сегодня: 14/12/2017 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 29/03/2011

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Поход №1

Максим Фоминых (29/03/11)

Этот рассказ повествует о том, как я ходил в небольшой поход.

Я, так сказать, был в нём не просто ради развлечения, а поставил конкретную цель – сделать учёты птиц. Я орнитолог, то есть специалист по птицам, и вот в мою задачу в этом походе входила запись всех встречаемых птиц, подсчёт их точного количества. Были ещё небольшие задачки, но не буду обременять вас ими, так как рассказ не научный, а всё-таки художественный. Также в рассказе почти везде я уделю внимание тому, что буду описывать лишь «художественную» сторону моего похода, то, что интересно обычному читателю, а не то, как я увидел, к примеру, двадцать две утки-кряквы.

Иногда текст будет довольно смешным, и может показаться, что написать такое может только идиот. На самом деле всё, что случилось со мной, может случиться с каждым… Ведь жизнь, в действительности, непредсказуема, порой страшна или смешна.

Мой поход проходил в двух республиках нашей страны – Башкирии и Удмуртии. Свой путь я начал в Краснокамском районе, в том, что находится в северо-западной части Башкирии, а продолжил в Удмуртии. Ходил по берегу или около берега (ну, обычно не далее трёх километров) реки Камы. Мой маршрут начинался на юго-западе Краснокамского района в трёх километрах от границы с Удмуртией. Я спускался вниз по течению реки, большая часть моего похода пролегала уже в Удмуртии. Не буду уточнять те дни, когда я ходил, за ненадобностью, а просто скажу, что это было середина июля.

Настало долгожданное утро, когда мне пришлось вставать, чтобы ехать на место назначения. Не знаю, было ли утро радостным, или нет. Просто пришлось подниматься в пять утра (спать-то хочется), да ещё за окном накрапывал небольшой дождик, так что настроение было не наилучшим, так сказать «пасмурным». Но я собрал все свои весёлые мысли (хотя они и не особо появлялись в такое раннее «пасмурное» утро), отбросил весь негатив, и начал собираться. Сначала наелся, так как в походы беру очень мало еды, потому, что брести навьюченным верблюдом совсем не хочу. Да и здоровье жалко – тащить на себе десятки килограмм. Стал собирать рюкзак – что же взять, подумал я? Взял только всё самое нужное: одну консервную банку с рыбой (консервы для туриста – наиважнейшие продукты), пакетик с рисовой крупой, семь варёных яиц, соль в коробочке, спальник (одна из самых нужных вещей – без него ночью просто околеешь!), карту местности, определитель птиц, бинокль, карандаши и блокнот, спички, котелок, вафли (туристы, наверное, знают, как хочется в походе чего-то сладкого!), бутерброды с колбасой, три баллона с чаем (как и сладкое, чай – это лакомый напиток на природе; к тому же чай прекрасно утоляет жажду!), кофту (вдруг замёрзну!), небольшую ветровку, хоббу (не знаю для чего взял, так как всё равно не понадобилась – сидел в основном на рюкзаке), и самое главное – палатку, и всё! Хотя и всё, но когда попытался поднять рюкзак, то не сразу смог – как я и ожидал, он был очень тяжёлым. Вроде бы хотел взять не много вещей, а получилось так, что, как всегда, набрал «мешок с кирпичами» (а ведь это ещё надо целый день тащить!). Отец уже ждал у выхода, чтобы отвезти меня на место (ведь ехать ещё предстояло целых 40 км). Надев болотные сапоги, пошёл к машине. В машине у меня постепенно поднималось настроение, так как, во-первых, я уже встал, во-вторых, думал, что скоро буду первооткрывателем и путешественником, а в-третьих, видел, что потихоньку налаживается погода – солнце блестящим красно-жёлтым диском поднималось, поднималось, поднималось… Наступал красно-жёлтый день. Солнечное настроение ко мне приходило!

