сегодня: 16/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. издается с 2001 г.

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Игорь Викторович Касаткин

Женить БашмачкинаИгорь Викторович Касаткин (20/01/05)
Да уж, велика оказалась цена одного литературного провала. А ведь все могло быть иначе 

Встреча с человеком, или Достоевский vs экзистенциализмИгорь Викторович Касаткин (08/10/04)
о значении бессмысленных встреч 

Двадцать пять и одинИгорь Викторович Касаткин (15/09/04)
...что, если это правда только одного, а прочие двадцать пять таковой ее не считают? 

Несколько слов о немотеИгорь Викторович Касаткин (27/07/04)
Сказать-то ты скажешь, да кто тебе поверит?! 

Игорь Викторович КасаткинИгорь Викторович Касаткин (21/05/04)
 

Стена и дверьИгорь Викторович Касаткин (22/04/04)
...я в юности открыл для себя большой закон дверей, причем сразу обе его формы... 

Присяга вместо сделкиИгорь Викторович Касаткин (13/04/04)
Да какая разница, кто чего хочет и кто чего творит, важен-то, в конце концов, некий моральный энтузиазм... 

Кризис идиотизма в России (литературно-терминальный аспект)Игорь Викторович Касаткин (01/04/04)
...Пушкин, Достоевский и Толстой, как истинно народные художники, и есть наши главные столпы литературного идиотизма. 

Невроз красотыИгорь Викторович Касаткин (29/03/04)
...после того, как мое отношение к красоте стало негативным, я обрел способность чувствовать ее за километр... 

Недавно колокольный звон...Игорь Викторович Касаткин (19/03/04)
...ни у Мандельштама, ни у Бродского, не было того, что было у Аронзона. 

Василий Макарович и ДерридаИгорь Викторович Касаткин (13/02/04)
...пришествие Деррида на просторы средне-русской равнины меня лично сильно развлекло. 

Сон в белом теремеИгорь Викторович Касаткин (03/02/04)
...русская антропология - это русская литература, и наоборот. 

Комплекс смертиИгорь Викторович Касаткин (29/01/04)
Смерть, как ни странно, это такая точка разрыва, которая относится к графику функции жизни, и, следовательно, все мертвое к смерти отношения не имеет. 

О восстании элит на пространствах стабильной демократииИгорь Викторович Касаткин (19/01/04)
А <послушай джага-джага> не желаете?! 

Стиль-мода и миф русской литературыИгорь Викторович Касаткин (23/12/03)
...русская литература - это пафос и отстой, а мода и стиль это кул (cool) и драйв (drive). 

Девушки и смертьИгорь Викторович Касаткин (03/12/03)
...уже с незапамятных времен девушки должны были опасаться преимущественно сил зла, в то время как домашний скот и юноши, они и от добра добра порой не ждали. 

Глазами гражданина С.Игорь Викторович Касаткин (12/11/03)
Конечно, в жизни всего должно быть мало, и денег, и любви, и вина, и женщин. Но чтобы настолько мало! 

Заметки страдающего патриотаИгорь Викторович Касаткин (31/10/03)
Патриотизм, перестав в новой системе ценностей быть страданием, порвал с красотой, оставшись ее наглой симуляцией. 

Стиль, или Приключения реализмаИгорь Викторович Касаткин (14/10/03)
Есть что-то смешное, и даже жалкое в содержании большинства текстов Федора Михайловича Достоевского, а значит, и в нем самом. Имеется ввиду прошивающая все его произведения красной нитью идея разврата. 

Вербальный дизайн и жажда правды. Пригов vs ТолстойИгорь Викторович Касаткин (10/10/03)
Жизнь героев, населяющих дискурс Толстого, их смысл, жестко определяется взаимодействием этих двух сил - <все зло> и <жажда правды>. Можно считать, что это конструкт, и фирменный прием авангардиста, во имя которых и были хладнокровно убиты верный Андрей Болконский, и неверная Анна Каренина. 

Волшебная сказка и логика обыденного отчаянияИгорь Викторович Касаткин (29/09/03)
...если абсолютная власть развращает абсолютно, то и власть сверхъестественная должна сверхъестественно же и развращать. 

Русский детектив, или Особенности национального злаИгорь Викторович Касаткин (15/09/03)
Одиночество, разобщенность, бессилие перед властью сильных, а на деле, маленьких, очень маленьких и очень злых людей, и равнодушие культурной элиты, озабоченной гибелью литературы, кинематографа, еще чего-то гибелью такого своего, то есть своими элитными проблемами - вот главное зло для русского человека. 

Гамлет как производственная драматургияИгорь Викторович Касаткин (29/08/03)
Вот и работа - присоединяет человека к его аутентичному типу производственного безумия, которых всего два: действительный и мнимый. 

