сегодня: 22/01/2018 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Проза

ПамятникЕвгений Лукин (28/06/07)
В державном Петербурге намечалось необычайное торжество матриархата, чего здесь не бывало как минимум два последних столетия. И вот, взирая на это неостановимое гендерное шествие к власти, друзья рискнули предложить петербуржцам низвергнуть памятник Владимиру Ильичу Ленину, некогда утвержденный перед Смольным, а взамен на пьедестал гранитной диктатуры воздвигнуть чудесную статую египетской богини 

ФокусникАлександр Титов (27/06/07)
Просторный кабинет одного солидного учреждения. Заведующий отделом фокусов, полезной магии и других непроясненных наук скучает, сидя за своим широким столом. Посетителей нет. Настоящие фокусники ушли в бизнес – там дела у них идут гораздо лучше, чем на эстраде 

ПамятникЕвгений Лукин (26/06/07)
Согласно историческим свидетельствам, подлая сущность обер-гофмаршала Леволда скончалась в 1735 году, а его беззаботная ипостась преставилась двадцать лет спустя. Однако другие документалисты полагают, что двуличная сущность стала, в сущности, бессмертной и получила постоянную прописку в обшарпанной прихожей действительного государственного советника Воробьева 

ПамятникЕвгений Лукин (25/06/07)
Тут его полуосмысленный взгляд неожиданно остановился на бронзовой скульптуре, одиноко возвышавшейся в конце зала. Она показалась ему знакомой. Вернее, знакомыми показались несообразные черты лица, отлитые в благородном металле – высокий лоб, символизировавший определенную глубину мысли, небольшой нос, горделиво вздернутый, пухлые щеки, раздутые от собственной значимости, окладистая борода, означавшая презрение к сиюминутным земным благам 

СестраВалентин Демченко (22/06/07)
Почему мне хорошо с тобой? Ты упрощаешь мне жизнь, ты делаешь мне её слаще и безответственней, именно за это я тебе и благодарен! Но настало время, когда ты сидишь на моей кровати, в холодном поту. Я стою напротив тебя, с охотничьем ружьём, и держу тебя на прицеле. Мои глаза полны сомнений и ужаса 

Бумажный мешокТаир Манафли (21/06/07)
На балконе бозбашем не пахло, а пахло влажным летним бакинским утром. Я курил и думал, что давно я не готовил обед дома, что кушаю в шашлычной, на работе или у друзей. Я вдруг понял, что в моей квартире в этот субботний день нужен настоящий бозбаш! Так я думал и решил, что сейчас же пойду на базар, куплю все продукты и сварю его, как его варила мама 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (20/06/07)
Люди творческие знают – «печали оплодотворяют, радости рождают». В смысле творчества может быть и так, но справедливо ли это утверждение и для любви? В отдельных случаях возможно, во всех прочих – слишком много возражений 

Василий Геннадич МакабрАлексей Лоскутов (19/06/07)
Когда Макабр увидел на утреннем ноябрьском небе черную звезду, он поднял ворот повыше. Неясные, неотчетливые и едва угадываемые знаки обрушивались на него в последние дни. Стая мертвых ворон на балконе, дверь лифта, измазанная светящимся фосфором, а главное и наиболее наталкивающее на размышления – застрявший в проеме фрамуги сосед 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (18/06/07)
Но вот любить людей – профессиональный долг врача. Верно. И что? Конкретное чувство к абстрактным людям – ничто до тех пор, пока твоя любовь к ним не озарит тебя самого, отразившись в одном. Только в одном человеке! И когда видишь душу, доверчиво тянущуюся к тебе, тогда начинаешь понимать всю солнечность жизни – жизни для людей! 