И вот я уже стоял на берегу великой реки Камы. В Башкирии она протекает только по её крайнему северо-западу. Если идти по течению, то из Башкирии попадаешь в Удмуртию и Татарию, а если напротив – в Удмуртию и Пермскую область. Надо сказать, что в пойме Камы есть степь и луга с болотами, пойменные леса, рощи из различных пород деревьев. Короче говоря, местность самая что ни на есть неоднородная.

Было семь часов утра. Взяв блокнот и карандаш в руки, повесив бинокль на шею, одев рюкзак за плечи, «замаршировал». Производил образ рыбака: в болотных сапогах, с рюкзаком, и только удочки не хватало. Да и кто увидел меня, всё равно подумал бы, что я рыбак – про орнитологов в наших краях мало что слышали. На берегу Камы работали КамАЗы, стояли рыбаки со своими автомобилями. Можно так сказать, это была «цивилизованная природа». Не смотря ни на что птицы пели, и вдалеке услышал для себя очень радостный голос – курлыканье серого журавля. От этого божественного голоса у меня появилась улыбка на лице. Очень обрадовало и то, что утром не сильно достают мухи-кровососки (так называю слепней с пёстрыми крылышками), как они умеют это делать днём, и было не так жарко. Ходил – наблюдал – записывал. То там прокричал коростель – «крэкс-крэкс», словно проскрипела дверь; то вылетал метрах в тридцати полевой жаворонок. Иногда просто задумывался о чём-нибудь, например, о своей жизни – порой горькой казалась, а бывало, и что-нибудь весёлое вспоминал. Просто на природе очень легко впасть в раздумья, не знаю почему. Вероятно, спокойствие природы успокаивает и наводит на размышления… Иногда думал, как хорошо, что я выбрался на природу. Во-первых, науку так сказать делаю, а именно – свои учёты воссоздаю в научные статьи. А во-вторых, на природе отдыхаю от городской суеты, и даже от людей. Если в городе чувствую своё одиночество, даже при таком колоссальном количестве народонаселения, как сейчас в мире, то на природе я наедине с природой. Просто природа, видимо, даёт мне то, чего не даст ни один человек в мире. Наверно, именно это и определило моё призвание. И быть вот в такой связи с природной средой – это так здорово! Сидел, например, на берегу Камы. Смотрел на текущую воду, где-то солнышко создавало красивый образ этой же воды, где-то прыгала здоровенная рыба; тополя и ветер напевали свою песенку, мышка шуршала, соловей у болота распевался. Я всё чувствовал (всеми фибрами), всё моё тело было поглощено этим, я и сам был в этих образах…

Постепенно рюкзак начинал сильно тяготить, тогда кидал его на землю и садился на него. И сидел минут двадцать, не думая ни о чём. Потом опять с новыми силами, с новым духом – в путь. Очень хотелось забрести в какие-нибудь дебри. Почему-то кажется, что там водятся очень редкие птицы, но на самом-то деле это далеко не так (там гораздо меньше видоразнообразие и количество птиц), это заблуждение – лезть в дебри, но ведь охота туда, именно туда, а может это жажда приключений? Порой, сидишь в болоте, вдыхая тяжёлый пары болотного запаха, и не знаешь, как выбраться из этой ловушки (этих дебрей), да ещё покрытый мухами-кровососками и комарами (это ужас какой-то – после них все руки в волдырях!).