Правда шествий и танцевИгорь Викторович Касаткин (20/08/03)
Люди танцуют - вот в чем правда. Они всегда танцевали. 

Поэт Богомяков. Опыт повторного чтенияИгорь Викторович Касаткин (14/08/03)
...Девки, карапузы, солдаты, невесты, грустные купчики, менты, волки и другие обитатели мира, разумеется, так же священны, как Смерть и Россия. То есть, на самом деле, они сверхобыкновенны. Сверхобыденность - важнейшая и определяющая философская черта поэтического мира Богомякова. Для того, чтобы достичь этой сверхобыденности, делающей бытие зримым, нужна, разумеется, некая смелость, или свобода, или особенный поэтический гений. 

Правда как деконструкцияИгорь Викторович Касаткин (28/07/03)
По всему населяемому людьми пространству как бы равномерно рассеяны некие контрольные точки, в которых каждый желающий может ознакомиться с тем, как на самом деле будут обстоять его дела в дальнейшем. Ну, не в самом, возможно, ближайшем будущем, но все же. Когда-нибудь. Места такие, самого широкого разнообразия в плане этнографических особенностей, имеются в любой стране. Их объединяет некое общее свойство, которое я бы назвал цинизмом места... 

О неистребимости человечности дискурсомИгорь Викторович Касаткин (23/07/03)
Большинство людей, к счастью, живет все-таки в некотором отдалении от мест, где ангелоподобные юноши убивают топором старушек, где разрезают женщину поездом пополам или сжигают в каминах толстые пачки денег, или играют в русскую рулетку и так далее. 

X-файлы ПлатоноваИгорь Викторович Касаткин (09/07/03)
По некоторым гипотезам, отчасти подтверждаемым данными практических наблюдений, направлением основного, результирующего вектора усилий А. П. является смерть, а точнее, борьба с ней, и в этом смысле резидентом, или предшественником объекта является бывший библиотекарь бывшей библиотеки им. В. И. Ленина в Москве, незаконный сын князя Гагарина, Н. Федоров. 

Алгебры невинностиИгорь Викторович Касаткин (03/07/03)
У русской невинности три, как и положено, ипостаси. Безумие, или невменяемость. Вера. Простота. 

Бесовы детиИгорь Викторович Касаткин (25/06/03)
Предположим, что и действительно некие "мы", а именно русские классики пера, вышли из гоголевской "Шинели". Тогда получается, с некоторой точки зрения, если учитывать то значение, какое до сих пор еще имеет русская литература как фундаментальное явление национальной культуры, что те мы, кто вырос и воспитался внутри этой культуры, являемся, нет, не учениками Дьявола, это было бы слишком круто для нас, а несколько иначе, все мы - бесовы дети. 

Любовь к отчаяниюИгорь Викторович Касаткин (11/06/03)
Настоящее Время. В конце концов, оказывается, что оно и есть главная ценность из всех ценностей. 

Женский вопросИгорь Викторович Касаткин (29/05/03)
...женщины, русские литературные женщины – дело другое. Женщина почти никогда не действует исходя из отвлеченного рассуждения. Женщина действует, исходя из баланса возможности и необходимости. 

StupidЪ number two… three… and so onИгорь Викторович Касаткин (14/05/03)
Аглаю бы я сыграл сам, не столько боясь двусмысленных кривотолков, сколько желая лично исправить ошибку Достоевского, оставившего в живых замечательного человека, и одновременно желая хотя бы на уровне искусства испытать великое счастье "умереть от Мышкина". 

Человек без стен и конец МетелиИгорь Викторович Касаткин (07/05/03)
Мне представляется, что описание встречи Гринева и Пугачева во время метели в степи это наиболее глубокая интуиция во всей русской литературе. И теперь уже - навсегда. Метель - русский мираж, из которого вырастает русская судьба. 

Клитемнестра как гипотенузаИгорь Викторович Касаткин (23/04/03)
Какие славные они, эти Донцовы, Маринины, Дашковы, взвалившие на свои нежные плечики то, что и Эсхил-то с Софоклом, одни, без хора, тащить не могли. Впрочем, хор есть. Это как раз те миллионы в метро, погружающиеся в стихию не добра и зла, а рока! Рок = свершившееся. 

Долгое мгновение (судьба Гумилева)Игорь Викторович Касаткин (17/04/03)
...смерть Лорки казалась мне несравненно более "гуманной", в легендарной апельсиновой роще, и, в конце концов, он смотрел в лицо взводу расстреливающих его фалангистов. Да и сами фалангисты, они, наверное, были орудием аристократов, убивающих, по их мнению, опасного шута. Гумилева же, наоборот, убили страшные клоуны, калеки и горбуны, когда-то кормившиеся на помойке ради своего уродства, и ради Христа. 

