сегодня: 14/12/2017 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 29/03/2011

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Хомячок

Нина Горланова Вячеслав Букур (29/03/11)

Между тем Дина прикидывала: пора или еще рано родителям все рассказать? Ведь скоро президент пришлет ей хомячка! Из Кремля прямо.

В свои восемь лет она уже понимала: нужно выбрать самые-самые скидки в соседнем универмаге, и мама придет в хорошее настроение, купит себе настоящую косметику… а то купила недавно не такую:

– Поддельная косметика! Красоты от нее – ну никакой!

Мама купит неподдельную, вот и подходящий момент для хомячка…

С Урала в Москву – в блог президента – письмо Дины ушло давным-давно, еще позавчера.

Вы спросите: почему не Деду Морозу? Так папа ей раскрыл глаза: нет его, доброго деда.

Папа Дины преподавал в МУДО лепку и рисование. Во время кризиса МУДО закрыли. Папа сказал:

– Я теперь не чудак на букву М…

Но веселого в его взгляде было все меньше.

И на мысли вслух (Дина так порой мечтала): напишу Деду Морозу, попрошу хомячка к Новому году… он так и заявил:

– Нет никакого Деда.

Дину после этого недолго колбасило. Да, в семье нет денег на хомячка, да, она перестала верить в Деда Мороза, но еще больше поверила в президента!

А скидки все не маячили на витринах универмага, и Дина искала другой случай.

Первого января мама Дины поставила для детей сотрудников «Белоснежку и семь гномов». Все артисты пришли с таким выхлопом… Она шептала: «Гномы, умоляю, не дышите в зал». А светлячки вообще заплутали и выбрели к зрителям. Дети испуганно спросили:

– Вы кто?

– Свееетляяячкиии, – и в доказательство протягивали детям светящиеся мобильники.

Вот, думала Дина, хомячок был бы лучше, чем огнедышащие гномы и светлячки.

Он ведь теплый, маленький, пушистый, пахнет счастьем, его можно гладить, кормить, лечить, если заболеет. А главное: Дина будет, как все! У всех в классе есть хомячки, а у нее нет.

– Я буду с ним разговаривать! И папе веселее, пока кризис. Вот он звонит, ищет работу, а на коленях – хомячок!

Папа до кризиса посверкивал умной лысиной и весело помахивал дремучими бровями. Мама шутила, что в роду его, видимо, была лешичиха из уральского леса…

А после увольнения его веселье стало совсем не прежним. Компьютер он звал: вампьютер, про скорую помощь говорил, что это «скорая немощь», про горсуд Фиалохолмска он сказал на днях:

– Фиалогоркакбысуд…

В общем, первого января Дина тоже не сказала про президента и хомячка.

Девятого января Дина выглянула в окно. Там перед дворцом культуры стояла огромная елка. Каждый год она тут возникает. Огромные люди в оранжевых куртках с буквами МЧС стояли на большой высоте и снимали игрушки с зеленых лап.

Дина отлично знала, что значат буквы МЧС, но ее письмо по электронной паутине уже бежало к президенту. Поэтому Дина расшифровала так: Мороз, Чудо, Солнце.

Толяшка принес свой стульчик, залез, посмотрел, чего там интересного видит сестра.

– Ни одного самого маленького снеговика нет, – сказал он недовольно.

И чтобы как-то возместить эту печальную недостачу, принялся лепить снеговика из остатков пластилина. Вышел снеговик длинный, худой.

– Дон Кихот! – воскликнула мама.

– Все же снеговик. – Папа прищурился на Толяшку. – Но в стиле Джакометти.

В это время письмо Дины прочли помощники президента и привычно переслали его губернатору. Губернатор позвонил мэру Фиалохомска и приказал зачистить школу номер три. Тот сразу потребовал номер директрисы:

– В этом триппере… то есть в твиттере, кто только не кишит. Теперь еще и ваши ученики! Прекратить немедленно!

Директриса вызвала Дину в свой кабинет. Она встретила девочку руганью, от ярости бледна:

– Кто тебя учит, чудовище?! Кто научил! В тырнете творится такое! Всегда…

– Евдокия Васильевна, я видела по первой программе, как девочка попросила у президента платье, как у феи! И он прислал! Не знаю, как учится та девочка, а я – на «отлично».

Вдруг директрисино лицо с жестокими морщинами смягчилось:

– Ну так это платье, а ты со своими грызунами!.. Послушай, стрекоза, президент мечтает о нанотехнологиях! Как сесть на Марсе! Чтоб менты превратились в полицию и подобрели. Какое напряжение! Ночи не спит! Беспокоится о нашей безопасности!

Дина еще прикинула: нельзя ли как-то примирить хомячка с Марсом и полицией.