Сява-пацифистВлад Постников (15/06/07)
Я должен был уйти на дембиль в прошлом месяце... Но не ушёл... Мой прямой начальник, замполит батальона майор Нахмутдиннов решил озадачить меня дембильским аккордом два месяца назад... Поставленную задачу я выполнил: исполненное мною в стиле раннего соцреализма чудное, 2 на 3 метра панно, изображавшее хмурого, азиатского вида воина со стройным ранжиром грозных ракет за спиной, встречало замполита на плацу каждое утро… Но замполит, несмотря на впитанный с молоком степных кобылиц атеизм, оказался скрытым иезуитом 

Роман «Раб». (В переводе Жени Крейн) Фрагменты.Ицхак Башевис-Зингер (14/06/07)
Судьба Якова была решена. Он шагнул по ту сторону свободы и был теперь одновременно самим собой и кем-то иным. Частью его души владел некий бесстрастный наблюдатель, воспринимающий происходящее, как безмолвный свидетель – словно его собственные поступки были делами постороннего человека 

Роман «Раб». (В переводе Жени Крейн) Фрагменты.Ицхак Башевис-Зингер (09/06/07)
Была какая-то эпидемия, и мимо постоянно проезжали повозки с трупами, за каждой из которых следовали стенающие женщины. Синагогальный служка гремел своей коробкой для подаяний и выкрикивал: «Милостыня спасёт вас от смерти». На улицах можно было увидеть душевнобольных, которые бродили повсюду без присмотра – ещё одно напоминание о казаках 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (08/06/07)
Лидия Анатольевна дежурит сегодня опять в ночь. Поддежурка. Ей нравятся ночные смены: никого из начальства нет и ты – своим делам и своему времени распорядитель. К тому же, ночью, какой бы колготной она ни была, больные требуют наполовину меньше забот и внимания уже одним тем, что все они в пределах отделения и, по крайней мере, половина из них обязательно спит 

Роман «Раб». (В переводе Жени Крейн) Фрагменты.Ицхак Башевис-Зингер (07/06/07)
Он лежал в оцепенении, не способный уже отказать ни ей, ни самому себе, словно потеряв свободу воли. Неожиданно отрывок из Гемары пришёл ему на ум: случись так, что человека победит нечистый, пусть человек этот оденется в тёмные одежды и укутается во всё чёрное, а затем удовлетворит желания своего сердца. Это предначертание, казалось, скрывалось в его памяти с той именно целью, чтобы сломить его последнее сопротивление 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (06/06/07)
Итак, собственно обход. Процессия двинулась по палатам. Вместо Щёголева сегодня её ведёт Савельев, если так позволительно будет высказаться в присутствии главного врача, который, безусловно, сам возглавляет всё в этой больнице. Представительство движется от койки к койке, и Виктор Николаевич, как принято, сообщает имя больной, адрес, дату поступления в стационар, аббревиатурный диагноз и проводимую терапию 

Роман «Раб» (В переводе Жени Крейн) Фрагменты.Ицхак Башевис-Зингер (05/06/07)
Это верно, что его жена, как обнаружил Яков, имела странные привычки. Если мать бранила её, она с обидой могла скинуть с себя чулки и башмаки, а иногда даже опрокидывала миску с супом 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (04/06/07)
В 1959 году мы пережили потрясение: нашего папу привезли из командировки мёртвым. На работе сказали: несчастный случай при исполнении служебных обязанностей. Это был страшный удар для нас, троих 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (01/06/07)
Отношения между сёстрами, как всегда между работающими вместе, когда каждый знает, кто чем дышит и кто во что горазд, были предельно, по-семейному, просты и доверительны. В бесконечно повторяемых, из дежурства в дежурство, рассказах о себе они знали не только подноготную каждой, но и постоянно упоминаемых близких и дальних родственников, привычки и особенности характеров мужей 

Раб (перевод романа)Женя Крейн Ицхак Башевис-Зингер (31/05/07)
В который раз думал он о том, что пока он сидит здесь, в хлеву Яна Бжика, Бог продолжает управлять миром. Текли реки, волны вздымались в океане. Каждая из звёзд продолжала свой установленный путь. Вскоре созреет хлеб в полях и начнётся сбор урожая. Но кто сделал зерно зрелым? Как вырастает из зерна стебель пшеницы? Как возникают дерево, лист, ветвь, фрукт из косточки? Как из капли семени в чреве женщины появляется человек? Всё это – удивительные вещи, чудеса из чудес 