И вот после этих ужасных мыслей, опять который раз добрался до своих «любимых» болот. Посмотрел: везде топи да болота в пойменном лесу. Да ещё много кустарников и бурелома. Ну, прямо настоящие джунгли! Пробираться стало очень тяжело, даже без рюкзака. Нашёл птенца серой славки – сильно обрадовался, хотя бы! Далее ещё потерял среди этих чащ направление пути – шёл только по интуиции. Вокруг следы лося и ещё следы какого-то хищного зверя! Боже! По следам, вроде, рысь! Кто ещё может быть?! По следам – она! Да ещё везде ползали эти отвратительные ужи и иногда гадюки! Вот только тогда и спрашивал себя – чем тебе не нравилось ходить около Камы, где ветерок ласково обдувает тебя, где нет этих непробиваемых кустарниковых и болотных стен, и где меньше мух-кровососок и комаров, где нет лосей, рысей, всяких гадов, где так хорошо после этого?! Услышал, где-то кто-то ходит, догадывался, что лось. Обернулся туда, смотрю – никого. Второй раз – лось!!! Ходил в двадцати шагах от меня. Сразу возникло две мысли: спугнуть его или убежать быстрей. В общем, лось никогда не нападает на людей, за исключением, когда лосиха вместе с детёнышем. Вот тогда-то она яростно и побежит на человека! А против такого верзилы и защиты не найдёшь… Листва и деревья не позволяли мне рассмотреть один ли он или с «ребёнком». Да и просто оставаться и делать спокойно учёты я уже не мог, когда в метрах двадцати от меня лось. Страх сковал меня с головы до пят. Адреналин побежал по крови, словно гончие собаки за зайцем. И вот в начале надумал я его напугать! Немного покричал на него – не слышал или просто не обращал внимание. Попрыгал на поваленном дереве – не реагировал! Подумал, какую дурь я ещё совершу… Всё! Схватил рюкзак, блокнот и бинокль, и быстрей побежал в противоположном направлении. Уронил куда-то карандаш – не стал искать – по фиг – у меня был другой, да и руки уже не слушались… Чуть и бинокль из-за этого не оставил. Люди скажут: «лося испугался, хе-хе!!!» А вот встретившись с ним, уже не до шуток! Вот что значит – начитаешься, наслушаешься про то, что некоторые животные совершенно не опасны для людей, и тебе уже представляется, что ты ими просто полюбуешься при встрече, а вот встретившись с ними, ты уже всему этому не веришь или просто забываешь, и тебе становится по-настоящему жутко… Страшно, что ни говори! И я старался идти побыстрей, всё время оглядываясь назад. Хотя шёл не быстро: приходилось пробираться через болота и топи (хотя проходимые с моими болотными сапогами), всяческий бурелом, через заросли ивы. Как это было тяжело! Порой без рюкзака-то пройти невозможно, а ты ещё и с рюкзаком! О птицах уже не думал (не высматривал их, и не прислушивался к их голосам). Сами понимаете, мне было не до этого. И вот дохожу я до того места, где, кажется, уже выхода нет! Впереди сплошные непроходимые заросли, слева и справа аналогичные болота. Ещё страшней стало! Назад идти к лосю никакого желания не было. Да ещё он сам может придти сюда. Стал думать, что делать. Снял рюкзак, попытался пройти по опавшим деревьям, к центру болота, чтобы увидеть правильно ли я иду (с его края ничего не видно из-за того, что слишком много ив около него и даже на нём), хотя уже заранее знал, что не правильно! Но это только так, для подтверждения. Правильно думал. Там не видно конца болоту… Шёл совершенно непонятно куда… Стал думать о могиле… Но решимость и мужество меня, видимо, не хотели покинуть! И я решил пробираться прямо через заросли. Вернее стал долбить эту непробиваемую стену, и у меня стало получаться!!! Вдруг перед кустами, как-то невзначай, увидел тропинку, словно она появилась как волшебный джин из бутылки. Как же её сразу-то не разглядел! Прямо как спасительная тропинка! Присмотрелся. Она была сделана не человеком, а лосём – были видны только его следы, да и то, что небрежно сделана. Всё равно пошёл (а куда мне было деваться!), и представил, что скоро передо мной предстанет лежачий лось. Страх заставил меня побывать идиотом.

