сегодня: 22/08/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 03/02/2011

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Эзотерические заметки

Александр Балтин (03/02/11)

О хилиастичности сознанья

Куда ты бежишь?

Служебная суета, смазанная мазью несправедливости – как ты её понимаешь (всякое утеснение тебя мнится несправедливостью; всякое – без попытки разобраться в его сути), надоевшие семейные дрязги; и ранние сумерки, в которых рождается тоска по свету, и надо в магазин за продуктами, и денег нет на новый компьютер сынишке, и телевизор бомбардирует сознание ядрами негативной информации и обстреливает шрапнелью глупости, и бессонница, а подниматься в рань несусветную, ибо служба, служба…

Так куда ты бежишь?

Возможно, хочу ускользнуть от суммы всего, известной как жизнь в иную данность – данность, над которой сияет вечный торжественный полдень справедливости и любви?

Лучшие – наиболее передовые что ли – участки мозга всегда настроены на световую волну; лучшие – пусть безвестные, слабо влияющие на жизнь. Тайна справедливости вшифрована в совесть. Не мысля о праведности, толком не зная о ней, путая её со святостью – подсознательно любой из нас стремится в царство справедливости и света.

Хилиастичность человеческого сознанья – как основа основ будущего.

Что в Апокалипсисе сказано прямо? И меч, выходящий из уст ангела есть речь… Ткань символов не расплетается, и жизнь остаётся жизнью – низовой, муравьиной – но светлая волна хилиастичности оживает в мозгу, маня в даль дивную, призывая меняться, совершенствоваться.

Вот туда и бежим – в осовремененный, таинственный Китеж – неосознанно, сбрасывая ломти повседневности; туда, куда зовёт хилиазм – хилиазм сознанья, пусть и не обозначенный так терминологически, но вшифрованный в сложную систему мозга…

Узлы управления

Системы управления современного социума основаны на насилии – и варьируется только доза его: в разных пропорциях можно увидеть оную, скажем, в монастыре и в процветающей коммерческой фирме, при кардинально противоположном целеполагании. Можно ли иначе?

Можно ли в современном социуме лечить преступления – врачеванием души, а не порождать новые наказанием разной степени строгости?

Если убрать из преподавания управления сумму стереотипов, согласно которым действует только земная, линейная логика, если насытить программы обучения хотя бы отблеском общей цели – превращения земли в сад – то, вероятно, и твёрдые камни насилия можно размягчить, а впоследствии заменить нежным светом сотрудничества и яркой данностью взаимопомощи… Мудрость – высшая степень обретения; внизу остались горы эволюционного мусора – корысть (современный менеджер – воплощенье корысти), зависть, пустая амбициозность. Мудрость управления – связанность управленца вышестоящего с подчинёнными линией света, гармонией сотрудничества, общим знанием цели – не сиюминутной, приземлённой, а высшей и возвышающей – знанием окрыляющим, поднимающим ввысь…

Эзотерическая социология

Шаровая мысль Дюркгейма, сухо и по-новому трактующая пространство социума сколь союзна с эзотерической силой познания?

Восстание масс чревато непредсказуемыми последствиями – подобно тому, как всеобщая грамотность послужила основой возникновения масс-культа – пустого, навязчиво-агрессивного, аппелирующего к низшим структурам души и не сильно развитому интеллекту.

Мир, пронизанный эзотеричностью, сколь нуждается в социологии, в сухих до графичности выкладках, созидающих числовую картину данности, но не дающих ни толики для роста души? А если иначе подойти к социологическим построениям, то какая же это будет социология?

Тем не менее, беда современного человека – оторванность от духовного океана, какой угадывается только в предчувствиях, в тончайших ощущениях – может быть преодолена суммарностью: союзом научного поиска, религиозного делания и разнообразных художественных форм, и ни одна из общественных наук не имеет право манкировать сущностью эзотерического познания, расширяющего возможности человека до весьма значительных пределов.

Не цифра, но дух определяют любое делание – научное, не в меньшей степени, чем художественное; и обогащение социологических расчетов и опусов сознанием этого могло бы дать позитивные результаты – если не прозвучать своеобразной смысловой симфонией, представляющей новую картину жизни. И жизни социума в том числе.

И – да проступят сквозь страницы графиков и построений – живые чаянья душ! Да не только тела, их сумма, и сумма внешних взаимосвязей будут интересовать социологию – но и поля духовные, определяющие жизнь оных тел!

Жизнь-метафора

Жизнь – как метафора, вибрирующая светом.

Как сумма световых метафор, верой пронизывающих видимое и незримое пространства.

Объясни это человеку в колумбарии – человеку с почерневшим лицом, бормочущему нечто, человеку, с душой, смятой скорбью?

Чтобы видеть в смерти прекраснокудрую подругу, ведущую в миры, не менее увлекательные, чем наш нужно…

Многое.

То, чем обладают немногие, а иные стремятся к оному благотворному обладанию.

Вера учёных – как одно из доказательств насущности веры – если не её естественности.

Фарадей был пресвитером.

Мендель был католическим монахом.

Николай Боголюбов был воцерковлённым православным.

Изощрённость мысли, ведущая к ощущению Творца, а после к знанию о нём.

Сплошная световая полоса – преджизнь, переходящая в знакомую нам жизнь, переходящая в смерть-жизнь…

Космос – как поле мыслящей материи, как световой, волновой колосс счастливой сверхжизни.