Раб (перевод романа)Женя Крейн Ицхак Башевис-Зингер (30/05/07)
Лет шесть назад посреди лета эти господа целой братией свалились нам на голову – вот как сейчас, перед самым сбором урожая. У них появилась идея поохотиться с собаками и скакать по полям туда-сюда на своих лошадях. Их слуги хватали крестьянских телят, кур, козлов и даже кроликов 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (29/05/07)
Психиатрия суть общества честное зерцало. И поскольку она преимущественно зерцало грешного, видя себя в нём, иное общество спешит отвести глаза от своего неприглядного вида и сделать при этом вид, что его взгляд занимают виды совсем другого вида 

Гнев БоговВлад Постников (28/05/07)
Такой наглости Родик не ожидал – лично он, поменявший за свою жизнь целых два садика – один возле Беш Мяртябя, другой – на Ази Асланова, дураком себя не считал! Даже наоборот – за три четверти, которые он уже успел отучиться в школе, лучше него писала и считала только девочка Оля! А читал Родька – лучше всех! Его даже по телевизору показывали, когда ему пять лет было – из библиотеки имени Белинского как самого маленького читателя! 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (25/05/07)
Действительность тяжела и сурова. Поэтому всякий человек должен иметь свою Terra fantasia, куда бы он мог уходить от забот повседневности. Вот почему надо накапливать знания, впечатления, воспоминания: чтобы не было ни при каких обстоятельствах и одному скучно 

Последний «гиперболоид»Александр Титов (24/05/07)
Однажды в мае, когда просохли дороги, Ефим Маркелыч собрал офицерский состав, человек семь, и повел в балку, расположенную в километре от поселка. На лице учителя застыло загадочное выражение. На дне балки, оглядевшись по сторонам, он извлек из портфеля штуковину, спаянную из консервных банок с набором линз. Также молча достал коробку спичек 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (23/05/07)
По больнице сегодня дежурит Титков. Пётр Леонидович в ударе от приезда сына, который наконец появился на территории. Больница внимательно следит за тем, каков будет его первый шаг 

БлизнецыАлександр Титов (22/05/07)
Антон стал капризным, часто простужался, жаловался на плохой воздух в комнате, а когда Николай открывал форточку, карлик чихал, жалобно морщил плоский нос. Николай смастерил для брата небольшую кушетку, и день-деньской уродец сидел на ней, уставившись в телевизор 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (21/05/07)
Третьи сутки над Ольховкой, не ослабевая ни на час, безумствует пурга. В окнах белым-бело. Стёкла, словно шерстью, заросли наполовину мохнатым инеем. Ай-я-яй, что творится на улице!... За сплошной снежной пеленой больные, будто призраки, медленно двигаются с помойными ведрами к уборной и обратно. Больше ничего не видно 

Путевые заметкиМарина Смирнова (18/05/07)
Что я могу сказать тебе, мой случайный попутчик? Тебе не нравится жизнь? Тебе не нравится современная молодежь? Тебе не нравится все? А можно ли спросить тебя, о мой случайный попутчик, кто делал эту жизнь? Кто рождал современную молодежь? Кто воспитывал, кто кормил, кто одевал, кто читал сказки, кто отправлял в школу?.. Неужели не ты? 

Осколок мозаикиГлеб Нагорный (17/05/07)
Такое ощущение, что все годы, которые ты положил на то, чтобы кому-то что-то доказать, что все время, покуда выкашливал свою примитивность через прокуренные бронхи, что все часы-минуты-секунды, что были даны тебе для того, чтобы заявить, вычлениться и воздвигнуть себя над другими, с тем, дабы, заявив и вычленившись, рявкнуть: «Я!» – оказались простеньким, убогим и пошлым комиксом на самого себя 

Одушевление предмета, или Семейный блюз на сквозном ветруВалерий Лукьянов (16/05/07)
То чувство, которое можно было бы охарактеризовать как любовь, любовью на самом деле не было. Это скорей всего было чувство удручающей жалости. Конечно, любить – это всегда жалеть, но жалость не всегда синоним любви 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49]

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»