Далее всё пошло к лучшему. Еле-еле выбрался на небольшую поляну. Смотрел, и глазам своим не верил – справа болото-то закончилось! Ура! Справа вместо болота стояли осиновые колки. Справа – спасительный чахлый тёмный лес с кучей паутины. Ни минуты не теряя времени, пошёл к ним, точнее побежал, а ещё точнее – помчался ракетой! Зайдя туда, чуть не вскрикнул от радости, переполнившей всю мою душу! За ними были большие просторные луга, где меня точно не тронет никакой лось и никакая рысь! За ними была свобода, которой мне не доставало в этих дебрях. Так почему я всегда так стремлюсь к ним?... Вышел и понял, какая там благодать, не смотря на палящее уже над головой солнце, не смотря ни на что! И только выйдя, спугнул двух серых журавлей, которые полетели, да так грациозно! Так грациозно, так грациозно! Для меня уже всё, после таких мучений, было прекрасным! После подумал: как классно, что хожу в эти мини-экспедиции, не смотря ни на какие издержки! Я забыл про всех лосей и рысей на Земле, их больше опять для меня не существовало!

И столько людей эту красоту природы не видит! И вот может, из-за этого-то не ценят её! Гадят, как свиньи. На рыбалке или пикнике, убивают животных, срывают редкие красивые цветы, вырубают леса и т.д.

Но, а я представил себя великим путешественником! Посидев полчасика, выпив немного драгоценной влаги, пошёл дальше.

Присмотревшись вдаль, увидел, что Кама находится достаточно далеко – километрах в пяти, не меньше, если не больше (дело в том, что я ориентировался на противоположную сторону Камы, так как за ней должен был располагаться удмуртский берег – за ним, в отличие от нашей болотистой местности, были высокие холмы – они уже были видны даже за десятки километров).

Уже стояла жара, и сильно пекло, и я понимал, что скоро в очередной раз сгорю. Птиц не было слышно – днём, да ещё в жару они, как правило, отсиживаются в тени и не подают голос.

Когда шёл по этим лугам, заметил, что слева от меня за кустами находится болото, а за ним берег Камы видел совсем близко! Просто она в этом месте (в смысле в этих нескольких километрах) круто поворачивает; так, что получилось, что если пойду налево, надо идти не больше пятисот метров до неё, а если, как и шёл – прямо и направо – несколько километров. Я, конечно же, захотел идти короткой дорогой, но это никак не удавалось и не удалось. В течение нескольких километров пробовал перейти это болото, но у меня никак не получалось это сделать! Оно было слишком глубоким, и даже не то, чтобы глубоким, сколько могло просто вмиг засосать. Порой ступал лишь только на берег, как сапоги сразу на половину уходили в трясину! Я сразу говорил: «Какой чёрт меня сюда погнал!» И минут пятнадцать пытался выбраться. В итоге, через три часа только и выбрался к Каме. Но где я выбрался! Как раз в конце длинной дороги!

Далее пошёл, подкрепляемый горьким опытом, уже не далеко от берега. Вечерело. Увидел две машины у берега. А неподалёку какие-то женщины собирали клубнику. В очередной раз подумал, что люди сейчас повсюду, и что куда они только не заходят и не заезжают! Где я только людей не вижу! И у берега Камы, и в лесу, и в болотах! И даже там, где никаких дорог-то нет! Иногда даже не понимаешь, что там человеку-то понадобилось! А пастухи с коровами так вообще чуть ли не на каждом шагу, даже вдалеке от деревень! А как птицы должны жить с таким соседством! Например, серые журавли поселяются там, где мало людей, а лучше им, где их совсем нет. Вот и получается, что птиц-то и всяких других существ становится всё меньше, а людей – всё больше! А вместе с этим уменьшается и биоразнообразие! Везде люди да люди… Люди в итоге больше привыкают к урбанистическому пейзажу…

Солнце постепенно садилось. Незаметно пошли дождевые тучи, и я стал предчувствовать сильный дождь! Он и хлынул, а я спрятался под деревом. Но всё равно промок до нитки! Стало холодно от холодной воды, серой картины неба и этих не весёлых мыслей! Ух!