Крошечная (и преогромная) – сомненьем переполненная Земля.

Жизнь – как сумма световых метафор, верой пронизанных и верой вызванных к жизни.

Инвестиции и инновации

1

Инвестиции в собственную душу – как альтернатива инвестиционной политики социума. Инвестиции сострадания и доброты – не проходи мимо нищих, накорми дворовых собак. Можно ли всю боль мира пропустить через себя? Конечно, нет – ты и не знаешь всю её, в полном объёме, но не закрывай сердца от состраданья тому, кому можешь сострадать, и пусть рука твоя всегда будет готова к помощи. Инвестиции произведений искусства в свою душу – она вибрирует от величия и немой многозвучности готических соборов, и поёт от умной гармонической строгости Храма Поврова на Нерли; в детстве плакал над Муму – и стоило того, и ужасно, если не заплачешь сейчас, или не сможешь ощутить сопричастность мирового духу, перечитывая Илиаду. Космос души расширяется, соприкасаясь с мировым духовным космосом, и инвестиции оные дадут световой результат – в социуме, обеспокоенном совсем другими инвестициями…

2

Инновационные технологии, внедрённые в душу – как сделать сострадание не просто болью – стигматом на сердце – но деятельной помощью тому, кому можешь помочь? Всегда кому-то хуже, нежели тебе. Дети, увы, не только смеются, но и плачут. Инновационные технологии выработки радости – радости светлой, лишённой желаний, радости мудрой и сосредоточенной – листок ли осенний свернулся улиткой на подоконники, ливень ли натянул тугие жгуты, снег ли тихо убеляет пространство, зачехляя привычный двор – всё хорошо, всё свыше, всё жизнь… Инновационные технологии устранения злобы, алчности, ненависти из собственного сердца – сдвинь гору, чтобы двигать горы зерном веры; хорони чёрное, нечистое, радуйся, если оный могильник растёт – ибо на нём разобьёшь сад высшей души, другим передавая опыт, если таковой накопишь – передавая – безвозмездно, конечно.

Инновации безвозмездности…

Бесконечен человек

Коль не выжжен стигмат сострадания на сердце твоём – пусто сердце. И болеть ему лишь за себя, перегорая праздным огнём обид и амбиций.

Выходят из тумана непроявленности, тестообразной всеобщности люди; люди-ветошки, люди никакие – сгинули б: да подняло их слово, выявило черты – нам в урок, нам в укоризну.

Вот «Честный вор» Достоевского. Вот Емельянушка – многопьющий, низкий, полуистлевший, как пустая тетрадка, забытая на дне сундука – а тетрадка-то не пустой оказалась. Пламенели в ней письмена нечитанные; и вот – из потёмок петербургских проступило лицо, и вот покража сокрытая – пересилила тяга к вину – проявилась болью в его чертах; и вот отчаянье прожгло кислотой состраданья ваше сердце, читатель. Бесконечен человек, невообразим, Вавилон всего в нём, Палестина стражды, и космос над ним – многозвёздность, чуть проливаемая в него…

Почему же книги не меняют нас? Почему? Ведь живёт, живёт в тебе – не так, не так! – но дальше по-прежнему тянешь, волынишь музыку жизни…

Внутренняя экономика

Внутренняя экономика – экономика души – до определённой степени важнее внешней, заложниками которой мы все в той или иной мере являемся.

Возможность управлять собой, как государством, – государством, где главной составляющей является свет, и равнять себя и чистить только согласно двум основополагающим законам – Заповедям Моисеевым и Нагорной проповеди – цель высокая, но любые усилия, потраченные на её достижения будут оправданы.

Внешний мир – с его многообразием форм и связей, с его суетливым, сливающимся в массу броуновским движением представляется покровом – покровом, сотканным сложно, так, что иллюзии наши становятся родными и труднопреодолимыми, а мечты порою реальнее объективной реальности (насколько она вообще объективна), и сдёрнуть покров сей, чтобы обнажилась суть практически невозможно.

Но – невозможные возможности только и интересны, ибо на этом пути энергия мысли и светопись чувств рождает наиболее ощутимые результаты.

Внешнее останется внешним, внутреннее – то, что обеспечивает подъём – и даже при максимальном успехе (который, впрочем, сложно квалифицировать) никакие панорамы, никакие мысли и просветлённые состояния не будут предельными, ибо за ними откроются новые и новые; внутренняя экономика, таким образом, может превратить индивидуума в световую каплю, – сумма которых организует постепенно океан сияний; а конденсация света в душе не может пройти даром, восполняя потраченные силы и открывая новые перспективы пути.

Ковёр

Бессчётные траектории бильярдных ударов. Не бойся выиграть, не страшись проиграть. Бессчётные нити сплетают пёстрый, шикарный ковёр со сложнейшим рисунком. Потяни за одну – доберёшься до правды. Никогда. Ибо правда по сути – сумма сумм. Не бойся проиграть, не радуйся выигрышу. Отсутствие результата – наиважнейший результат невозможного пути: пути, раскрывающего истинные возможности. Слепой шар сулит попаданье в цель – ответвление мысли окрыляет сердце. Выигрыш расслабляет, проигрыш мобилизует. Верно и другое: проигрыш расслабляет, выигрыш мобилизует: зависит от точки зрения. Но всё сплетает ковёр.

Ковёр, на котором и разворачивается действо жизни, и крохотные бильярдный столик смыслов в углу – тоже его часть…

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.