Думала она думала и додумалась до того, что Марс и полиция, с одной стороны, и любовь к хомячку, с другой стороны, – с треском столкнулись где-то возле правого уха.

Девочка упала как подкошенная.

В голове зароились металлические комары, залетевшие из банано-технологий…

В скорой немощи она открыла глаза:

– Банано-технологии… мой хомячок…

Ей на миг показалось, что она превращается в соломенное чучело: в голове что-то зашуршало.

Мама увидела в палате прозрачную Дину и сразу начала выкрикивать:

– Что они с тобой сделали, мой червячок! Ох, я напишу! Сейчас же напишу президенту! Полетят некоторые нетопыри с директорских кресел!

Но никто не полетел.

Президент прочитал материнские буквы в твиттере, как добрый человек распорядился купить хомячка, да покрасивее…

Правда, назвал Фиалохолмск Сибирью.

Хотя мэру позвонили прямо из Кремля, губернатору мгновенно сообщили об этом друзья.

Вот что значит настоящие друзья!

Губернатор тоже оказался добрым человеком. Очень, очень попросил купить самого дорогого хомячка и гнать на служебной машине с мигалкой до детской фиалохолмской больницы, где лежит любимица гаранта, любительница хомячков. Такая маленькая, а уже пронырливая, падла. Знать бы, кто стоит за ней. Но ничего, и не таких прокатывали.

В это время друзья мэра сообщают, что по трассе летит машина с губернаторским грызуном.

Как быть? Опередить? Это будет вызов. Приехать позже? Проявление слабости. Оставалось одно: приехать одновременно, идти немного сзади основного грызуна, но с главной стороны, то есть справа.

Но чем наша родина хороша?

Тем, что дружба для нас – это и есть национальная идея.

У брутальной школьной директрисы не осталось друзей? А вот остались. Это одно из многих наших чудес. Нашей Евдокии Васильевне позвонил зам мэра, который был влюблен в нее с восьмого класса:

-Дунечка!

И рассказал все.

Трубы. Входит Фортинбрас.

Но нет! Евдокия не сдалась.

Она тут же бросила шить для своего терьера костюм розового зайца (был замыслен в школе вечер по случаю старого нового года) и помчалась в зоомагазин. Там все хомячки сначала при виде нее прижались в дальний угол большой клетки, но услышали, что один из них попадет к девочке, и расслабились.

Папы Дины ничего не знал о спешащих с разных сторон хомячках. Он гулял с Толяшкой, который никогда не молчал:

– А Носков что – носки вяжет? А Киселев что – всегда кисель пьет?

Папа в это время думал, что нужно еще успеть в больницу к Дине. Он сказал сыну рассеянно:

– Вырастешь – наверно, тоже напишешь письмо президенту.

– Кто написал письмо президенту? – впилась в них соседка по площадке Феклуша Холмова, журналистка из «Наших холмов».

Толяшка мгновенно переключился на нее:

– Наша Дина не динозавр, лежит в больнице, но никогда не вымрет. Не думайте! Она написала президенту…

– Помолчи, – сказал папа и все рассказал Фекле.

Журналистка запылала:

– Это такой информационный повод!!

И постреливая на ходу из мобильника редактору, помчалась… куда бы вы думали? За хомяком.

Теперь подведем итог: один от президента, то есть от мэра, другой от губернатора, третий от Евдокии Васильевны… И еще один – от газеты «Наши холмы»!

Сейчас мы находимся в квартире Дины. Ее только что выписали из больницы. Звонок в дверь – ученые Фиалохолмска пришли:

– У вас же налажен канал связи с президентом! Мы изобрели суставы из фиалита, но не можем внедрить! А Курган уже использует наше изобретение.

Папа Дины растерянно посверкивал лысиной.

– Мы вас отблагодарим. В случае чего, все суставы, какие нужно, поставим, – обещали горячо ученые.

Мама сказала:

– Только что от нас ушел изобретатель вечной мышеловки. И звонил еще один, предлагал внедрить индикатор НЛО. Мы им подарили по хомячку. А вот ваш. Видите, какой у него умный взгляд.

– Что за талантливый народ холмичи! – воскликнул папа, помахивая дремучими бровями.

На следующее утро папа смотрел газеты и увидел объявление: требуется дизайнер по тканям. Ему говорила мама: какой дизайнер по тканям в Фиалохолмске?! Это какая-нибудь туфта. Но он поехал. Однако, как всегда, права была мама – это оказалось похоронное бюро, там искали кого-нибудь для драпировки гробов. Обещали сразу послать в Москву на курсы, чтобы изучить новые тенденции в оформлении, современные ткани и модный колорит…

А директриса в конце концов дошила до конца костюм розового зайца для любимого терьера.

24 фев. 2011 г.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.