Стемнело, а я всё не мог найти место для ночлега! Всё берега болотистые, да болотистые! А в поле вставать не хотелось… Вдали ехал трактор, так, что совсем не хотелось утром проснуться от незваного гостя. Наконец-то пробрался через мокрую и от того не приятную и очень высокую (с меня ростом), да к тому же колючую траву, так как это в основном была крапива. Вначале думал, что шёл к берегу Камы, а, оказывается, пришёл к болоту, которое дальше впадает в неё. Стоял жуткий болотный запах! Но что поделаешь! Почти стемнело, и надо было уже срочно ставить палатку. Поставив, залез внутрь. Причём, просто залетел туда, так как боялся комаров. Каждый залетевший комар требовал бы большой работы над его поимкой. Залез наполовину мокрый, так как ещё не совсем высох после дождя. А ноги были мокрые не от дождя, а от пота (в болотных сапогах они быстро потеют). Светя подсветкой от телефона, записал последних встреченных птиц, километраж и достал немного провианта. Оказывается, соль в коробочке рассыпалась – моя рассеянность не знала предела. Она лежала вместе с яйцами, и в итоге засолила их. Съел два яйца, чтобы проверить насколько они солёные – может, пойдёт, и меня чуть не вырвало. Съев ещё два бутерброда с колбасой, достал вафли. Они все были расплющены. Мне явно не везло. Пришлось ими такими и довольствоваться. Попив вкусного чая, укутался в спальник. Поставил будильник на шесть часов утра.

Закрыл глаза, и услышал странные пугающие звуки: что-то булькало неподалеку, да ещё с равными интервалами! Только представьте себе: лежишь в палатке, а что-то булькает и булькает... Да, ещё эти нескончаемые бега мышей и полёвок (ночь – их время побегать в поисках корма). Они даже залазили под палатку, так как я поставил её на высокой и густой траве, поэтому, кроме того места, где я спал, палатка лежала не на самой земле, а на траве. Так это неприятно, я скажу, когда около твоей головы через тоненькую ткань слышишь, как пробегает какое-то мелкое млекопитающее. Да ещё издаёт какие-то звуки, похожие на человеческие разговоры, но только как будто исполненные в очень быстром темпе и очень высоким голосом. Короче говоря, их можно как бы послушать, если дома записать свой разговор на кассетный диктофон и нажать там соответствующую кнопку, которая и создаст данную слышимость. Слышал, как пробегали около палатки и более крупные звери (кто именно – не знаю, например, это могли быть ёжик, норка, лисица и т.д.). Так что порой становилось по-настоящему жутко. Но всё равно я заснул. Просто был очень уставшим.

Проснуться в шесть утра мне не удалось, не смотря на все мои старания. Неоднократно выключал будильник, но он всё же через десять минут опять звенел, а я так и не проснулся за это время. Встал только в одиннадцать часов, когда птиц уже не видно и не слышно, и их так трудно найти (я их вижу и слышу и днём, но мне это дорого стоит)! Проснулся от непреодолимой духоты, какая стояла в палатке. Снял футболку, высунул голову из палатки. Почувствовал благодать! Только муравьи стали на меня заползать, а некоторые даже и кусать! Эх, как не хотелось ходить по жаре! Для человека, который решил бы покупаться, погода была самое то, но для меня это было, наоборот, самое не то.

