановились у ворот кладбища. 

ЗарницаАлександр Титов (23/01/07)
Не тем путем шел ваш заумный педагог. Надо было искать пути ликвидации труда как смысла, а он заставлял вас вкалывать, бегать, дудеть в горн. 

Мертвая зонаИгорь Кецельман (22/01/07)
Оказалось, журавля передали зоопарку с условием, что мы его отвезем в Сибирь и там выпустим. На волю. А переводчица не поняла. «Эти корейцы по-английски с таким ужасным акцентом говорят!» – жаловалась она. 

в границах столикаЛена Элтанг (19/01/07)
а знаешь ли ты, что чахоточные с виду мальчики с белыми лунками и лиловыми подглазьями чудовищно хороши в постели? говоришь ты ему ни с того, ни с сего, и он растерянно щурится, будто знать не знает, что и сам из них, из неприкаянных оле лукойе, что наигравшись в твоей детской, оставят там столько пластилина, что хватит вылепить новую жизнь 

Мертвая зонаИгорь Кецельман (18/01/07)
Я вспомнил, как в январе мы перевозили змей в новое помещение. Удавов несли в открытом баке. И вдруг один из удавов начал медленно переваливаться через край бака. Наружу. Стоявший рядом зоопарковец просто спихнул его сапогом обратно. 

Дом десятьДмитрий Данилов (17/01/07)
Какая сейчас разница, кто с кем дружил и кто с кем дрался, это было так давно, что можно сказать, что и не было вовсе, это все ушло навсегда и совершенно неинтересно, возможно, кто-то из участников событий умер, кто-то уехал жить в другое место, кто-то спился или сел в тюрьму, кто-то ведет тихую обычную жизнь в том же Тушино, это все не важно и не существенно, а вот дома, заборы, гаражи и сараи стоят на своих местах, именно они важны и интересны, это единственная реальность, оставшаяся от того времени. 

Мертвая зонаИгорь Кецельман (16/01/07)
Ночью это случилось. Я как раз дежурила, склад-то у нас круглосуточно работает, прилегла на диванчик поспать, одеялом укрылась. Вдруг, слышу, кто-то идет ко мне, и неуклюже так, с ноги на ногу переваливается. Я обмерла. 

Дом десятьДмитрий Данилов (15/01/07)
Деревня Алешкино находилась там, где сейчас метро Планерная. Алешкино – это была конечная остановка почти всех тушинских автобусов. Так и было написано: 96 Алешкино – ст. Тушино или 102 Алешкино – метро Сокол. Потом построили метро Планерная и перенесли конечную остановку туда. А от старой конечной остановки осталось большое пустое заасфальтированное место, которое по традиции называется Алешкино. 

«Митрофанушка»Александр Титов (22/12/06)
Наставника я нашел возле вычислительного центра. Притворив дверь, я вдруг заметил, что учитель плачет, навалившись лицом на клавиатуру. Машина яростно гудела, как это бывало при перегрузках, блок памяти дымился.… Оказывается, «Митрофан» предсказал будущий распад СССР, и назвал точную дату! Такое в то время можно было произносить лишь шепотом. 

НирвАНГЛИЯРоза Неврозова (21/12/06)
Американский дискурс: «Живи сам и давай жить другим» Российский дискурс: «И сам не живу и другим не даю». Английский дискурс: «И сам не живу, но и не мешаю не жить другим» 

ВстречаДмитрий Данилов (21/12/06)
Николай Степанович стоит у окна и смотрит в окно. В окно виден дом, кусок другого дома, кусок улицы. 

Безумие мегаполиса и идиотизм деревенской жизниВадим Филатов (20/12/06)
Любой сельский житель имеет фундаментальное преимущество перед любым городским умником – потому что он, во многом остаётся естественным человеком, живущим в приближенной к природным условиям естественной среде. Может быть, поэтому известный музыкант Юрий Шевчук недавно заявил в своём интервью: «Я хотел бы, в конечном счёте, помереть не сраной рок-звездой, а деревенским мыслителем» 

НирвАНГЛИЯРоза Неврозова (19/12/06)
Мы все в России гурманы боли. Боль – индикатор духовного роста. Анестетик – алкоголь. Мы рождены, чтоб сказку сделать бОлью. Я другой такой страны не знаю, где так БОЛЬНО дышит человек. 

Клюквенные детиДмитрий Гендин (18/12/06)
Впервые я заинтересовал женщину настолько, что не боялся её, и трепет перешёл в здоровое чувство уважения и интереса. 

О гвоздикахСергей Панкратов (15/12/06)
Никуда Леваневский не полетел, его птичность – миф и газетная утка. Политически ошибочно, если сын Сталина, пусть и бастард, вдруг возьмёт, да и бесславно сгинет в казематах. Для истории он должен уйти через подвиг. Это умно и назидательно. 

