сегодня: 10/12/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 25/02/2011

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Тарабарабумбия (2)

Из стихов 2003 – 2006 годов

Вадим Темиров (25/02/11)


зерцало

Двое в комнате – я и зеркало Кто более матери-истории ценен? Верка вот на борщ пригашала Наваристый, с пампушками, сметаной и водкой Пойду, борщ будет охуенный В Филадельфию Поеду на следующей неделе На этой неделе С такой харей не пускают в город Принимают меры Против террора

в подражание японской поэзии

Поэт Ому прожил большую жизнь и умер Ому был честен и часами хохотал над тем Что он поэт, и пот Ому смертелен тем, Кто не поэт. Раз он стал бледен, Но пот Ому остался ценен. Он умер, Поэт Ому, он мёртв, – да здравствует Ому!

от всего сердца

спасибо всем – я сыт и весел и не повесил головы. я не нашёл куда повесить искал повсюду, но увы то гвоздь длинён, то ухо дико то ночь светла, то ночь нежна иду по бровке с непокрытой, хмельной, и светятся глаза как две волшебные пещеры. и рот как грот, и нос как мыс ус словно куст пророс шалфеем остёр язык, как кипарис мне не сносить тебя, как обувь макушка туловища, ты 1. забывчива 2. любишь шапки и очки помады, кремы, гонобобель, кряхтеть, причмокивать, курить и я люблю тебя как брата, как незамужнюю сестру когда взъерошена, лохмата ты в такт качаешься. чему никто не знает. ты ж, гордячка, на тонкой шее взгромоздясь влечёшь откуда нет возврата – в темницу чащи, в слововязь и я шагаю за тобой, твоей ухмылкой удалой как шёл бы тис, завидев вяз как шли в нетопленную школу в платочках дети сквозь мороз алеют щёки, мёрзнут головы дрожат ресницы в смазке слёз и мать на берегу околицы кричит, что варежки забыты снежинка в пальцах хрупко колется скрипит подвода, лошадь дышит … унынья нет, есть свет и радость того, что мне подарена услада юности, отрада печальной старости – глава я не повешу на осине тебя блистать на радость звёздам быть знаменитым некрасиво быть некрасивым несерьёзно

Отдёрнув руку

я пью чай, а когда-то курил анашу а теперь только чай, и душистая мята мгла закрывает мои глаза, я тушу папиросу, выкуренную когда-то прощай, папирус крушу вспоминание, резь мыслебоя слабеет, сумрак под веки вкрался трушу на свидание взяв с собой тьму, гулкую сводню мрака прошу на вокзал в небритом углу стоит девушка раком шушукается с отражением разглядывает в пупырышках жопу жопа преображённая отражённым светом прожорливо корчит мне рожицу не отказать – это холопье робею

паучье

У паука восемь лапок (осьмолап), А у карандаша огрызок У мухи лапок шесть, Как карандашных граней У паука-крестовика, пока не повзрослеет, тело жёлтое У карандаша кохинор тело жёлтое, пока не испишется Паутина блестит на солнце И серой нитью прилипает к странице Таится Карабкается Как грифель угольный В точилке лежат опилки и стружка А в паутине мушиные трупики – Хитиновый остов, высосанный, как письмо домашним Паук неподвижен и чуток, Карандаш кохинор обглодан, гильза его без ластика Он мягкий, податливый, рыхлый, как брюшко

баснословно

Раз взлетел стакан диетической пепси на небеса Где ему повстречалась лиса, не по годам хитра Стакан диетической пепси сказал лисе Лиса, сказал стакан, тебя знают все За столько лет шастанья в облаках Ты не потеряла азарт и страх, но приобрела размах Ты не умерла в горах Арарата, спускаясь вниз – Ты вскарабкалась вверх, где до сих пор сидишь и хитришь Выпей меня, сказал лисе стакан диетической пепси Вместе мы спустимся к людям, которые сложат песни О том как лиса опростела в житье, отведав меня, настоянную на асфоделях И о самоотверженной мне, противнице штучных изделий Так говорила лиса, пересказывая стаканятам То, чего никогда не случилось когда-то

Эротическое стихотворение

Вставай, Бамбук Пойдём во мрак За домом вырыли овраг А я тебе не враг, а друг Вставай, Бамбук

Свистопляска таинственных брылей

Чик-пик, чик-пик Чик-пик, чик-пик Чик-пик, чпокс! За таинственными брылями захлопываются ворота Часть вторая, искажённая Кривизна-кривизны Кривизна-кривизны Кривизна-кривизны Чох! Перед таинственными брылями произрастает бурьян На брылях живут бакенбарды Живут и не дуют в дуду Слагают песнения барды О брылях, попавших в острог Брылям приносят мешок кучкудука и пудрят Брыли румяными капают каплями пота Порос наш мех чертополохом Чертополохом Чертополохом Порос наш мех чертополохом И вот! Часть третия, вероломная Крылобыл свистает эх-ма Эх-ма, лацкан разорвали Чик-пик!

Котоснарк

Громконорый бормоглот – шмыг-пошмыг и был таков Вы видите как жалко и ненужно Воют в кустах вьюны-драчуны Так вперёд же, громя котоснарка Мы победим и им поедим Сим макаром! Вы слышите, как после жаркой схватки Пьют из луж жуки малофью Чего нам ждать, подранкам гадким Котоснарка мысть и бдя еть Лиловея Сегодня конь заржал без седока А вчера ещё ели и пили ром поскоком Лепили чужаков во образе змеи И гарь ползла во все концы земли И мстя котоснарку на сечу встаёт Тунгус, коробейник и жалкий народ Его проучить желая жаба Ползёт, змею изображая А котоснарк хитёр проворен и ухмылен Он в проруби сидит и стережёт живот Свой глубоко в горах а також и в гнезде Он котоснарк и он живёт везде Но котоснарк всем опостылил

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.