Пообедав бутербродами, пришлось собираться, хотя было и лень из-за этой самой жары! Одел нехотя немного мокрую одежду, хотя духота палатки всё же её почти до конца просушила (хотя бы за это ей большое спасибо). Потихоньку засунул спальник в компрессионик. Сложив все вещи, упаковав палатку, я двинулся в свой нелёгкий путь. Кожа начала болеть, так как в первый день уже сгорел, и в этот день продолжал гореть. Так, что порой приходилось поворачиваться всем телом, чтобы не создавать лишнюю боль. Опять-таки завизжали мухи-кровососки. Надоедать они мне стали меньше, так как я к ним уже привык, и машинально бил их ладонью, превратив её в мухобойку. Как и ожидал, птиц было трудно разглядеть. Изредка встречал всякую мелочь (северных бормотушек, садовых славок, болотных камышовок, то есть птиц из семейства славковые). И надо сказать, что эта мелочь меня не очень радовала из-за того, что определять этих серых однообразностей было очень тяжело, особенно когда от падающих на них лучей солнца они все «становятся» чисто серыми. Вдобавок, в жару большинство птиц старается вести себя пассивно. При приближении, например, к кусту те же самые славковые не подают никаких признаков жизни, и стараются быстрее куда-нибудь сесть, где их не видно или вообще улететь, в то время как утром, в большинстве случаев, при твоём приближении они издают тревожные позывки, и прыгают с ветки на ветку. Двигаясь по маршруту, сильно потел. Иногда протирал ладонью лицо. После этого с ладони тёк целым водопадиком пот. А на что была, наверное, похожа спина! Поэтому отдыхал в основном не от тяжести рюкзака, а от жары. Садился в какую-нибудь тень (теней было мало, так что порой долго их искал). В большинстве случаев, это была тень из-под ивы. Сразу кидал рюкзак, доставал заветный чай, и просиживал минут по двадцать, уходя в не орнитологические мысли. А какие там орнитологические мысли, когда такая жара?.. Когда приходил в себя, шёл дальше. Порой было уже не пройти вот так около Камы, так как дорога уже закончилась (она тянулась около Камы с самого начала моего пути) и начинались сплошные заросли из ив, болота и топи, да и просто из высокой (порой выше тебя) густой травы. Тогда, когда это было возможным, шёл прямо по Каме, точнее прямо в воде, но около берега, там, где мне это позволяли делать сапоги. Надо сказать, что это было куда лучше, чем идти другим уже сказанным путём. Во-первых, шёл быстрее, так как кроме воды нет других препятствий. Во-вторых, меня обдувал прохладный ветерок, и почти не доставали мухи-кровососки. Единственный минус – однообразие встречаемых птиц – это в основном крачки и чайки. Так, что меня заедала со временем совесть, что я пропускал птиц в других «более обитаемых местах», и возвращался опять в тот ад, не смотря на его непроходимость. Вот так. А потом опять в эту благодать.

Зациклившись на птицах и окружающей благодати, не заметил, что вокруг меня что-то горит… Сначала не понял, что это и испугался! Обошёл огонь и вышел на открытое пространство. Оказалось, что это пожар, созданный палящим солнцем. И он надвигался на всё, что было вокруг. Хорошо, что там ещё был не лес, а луга с одиночными деревьями и кустарниками. И к тому же огонь не подвергал возгоранию что-либо крупное – горела лишь трава. Но было жутковато! Огонь шёл на всё и вся… Перепрыгивая через столбы дыма и огня, старался не задеть этого жёлтого дьявола. После него оставались чёрные голые луга, трава была чёрной и хрупкой. Над землёй поднимался серый дым, то и дело я кашлял. Везде было очень много золы.

