сегодня: 16/12/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Проза

СПб.RUСаша Донецкий (16/03/07)
Когда Саша внедрился в подпольную сеть, то поначалу она представлялась ему таинственным, сложно организованным и разветвленным муравейником, имевшим множество сообщающихся между собой ходов, некоторые из которых вели куда-то на самый верх. Но наряду с подземной, существовала и надземная (в форме публичной политики) часть протестного движения, куда вербовалась маргинальная молодежь, самые активные и необузданные ее представители; и довольно скоро Саша разобрался, что к чему, убедившись в том, что таким, в общем-то, не слишком мудреным способом спецслужбы отслеживают, выявляют и берут под контроль нестандартно мыслящий сегмент общества 

КинозалАлександр Титов (15/03/07)
По городку ползли слухи: святотатство! Бога увидеть нельзя! Но от этих разговоров интерес к сеансу только возрастал. Жители города сами останавливали подозрительных с виду прохожих, спрашивали насчет лишнего билетика 

СПб.RUСаша Донецкий (14/03/07)
Как подчас все-таки непредсказуема участь обыкновенного, что называется, «совершенно нормального» человека: его жизнь ограничена лексиконом понятных слов, обиходом прозрачных понятий и правильных поступков, но стоит судьбе выбросить такого человека на край понимания, как он тут же лишается разума. Там, где какой-нибудь невменяемый «фрик», привычный к регулярным скачкам за границу добра и зла, только цинично скривит рот, там так называемый «нормальный человек» возьмет и, недолго думая, свихнется 

Пассажир номер нольАлексей Лоскутов (13/03/07)
Клювы клацают во тьме, // Фляжка водки на ремне, // Звезды мчатся свысока, // Тоска... 

СПб.RUСаша Донецкий (12/03/07)
Саша встревожился, приметив вдруг, что ночь мутнеет за окном, как полузабытый фильм, виденный когда-то, в далеком детстве, по старому черно-белому телевизору: за толстой непрозрачной линзой метались какие-то расплывчатые тени, и от этого все предметы в кухне как-то странно искажались, как будто кто-то поворачивал экран на тридцать градусов, и тогда само присутствие в этом мире теней казалось особенно эфемерным, и дрожащий неуверенный Степкин голос доносился до напряженного алкоголем слуха, как слабая радиоволна, случайно пробившаяся сквозь глушилки и другие эфирные помехи 

ОкеанАлександр Титов (09/03/07)
Когда перестало существовать время? Наверное, с того момента, когда он принял первую дозу, отпив глоток из стакана. Мутная жидкость, напоминающая по вкусу мыльный раствор. Он скорее почувствовал, нежели понял, что совершил ошибку в расчете химической формулы… Эксперимент, произведенный на себе самом, произвел оглушающее действие 

СПб.RUСаша Донецкий (07/03/07)
Стемнело, и Дворцовая площадь приобрела фантастический вид: мощные прожекторы, установленные по периметру, отслеживали броуновское движение толпы, над которой развивались красные, черные и черно-желто-белые полотнища. Зимний дворец, упакованный в защитный полиэтилен, был похож на произведение искусного кондитера, приготовившего роскошный торт на корпоративную вечеринку, гости которой напились раньше времени, надебоширили, наблевали на столы и заснули в подсобных помещениях 

У меня зазвонил телефонЭсмира Травина (06/03/07)
Возле памятника на скамейке сидела мурлыкающая парочка и какой-то старик, опирающийся обеими руками на палку. С другой стороны истуканом стоял парниша с огромным букетом, а еще один, постарше, нервно вышагивал вдоль барельефа. Ну, старика и парочку я даже не рассматривала, а из этих двух больше подходил тот, «нервный». Я присела на скамейку и стала ненавязчиво за ним наблюдать. А ведь та, с кем должен был встретиться, даже не знает, что он ее ждет! 

СПб.RUСаша Донецкий (05/03/07)
Дудкин вспомнил телепередачу, которую смотрел когда-то ночью. Кажется, это было ток-шоу для интеллектуалов «Кондом», посвященное проблеме так называемого «двадцать пятого кадра». Его тогда поразил один факт из истории кино. Оказывается, если фильм Дэвида Финчера «Fight Club» просматривать в замедленном воспроизведении, то в нем можно обнаружить много скрытых кадров, незаметных при обычном просмотре. В кульминационные моменты действия главному герою является его галлюцинация, Тайлер Дерден 

УмникАлександр Титов (02/03/07)
Пчеловод играл без ошибок и не потерял ни одной пешки, но его позиция оказалась настолько стесненной, что ему ничего не оставалось, как только жертвовать их одну за другой, нисколько не улучшая положения. С краю коробки приделана большая деревянная кнопка, а рядом выжженная по дереву надпись: СДАЮСЯ! 