Могила для пятисот тысяч растяпИгорь Викторович Касаткин (08/04/03)
...наши истинные ценности - это мираж вокзала, с которого последний поезд давно ушел, и многие наши интеллектуалы а ля Маруся Климова бросились по шпалам за ним в погоню, прощаясь с опостылевшей станцией плевками (дискурса), и другими, не при дамах будь сказано, отправлениями души человеческой, расстающейся навсегда с тем, что получилось плохо. Типа весь ваш пантеон все равно лишь свалка отставных истуканов. Но куда же бегут они, и куда прибегут они? Смею предположить, что туда же, откуда и выбежали, то есть, в мир, в котором история - стая волков, а люди - разбегающееся стадо. И кто не спрятался, никто не виноват, а просто растяпы. 

Как написать рассказ о конце светаИгорь Викторович Касаткин (27/03/03)
Говорят, что существует красота человеческих страданий, что весьма сомнительно, так как это скорее красота воспоминаний о человеческих страданиях, то есть, попросту любование со стороны, своего рода садизм, оправдываемый, или, наоборот, усугубляемый, так называемым состраданием. То же, и красота смерти. Она, разумеется, не в пику уродства жизни, а во славу этого уродства, но парадокс в том, что чем красивее смерть, чем больше в ней "красоты", тем меньше уродства жизни, и самой жизни. 

Как написать рассказ Шукшина?Игорь Викторович Касаткин (21/03/03)
Это ведь почти математическая задача, и нужно обозначить Х, тип героя. Затем поместить Х в соответствующий контекст, и как бы вычислить его с помощью идеи-сюжета. 

Бедные люди Маруси КлимовойИгорь Викторович Касаткин (14/03/03)
Есть места, которые присваивают нас, а есть места, которые мы присваиваем. Петербург, в отличие от Москвы или Парижа, невозможно присвоить, он всегда сам присваивает всех, пришивает к своему туманному безумию, и именно в этом его колоссальное значение для русской культуры. Он всегда довлеет над разнообразием стилей, или моделей поэтического поведения, он побеждает и их, и их носителей. Побеждает он и Марусю Климову. 

Дитя и зверьИгорь Викторович Касаткин (08/03/03)
В последнее время я только об этом и думаю. Как? Ну, как? Ну как защитить бедного Пушкина? 

Под светом черных дырИгорь Викторович Касаткин (25/02/03)
(...) человек может быть понят, да просто замечен, только в момент падения, или подъема. На самом деле, как видим, движение есть совершенно необходимое условие и падения, и подъема. И у Толстого этот подъем, это движение в сторону от черной дыры происходит, потому что его герои понимают: падение не может быть бесконечным. В этом и есть, на мой взгляд, главное, и очень ведущее в сторону <реализма>, отличие на самом деле Толстого от на самом деле Достоевского, герои которого могут падать в пропасть до бесконечности. У Толстого смерть сильнее! Он чувствует ее острей, а Достоевский привык, притерся. Его расстреливали, в конце концов, уже. Его на каторге убивали. И он столько раз умирал за рулеточным столом! 

Старики на уборке хмеляИгорь Викторович Касаткин (17/02/03)
Я понимаю, прежде всего, очевидное. Чем тоньше грань между экстенсионалом (вероятной реальностью) и интенсионалом (возможным результатом воздействия дискурса на вероятный субъект), тем более трагической, катастрофической, тотальной, как хотите, является деконструкция, производимая письмом! Короче говоря, не в деконструкции счастье, а в ее количестве. 

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка «эгоиста» Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Книги Топоса
Реклама на Топосе
ВЕЕР - о радикальных сдвигах в судьбе и сознании человечества, о формирования новых понятий, теорий и дисциплин, взаимодействии электронных и био-технологий с психикой, языком, культурой, религией и обществом.

nota bene:   

О литературе
и пр.:

Дмитрий Бавильский
Александр Закуренко
Евгений Иz
Сергей Малашенок
Олег Павлов
Лев Пирогов

Маруся Климова.
Парижские встречи

Сергей Бирюков.
Поэтический мастеркласс.
Уроки 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й.

Михаил Эпштейн. Новые эссе о любви
Проективный словарь философии. Новые понятия и термины.

Роман Неумоев и русский рок

Всемирная литафиша

МузАфиша от Сергея Летова



поиск:

подписка:

Кнопос
Кнопос


авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я







ссылки:

Издательский дом Парад

Олег Павлов

Русская неделя - православный on-line журнал

Специальное интернет радио

Журнал-фотобанк www.peremeny.ru

Литафиша Андрея Коровина

Волошинский Конкурс 2006

Литературные дневники

Литературный журнал «Органон»