сегодня: 10/12/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 14/02/2011

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

"Вы пролили краску, Господин Художник..."

Анатолий Стафеев (14/02/11)

Дерево

То ли дерево корнями Прирастает к месту, то Ли место временами Порождает ДеревО… Я живу. Четыре стенки, Дверь, окно – стеклопакет. На дому Играю сценки - Соблюдаю этикет. И невзрачная картина: Вот диван, Сидят друзья. Тело жаждет кофеина, Раз не дан Ему час сна. Утром Мыло, душ. В эфире Радио опять поют. Перламутром Здесь, в Пальмире Северной зимой живут. То есть я живу, а стенки Век от века Прячут весть Про инфляцию, уценки Человека Как он есть. Либо дерево упало, Либо (Скажем напрямик) Места просто стало мало, Ибо Спрос на жизнь велик.

Пониже потолка, повыше пола

Полное название: пониже потолка, повыше пола или о творчестве Пониже потолка, Повыше пола, Чуть слышным шепотом пройдет Тоскливость слова. И начинается строка - Конца не видно. Как на коньках скользишь вперед. Упасть обидно… Нет в комнате пустот, Всё очень цельно. Здесь понимаешь в мире все Не беспредельно, Но миг пришел и вот Все опустело. Душа во тьме плывет на дно Ощупать тело. Шкаф этот тот же шкаф, Но он отправлен Назад, на сто десятый план, И там оставлен. А в пустоте тот прав, Кто ей угоден. Секунда есть, миг нужный дан. И ты свободен.

Вы пролили краску, Господин Художник

Вы пролили краску Господин Художник! Поменял окраску Пол у Ваших ног Мир вокруг – искусство Вы его заложник И такое чувство – Творчества залог Всё бывает серым. Слово тут за Вами, Быть всегда незрелым, То же, что расти. Разливайте краски, Пусть текут ручьями, Что бы чьи-то глазки Заблестели, и Вам сказали: «знаешь, Господин Художник, Ты не понимаешь Блеклости квартир. Ты рисуешь сказку, Ты её заложник, Вы пролили краску На осенний мир»

Есть холм...

Здесь нет морских песчаных пляжей И нет назойливых гостей... Есть лес. И нам сгодится даже Плюс десять, лишь бы без дождей... Здесь человек, рожденный вольным, Стремится этим пренебречь И стать циничным и спокойным, Что б избежать опасных встреч. Есть холм. На нём князья веками То что-то строили, то жгли, Потенциальными углями Скрывая древние угли. Наш современник тоже может На холм забраться словно князь И про себя подумать «Боже! Святая даль! Святая грязь...»

Не смотри ты вниз, на улицу

Не смотри ты вниз, на улицу С моего седьмого этажа. Люди летать не научатся, А падать умели всегда. Отключили электричество полностью. Мы стоим у окна: я и ты. Ощущаешь частичку той вольности, Воплощенной в паденье звезды. Полумесяц на небе всё светится, Но уж блекло. Не верь ты ему. Тебе что-то опять померещится, Я тихонько тебя обниму. Ты назад запрокинешь голову И закроешь глаза… Улыбнусь. Утро осени подобно олову. Если я вдруг уйду, то вернусь. Ты стоишь у окна, я – около. Не смотри ты на улицу вниз. Это слишком нелепо и дорого, Если что просто мне улыбнись.

Мир теней

Спиной к плите Я на полу сижу, И темноте К седьмому этажу Не подобраться. У меня светло. Мне, если вкратце, Просто повезло. Внизу туман и ночь, Я свысока Гляжу и оч- ень далека земля. Я встал, я сел… Я заперт, но вокруг В тиши теней и тел Не слышен звук. И если я и не Последний из людей, Я знаю, здесь к рассве- ту будет мир теней.