Ухо консультантаАлександр Дельфинов (01/03/07)
Джип останавливается у подъезда восьмиэтажного кирпичного дома. Трое мужчин выскакивают из машины, выволакивают пленника со скованными спереди руками, набрасывают на наручники какую-то тряпку. Все происходит быстро. Сидящие неподалеку бабушки не обращают на произошедшее ни малейшего внимания. Группа мужчин быстро уводит пленника в дом. Со стороны все выглядит похожим на то, как если бы друзья возвращали подвыпившего приятеля к месту прописки 

СПб.RUСаша Донецкий (28/02/07)
Аполлона Аполлоновича удивило не только то, что Яросвет изъясняется, как штатный сотрудник газеты «Завтра», но и то, что лица осужденных были размыты, и идентифицировать, кому принадлежат туловища, не представляется возможным. Обвинительная речь была непомерно длинной, изобиловала массой цифр и фактов и производила крайне тягостное впечатление еще и потому, что каждое слово оратора толпа ловила с нескрываемым вниманием и пиететом 

Жертва террораАлександр Титов (27/02/07)
Теперь я знаю - даже в середине ХХI века состояние души отдельного человека всегда затаенно-паническое. Страх присущ, как мне теперь уже кажется, и неодушевленным предметам: боится чего-то пластиконовая улица, тускнеют от страха трапсеновые, с мягким светом, фонари. Норовят поскорее прошмыгнуть в подземные убежища приземистые бронированные мобили. Даже старинные уцелевшие здания словно бы напряглись в неведомом ожидании всеми своими архитектурными узорами 

СПб.RUСаша Донецкий (26/02/07)
Коля достал маленький ключик и открыл дверцу потайного шкафа, изготовленного в виде живописного портрета. Это была небольшая картина модного художника Никаса Сафронова, изобразившего Соню Лихутину в образе мадам Помпадур. Заказывая портрет, Коля предполагал, что подарит его Соне, но потом случилась история, заставившая отказаться от этого остроумного, как ему казалось, замысла, и он попросил краснодеревщика (который как раз занимался оформлением его кабинета) использовать портрет в качестве камуфляжа для секретного шкафа 

В преддверииАлександр Серов (22/02/07)
Лет двести-триста спокойного садоводства и огородничества, размеренного и скучного существования по часам, долгих вечерних чаепитий, не прерываемых ничем, чтения классической литературы… Но вот старики смотрят со старых фотографий и не дают забыть о каком-то великом долге, которому принесли в жертву жизнь свою – и хотят, чтобы и ты полз на коленях к этому алтарю, на этот пулемет с голыми руками, закрывал амбразуру грудью 

ДефрагментацияВладимир Плотников (21/02/07)
Теперь нужно поставить вопрос ребром: не есть ли вся наша жизнь лишь совокупность световых эффектов памяти? Светоотражений? Вот, она сидит на полу и читает старую книжку с пожелтевшими листами, и уже не знает толком, где она, где время, где память, а где книги. Ей приятно и одновременно больно чувствовать прошедшие годы. Это какое-то непонятное, щемящее чувство, от него ей хочется петь. Но она молчит и сидит, скрестив ноги, на полу 

ЖараАлексей Лоскутов (20/02/07)
Пространство вокруг начало заполняться трезвой прагматичностью вечера. С его суровыми посиделками на скамейках, мрачными разговорами о политике и «болячках». Глядя на себя в витрину булочной, я снова заметил, что сначала исчезают плечи. С не то с лейтенантскими, не то капитанскими звездочками. Потом синяя фуражка. А потом и мой суровый взгляд, такой четкий весь день, хотя бы и в чьем-то стимулированном допингом воображении, потерялся из виду и растворился в теплом воздухе 

ДефрагментацияВладимир Плотников (19/02/07)
А может, наш несчастный писатель обнаружит там что-нибудь постмодернистское, что-нибудь текстуальное и дискурсивное, да притом еще со смачными описаниями экскрементов и трехэтажным русским матом? Ведь без русского мата, как отметил популярный критик, дискурс текстуальным уже не будет. Да и возможно ли, без брани-то, без матерной, полноценный гипертекст построить, ведь невозможно сие 

На пороге свершенийНаталия Гулая (16/02/07)
Нет, никуда он не побежал. Просто почувствовал себя ущербно. Ему вдруг показалось, что это его должны были поздравлять, благодарить, что это его место занял какой-то бездарный зануда 

ДефрагментацияВладимир Плотников (15/02/07)
«Это человеческий детеныш», - говорили волки о Маугли. Только на этот раз это, похоже, девочка. Местная тайская девчонка лет двенадцати. Когда случилось цунами, она была на берегу. Человек, обхватывая лапами колени, склоняется над ней, чтобы рассмотреть получше. Одежду сорвало с нее почти полностью и видны едва намечающиеся коричневые груди. Все тело покрыто кровавыми следами, из уголка темного пухлого ротика сочится алая струйка 