Надо отметить, что этот маршрут для меня был особенным. А потому, что у меня была мечта дойти до устья реки Белой. Река Белая впадает в Нижнекамское водохранилище. Находится оно как раз на Каме, туда, куда я шёл. Если идти напрямую по Каме с того места, где я начал, то до него будет двадцать километров. Мне очень хотелось увидеть место, где впадает в Нижнекамское водохранилище Белая (самая большая река Башкирии), где уходит от него дальше в Татарию Кама. Да и увидеть само Нижнекамское водохранилище было непреодолимо желанным! Если смотреть по карте – оно разливается на несколько километров! Как там, наверное, красиво! А главное, ведь около него нет ни одного поселения. Так, что там царит, как мне кажется, только природа! Да ещё, вероятно, не тронутая безнравственным сапогом человека! Разве что рыбаки только там и плавают! Но в наше время это и то очень хорошо, что там только рыбаки! По карте вдобавок отмечено множество болот и озёр по пути к нему. Как мне хотелось все их обойти. Пройтись по необъятным «джунглям» этой местности! Увидеть обитателей-животных этих территорий! Моя мечта уже начала сбываться, так как я уже шёл по этому пути, но всё равно ещё предвкушал увидеть самое «сладкое» за это лето! И каждый новый шаг был особенным: путь в неизвестность! Я чувствовал себя первооткрывателем! Необходимо отметить, что я не первый, кто изучал орнитофауну данной территории. До меня много кто проводил где-то здесь (точно не знаю где – не нашёл данных) орнитологические исследования (про другие исследования информацией не владею). В основном изучали пойму реки Белой (да, именно Белой, а не Камы!). Самые последние – в 1990 г. Но ведь это было тогда. А сейчас уже время другое! Могла измениться местность, поменялся видовой состав и т.д. Да и ещё, они вполне могли совсем не проходить там, где я проходил, и даже, может, их и не было на берегу Нижнекамского водохранилища (как я уже упомянул, точный их маршрут исследований не нашёл)! Единственной неувязкой было то, что хоть по карте весь маршрут до Нижнекамского водохранилища, если идти по берегу Камы или около него, был свободный, и пройти без лодки или плота, судя по карте, было можно – я этому не верил. Не верил потому, что карта даёт лишь приблизительную картину местности, а не то, что есть на самом деле. На ней было отражено как раз недалеко от водохранилища много озёр и болот, но все они, если верить ей, не впадают в Каму, а только лишь располагаются в непосредственной близости.

Ну, вот и шёл, гадая, смогу ли дойти или же моя мечта не сбудется! Хотя всего себя настроил оптимистически и верил, что обязательно дойду!

Потихоньку дошёл до того, что так боялся, а именно до старицы Камы, и, следовательно, она преградила мне дорогу. Сначала хотел её обойти, но желание быстро растворилось, как только увидел, что она превращается в большое болото, которое к тому же идёт и вперёд, и назад, и, вообще много куда ещё. Решил перейти её в брод. К тому же так искупаться хотелось… Очистить себя от зудящего пота и избавиться хоть на время от жужжащих и летающих ненавистников. Разделся, пошёл с палкой на разведку. Вода прохладная, классная!!! Сразу не чувствуешь ни пота, ни зуда! Хотя она была и мутная, но для меня была просто райской!!! Аж мурашки пошли по коже (и это тоже было так желанно чувствовать в данной ситуации). После нескольких заходов в различные места, выбрал одно, конечно, самое мелководное. Там, как заходишь в воду, спускаешься как бы по трём ступенькам до дна. Каждая ступенька в среднем опускает тебя на двадцать сантиметров. В итоге, когда стоял на самом дне, вода была по пояс. Но дно везде было мягкое, так что я понимал, что с рюкзаком точно будет глубже. Но всё же рискнул брать всё сразу, и тащить всю эту тяжесть на руках. Просто лень было ходить туда и обратно. Но что же из этого вышло! Во-первых, как только ступил на «первую ступеньку» сразу же опустился так низко, что вода стала мне по шею. Так что я чуть не утонул. А во-вторых, еле-еле удержал тяжеленный рюкзак, он только успел побалансировать даже не на руках, а на пальцах. Пришлось вернуться обратно. Уже пошёл в три этапа. С начала нёс палатку с сапогами. Потом спальник. А затем уже всё остальное. Вода всегда доходила до груди.