Эх, ухнем...Ефим Гаммер (14/12/06)
Эпический роман в архитезисном изложении. Изустно воспроизведен бывалым мореходом за столом с бутылочкой, селедочкой, картошечкой и огурчиком. Начатый, как и бутылочка, в 1980 году, в ожидании завершения строительства коммунизма в отдельно взятой стране, развалившейся в недалеком будущем от хронического долгостроя. 

О гвоздикахСергей Панкратов (13/12/06)
Леваневский, глядя на её сонное и нежное личико, вдруг понял, что в Мелитополе придётся произвести посадку, ибо девочка хрупкая, она может разбиться даже о некрутой курортный рассол корыта Азовского моря возле пансионата мамы, разбиться и утонуть, несмотря на надёжнейший пробковый пояс. Посадка кардинально меняла всю программу подготовки перелёта, но комфорт иностранцев, в основе которого лежит неудобство для советских граждан, норма в нашей стране гостеприимства. 

Земляной женихАлександр Титов (12/12/06)
Одна воспитательница называла Леву «хрустальным мальчиком». За то, что он редко шалил. Он запомнил ее темные, сверкающие в сумерках волосы, взгляд ярких коричневых глаз – будто коньяк налит в зрачки... От нее смутно и зазывно пахло землей, молодой майской почвой…Ее вскоре почему-то уволили. 

О гвоздикахСергей Панкратов (11/12/06)
Ныне Небо до того чумазо, что приобрело статус родственника субъекта, на Небо ныне опираются как на грязь, по Небу свободно перемещается человек на горячем, но комфортном механизме. Но если небо не чисто, оно разрушается – открывается путь в космос. Оптимисты думают: мы пойдём к нему! Пессимисты же опасаются, что космос сам войдёт без стука к нам, с фомкой в руках. 

В стиле соцреализмаАнна Васильева (08/12/06)
В конечном счёте, это не важно. Но характерные для всего общества тенденции страшны. Исчезает дух коллективизма в самом хорошем смысле этого слова. Всё реже на ум приходит истинный смысл слова «товарищи». Всё чаще индивидуализм демонстрирует лишь негативнее стороны. И есть ещё много чего другого. 

Чудесные похороныАнаит Григорян (07/12/06)
У Игоря была длинная и сложная судьба – и в моменты, когда он выигрывал у Господа Бога ещё несколько ослепших душ, он любил вспоминать самые яркие события из пережитого. Все они были довольно сходны: появляясь то тут, то там, путешествуя из мира в мир, Игорь Наумов, носивший, конечно, всегда разные имена, губил души. Работа эта, поначалу казавшаяся интересной и увлекательной, начала ему мало-помалу надоедать: души в основном попадались такие, которые и губить-то особенно не требовалось – разве что указать им более верный путь к падению, чтобы ненароком не сбились. 

Марсианский ветерЛюдмила Письман (06/12/06)
Ты должна стать настоящей американкой, чтобы соответствовать нашему стандарту. Вот ты только что попросила ложку, чтобы есть пирожное, а все воспитанные американцы едят пирожные только вилкой. Ты не ешь арахисовое масло и не пьешь пепси-колу. Почему? Ведь ты же приехала сюда, чтобы стать стопроцентным гражданином самой главной страны мира. 

Чудесные похороныАнаит Григорян (05/12/06)
Пожалуй, скоро на Земле не останется мест, где можно будет провести приличные похороны, и мертвецы восстанут из могил, чтобы заявить о своих правах. В наш безумный век всякое возможно: 

Марсианский ветерЛюдмила Письман (04/12/06)
В то знойное лето нашей любви мы проехали все дороги штата, казалось, что вся наша жизнь гнездилась в этом пожилом кашляющем, еле тянущем, как деревенская кляча, джипе. Утром джип поглощал три галлона бензина, парочку шезлонгов, термос с кофе и двух чудаков, то есть нас с Данном. 

Хорошо быть городскимАндрей Подушкин (01/12/06)
Хвастаюсь я, хвастаюсь своей начитанностью и смышлёнством. А ведь, если честно, я очень многого не знал, не понимал, значения некоторых слов путал. Лет до десяти не видел никакой разницы в словах Эйнштейн- Эйзенштейн- Кронштейн- Рубинштейн- Эйзенхауэр. До седьмого класса не имел понятия, что Этнос, Эрос, Эфрос и Эфрон - совсем разные мужики. Хотя и однофамильцы (ну, блин, и фамилии у этих иностранцев!) 

Глиняная пустотаГлеб Нагорный (30/11/06)
Мое предназначение, наверное, и определялось тем прискорбным фактом, что я вбирал в себя совершенно ненужные мне разности. Цветы в моей жизни сменялись сивухой, она - родниковой водой, неизбежно протухающей; затем снова были цветы, расставания с ними и вновь - сивуха. 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»