Черная металлургияДмитрий Данилов (14/02/07)
Мелентьеву вспомнился слышанный им когда-то давно рассказ о случае, произошедшем в начале восьмидесятых годов на заводе «Серп и молот». Какой-то мужчина пробрался в точно такой же цех, где разливали расплавленный металл, залез на такие же мостки над ковшом, бросил в ковш портфель-«дипломат», промахнулся, портфель упал просто на пол, а мужчина прыгнул в ковш с расплавленным металлом 

ДефрагментацияВладимир Плотников (13/02/07)
Моя медитация стала почти совершенной – теперь я просто иду: бутылки, окурки, пустые зажигалки и другие феномены Лестницы практически перестали существовать, осталось лишь слабое мельтешение форм где-то на периферии сознания. Физическая усталость только способствует этому процессу возвышения 

ПопутчикМихаил Немцев (12/02/07)
Безбилетные пассажиры ушли, но народу как будто меньше не стало. Женщина напротив отстранилась от происходящего. На место, освобождённое странным мужиком, села какая-то бабушка с сонным лицом, и принялась поправлять теплые платки на голове. Мужик исчез бесследно и оставил юноше тягучее ощущение несправедливости. Но уже поделать было ничего нельзя 

ДефрагментацияВладимир Плотников (09/02/07)
Девочка в длинной льняной рубахе смотрит на меня, смотрит мне в глаза. От этого взгляда дрожь пробегает по телу и во рту становится сухо. Ее голова повязана медицинским бинтом, сквозь который проступает темная запекшаяся кровь. Ее губы – тонкая бледная полоска. Она – неизбежность 

Дорогие мои графоманыАлексей Широков (08/02/07)
Москва превратилась в большой базар. Тротуары, подземные переходы, вестибюли метро запрудили лотки с безделушками и столы, получившие название книжных развалов. Серьёзную литературу в одночасье перестали читать, появились переводы «знаменитых» англо-американских писателей (никогда в природе не существующих – наши отечественные борзописцы строчили за них несусветное!), одна за другой восходили к вершинам литературного мастерства какие-то бойкие женщины, дающие публике щекотливое чтиво, выпускались романы специально для девочек 

ДефрагментацияВладимир Плотников (07/02/07)
Ко мне приходит Ночь, и вместе мы сливаемся в одно невыразимое Нечто – получеловек, полутьма, полусвет. Стена, отделяющая мое Я от меня становится хрустально-прозрачной, и по ту ее сторону мягким бархатом ниспадает ночная синь. Ночь входит в город и входит в дом, наполняя своим запахом хрустальные пепельницы и высокие бокалы из старых сервизов. Кропит звездными каплями плед и подушки. Подходя к проигрывающему устройству, ставит пластинку с чем-то медленно-фортепьянным, и затем, поворачиваясь, обнимает меня за плечи 

Дорогие мои графоманыАлексей Широков (06/02/07)
У людей страсть – не лишайте нас этой страсти! Дайте душу излить. Нет у нас занятия более хмельного и радостного, чем писание. И пусть издатели на нас не надеются, хватит им писателей, которые, впрочем, волками воют от них! Мы пишем для себя, а это – выше! Для себя не сделаешь плохо. И как знать, настанет пора, когда издатели сами придут к нам с поклоном, станут слёзно просить отдать им написанное за большие деньги. А мы ещё поглядим! 

ДефрагментацияВладимир Плотников (05/02/07)
Змея спит на дне ущелья. Большая треугольная голова покоится на блестящей пирамиде величественных колец бесконечного тела. Стальные ромбовидные чешуйки тысячью окон-зеркал отражают южный полдень: на стенах расселины танцуют множество солнечных змеек. Черные впадины ноздрей медленно втягивают потоки холодного, насыщенного озоном воздуха и с шумом выталкивают наружу косматые клубы углекислого газа 

Мертвая зонаИгорь Кецельман (01/02/07)
Черепа убитых людей (пулевые отверстия в затылках) нашли возле дирекции зоопарка. Строили новую вольеру, начали копать землю… И нашли 

Вещи, которые мне выбиралиАлексей Лоскутов (31/01/07)
Пополам с воспоминаниями о безбашенности на переменах приходят еще на ум такие: стою один у подоконника. Отрешенно думаю о своем и ни к кому не лезу. Как выяснилось, подобное времяпрепровождение сохранится у меня на всю жизнь. Просто стоял и смотрел, и было мне не то чтобы хорошо, одиноко было и непонятно. Я упивался своим экзистенциализмом. Потом начались комплексы. 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»