Но всё хорошо, что хорошо кончается, и вот и у меня переход хорошо закончился. Чему я был ну очень, очень рад!!! Так как попал на новую неизведанную территорию, на которой, скорее всего, даже дороги то и не было! А может на ней даже и никого, никогда не бывало!!! Вот я был счастлив!!! Даже решил не одеваться после перехода, а пойти в семейных трусах – подумал, что людей здесь, вероятнее всего, не будет (откуда в этой глуши-то!), поэтому некого стесняться, да и я уже предугадывал свой второй «брод»…

Вот так и шёл, как немного свихнувшийся. Так прошёл ещё около одного километра. Потом всё же решил одеться. В одежде я чувствовал себя более уверенным – всё же я не Робинзон Крузо, хотя был похож на него. Оделся, пошёл дальше.

И вдруг увидел, как закончились непроходимые заросли, и неожиданно появился довольно большой луг, а самое главное на нём не было видно ни болот, ни топей, ни сплошных зарослей кустарника, и даже трава, казалось, была не столь высокой, как ранее! Даже покричал от радости! Честно сказать, очень поверил, что теперь, по крайней мере, несколько километров смогу идти по просторным (а я верил, что за ним будут такие же луга) лугам. Что топей и болот пока что не будет! Боже, как я был рад! Этот луг был достаточно большим: с обеих сторон ему не видно было конца, лишь кое-где преграждали взор заросли кустарника.

Уже стало понемногу темнеть (надо было уже «закругляться»), так что я не поддался соблазну «нырнуть» в тот луг и «вынырнуть» где-то в километре от Камы. Хотя ну очень хотелось! Просто я всегда устаю ходить по однообразной местности. И часто хочется чередовать изучаемые территории.

То и дело посматривал на Каму. Боже, как она была прекрасна! Под лучами заката её тело было необычайно красивым! Она напоминала один огромный костёр, который так сильно манил меня! Его переливы извивались, струились и текли в необъятную даль! Шум прибоя так успокаивал! Летний, тёплый, вечерний ветер нежно убаюкивал! Вечерние блики плыли по нескончаемой зелени! Баржа мерно плыла куда-то! И она вовсе не омрачала окружающий пейзаж, она его дополняла! Летали речные и малые крачки с несмолкаемыми криками. Им тоже было, наверное, и я в этом не сомневался, радостно, и они не могли упустить такой момент, чтобы не поохотиться за рыбкой! Всё вокруг было таким добрым, хорошим! Казалось, всё вокруг ожило, и все были счастливы! В такую минуту я даже не видел какой-нибудь негатив, ничему не раздражался, всему улыбался! В такой момент так классно жить! По ту сторону Камы был расположен районный центр «Каракулино». Приятно было смотреть на копошившихся по другую сторону людей, на урбанистический вид среди матушки-природы. Люди казались такими маленькими-маленькими. Они были все чем-то заняты, какой-то городской суетой-сует… А я был вдалеке от людей! И меня ничего не тревожило! Я наедине с природой! И мне было ничего или почти ничего не нужно! Они где-то там на машинах, в домах, с электричеством… А я в дикой природе! Среди птиц, воды и солнца! Ставил палатку, наблюдал за солнечными зайчиками, а они там, вероятно, заняты бесконечными делами… А ещё так здорово подумать, что кто-то там где-то в городах сидит в пробках, или, скажем «копается» в бумагах, а я – среди ослепительного блеска воды! И никто не подозревал даже, что я был там! Как здорово! Какая романтика! В другое время, мне бы, скорее всего, не захотелось осматривать то, что было на том берегу, но в тот момент мне было интересно всё, поэтому я с любопытным взглядом, как малыш, который попал в новую обстановку, «пробегал» глазами и по людям, и по машинам, и по каждому зданию, и даже просто по «удмуртским» деревьям! Трудно сказать почему, но мне было тогда всё на самом деле интересно! Вплоть до того, как живут «удмуртские» люди! Хотя, сейчас понимаю, и до этого понимал, что они живут в общем, как и мы. Но в то время мне казалось, что я попал не то в сказку, не то в другую реальность, и напоминал себе этим иноземца или инопланетянина на своей Земле.

(Окончание следует)

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.