Царь зверей

Я б жить хотел В другие дни, Где суммы тел И душ равны. Сейчас у нас Есть дефицит Душевных масс, И сделать вид Мне трудно, что Вокруг меня Есть что-то бо- Льшее, чем я. Банальность рифм Не осуди. Смотри на нимф Бессмертной лжи: У нас теперь Свой царь зверей. Он тоже зверь... Хорек и змей. Какая стать! Виват, виват... Ну что сказать? Я виноват. Что я сказал... И как я мог! Он правит бал В стране берлог. Спасет все сам. И красота Не актуа- льна и смешна.

Потенциальность

О самом простом Мы мало писали. Смерть есть и в живом В потенциале. Есть тяга назад, В темную вечность. Ответом на ад Будет наша беспечность. За меру возьму Греха и обмана Ту грешницу у Головы Иоанна В деянии Со- ломеи есть чувство И мысль. Оно Значит тоже искусство. В искусстве мы вечность С живым совмещали, А значит в нем грешность Есть в потенциале

Прости. То не каприз

Прости. То не каприз. Я (называй то кражей) Константу сделал из Любви твоей и нашей. Я двигался, я шёл, Но был всё там, где прежде Как тот король, что гол Был в дорогой одежде Мне крепкие тылы Нужны, но их добиться Не мог, как и, увы, Не мог остановиться Прости. Всё будет, знай. Пройдут тысячелетья Останемся пускай Лишь мы и междометья.

Бесформенное

Утро как утро, но ты встань, Не глядя в окно, езжай на вокзал. Купи билет, скажем, в Казань, И окунись в мир рельс и тысяч шпал. Утро как утро. Все пути Похожи, но если и выбирать Какой-либо путь, то идти. Не вспоминаться и не вспоминать Никому и ни о ком на Свете. Утро прошло и мне не жаль. И если есть в теле душа, То на вид она почти синклиналь.

Царь Холодных Зим

Ночь. Кафе напротив, Вижу лимузин. Что имеешь против Царь Холодных Зим? Свадьбу там играют Веселятся все И подарки дарят Будущей жене Я же улыбаюсь Не пойму чему И не сомневаясь Счастья им хочу Ночью этой двое Стали вдруг одним Что с тобой такое Царь Холодных Зим?..

На опавших листиках

На пеньках, на опавших листиках В серебре и росе поношенных Умирают в собственных искорках Души дней безоглядно прожитых Под деревьями, под огромными Расписалась земля добрая Оставайтесь навеки сонными В этом месте судьба черная.

Короткие дни на годы рассчитанны

Короткие дни на годы рассчитанны Уперлась в какую-то стену строка И как ледокол, заваленный льдинами Молчит. Забывает себя навсегда Приятно мечтать, если время не движется, Приятно любить, если есть, что отдать, Но если душа на что-то подпишется Позволь ей, о Боже, позволь принимать...

Я один. И мир огромный

Я один. И мир огромный Тоже в общем-то один И не добрый, и не злобный Сам себе он господин. Я один. Смешно, нелепо, Но любое существо Быть похожим хочет слепо На кого-нибудь еще. Эта страсть живет веками Даже в белых облаках, То огромный мир над нами В человеческих глазах. То не мир, но только образ. Все, конечно, не всерьез. Но для нас порой и космос Это море мертвых слез. Я один. И мир огромый Весь заполнил небосклон. Знаю я, что он свободный. Жаль не знает это он.

Зимняя сказка

Все уходит. Ветер Сказку расскажи Голубой планете, Для моей души... Пусть она неправдой Будет – не беда. Знаешь, мне досадно Видеть корку льда, Видеть водоёмы В ноябре в снегу... И без листьев клёны, Но кому я вру? Здесь зима приходит Вдруг, из-за угла... Она будто Один В облике орла. То не дар. Бог просто Тронулся умом. Снег пошел подростком Выпал мужиком... Что-то обронили С пасмурных небес Черти, боги или Местный рай-собес... Всё не так, как было. Было все не так... Падал снег уныло, С сердцем бился в такт.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.