сегодня: 23/01/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 10/12/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Искусство

Правда о серебряной фотографии (2)

Геннадий Михеев (10/12/10)

К вопросу противостояния «пленки» и «цифры»

Начало

О, как я понимаю нынешних юношей и девушек, не понюхавших фотографической химии! Пленки, растворы, фотоувеличители, красный свет… неискушенному это все кажется таким романтичным, как… ну, предположим, виниловые пластинки. Но серебряная фотография немыслима без лаборатории, которую неискушенный юноша, как и я в детстве, вполне может сравнить с лабораторией алхимика.

В серебряной фотографии есть разделение на съемку, негативный и позитивный процесс. Причем, характеристики изображения посредством химии (изменения состава проявителя) и режима проявления можно изменять во время проявки. Целые книги написаны на данную тему! Возьмем три капитальных труда, по сути, «библии» инженера-фотографа Это «Теория фотографического процесса» Т.Х. Джеймса, "Основы технологии светочувствительных материалов" В.И. Воробьева, "Химия фотографически эмульсий" К.В. Чибисова. Целые пласты знаний, удивительнейшие тайны фотохимических процессов… Впрочем, если попытаться осилить толстенные фолианты, открывается, что наполняют их математические и химические формулы, сложнейшие диаграммы, и занудные характеристические кривые.

Сколько прекрасных часов я провел в 80-е годы, осваивая технологии изогелии и соляризации! Теперь эти эффекты достигаются одним нажатием кнопки мыши и управлением несколькими курсорами, регулирующими силу эффекта. Опция «соляризация» является одним из фильтров, число которых только множится. Получается, я осваивал только лишь «фильтр»? Кстати: вы никогда не проявляли вручную цветной слайд? Или хотя бы черно белый (был и такой)? Это такая мутотень! Надо в середине процесса старательно кружиться вокруг пленки – и засвечивать, засвечивать его яркой лампой… А, может быть, вы печатали вручную цветные карточки? Ах, большинство и черно-белые не тискали, не болтали в кюветах? Что ж, попробуйте, вероятно, получите такое же удовольствие, которое когда-то впервые испытал при прочтении «Улитки на склоне». «Тихо, тихо ползи, улитка, по склону великой Фудзи, вверх – до самых высот!» Серебряная фотография – в каком-то смысле, неспешное восхождение на «фотографическую Фудзи». Вопрос: ждут ли вас там, и вообще – доберетесь ли?..

Вспомнился чудак, который лет пятнадцать назад в супермаркете электроники приставал к посетителям: «Скажите, а у вас случайно не сохранился ламповый радиоприемник? О, вы не представляете, какая прелесть – ламповый звук!» Я тогда подумал: псих. А теперь «ламповый звук» – общепринятое понятие, – я до сих пор ни черта не понял, в чем его «прелесть». Так вот: серебряная фотография – вероятно, понятие из той же «оперы», что и «ламповый звук». Есть живой звук, настоящий. Есть видимая реальность. Серебряная фотография, вероятно, наиболее приближает к реальности. Но мне кажется, она более от нее отдаляет. Потому что авторская обработка, печать – это трактовка художника, создание ОБРАЗА. Здесь я ловлю вероятный момент истины: апологет серебряной фотографии в большей степени художник, ДЕМИУРГ, нежели «раб цифры». Или я шибко категоричен?

Есть апологеты «бумажной» литературы. Ну, не приемлют они всякие цифровые ридеры, которые лишают книгу как произведение полиграфического искусства, «ауры»: запах краски, шуршание бумаги, независимость от источника энергии… А вот я, к примеру в эпоху «цифры» научился понимать ТЕКСТ. Василий Розанов считал, что культуру погубил Гуттенберг. Печатный станок унизил рукопись. Фотография в свое время так же «убивала» живопись. Не убила же! И даже толкнула творческую часть человечества к эксперимантам в изобразительном искусство, породившим импрессионизм, кубизм, фовизм и прочие «измы».

Итак, читая ТЕКСТ при помощи карманного компьюрера, например, в метро, я все же общаюсь с автором. Потому что ТЕКСТ содержит частичку души автора. Да, приятно видеть рукопись, автограф. Но не отвлечет ли это от постижения самого смысла послания? Уверен: фотографическое изображение – даже цифровое, из нулей и единиц – не может не содержать частичку автора, как и ТЕКСТ!

Авторский отпечаток может потрясти. Но вероятна и обратная реакция. Потому что воспитанный на «мониторной» фотографии, не знающий, как печатаются фотоснимки вручную, просто-напросто неспособен оценить труд «классического фотографа». Мне вдруг вспомнилась фабрика ручной вышивки «вениз» в городке Кадом. Женщины ажурные скатерти вышивают по полгода; так вот, повезла главный художник фабрики ручную вышивку в Германию – и показать, и продать. Немцы глядели, глядели… спрашивают: «Ну, и что?» – «Так ручная же работа, тепло рук, духовность, и все такое…» – «Да? А у нас машины вышивают качественней…» То есть, если человек не знает, что есть ручная печать фотографий, он даже не поймет смысл действа, которое осуществляет чудак-фотограф, работающий по-старинке. Для того, чтобы «въехать» в тему, надо хотя бы разок напечатать фотографию самому _ 8.

…На днях осуществил свою "мечту идиота", побывал в гостях у Кривцова. Пал Палыч в хорошей творческой форме, кстати, хочет со среднего формата пленки ("Мамия") перейти на более широкий. Хотя чаще всего он все же снимает «Лейкой», на пленку «ТИП-17». Очень внимательно посмотрел коллекцию фотоотпечатков Пал Палыча. Практически, всю выставку "Русский человек. Век ХХ". Понял, что для подлинного Мастера нет мелочей. Пленка, качество проявки, архивация негатива (это тоже надо уметь, пленка, сволочь царапается), и, что самое главное, печать. Пал Палыч долго подбирал источник света для увеличителя, рассеиватель. Растворы для проявки. Бумагу (все напечатано на матовой).

Когда я рассказал Пал Палычу, сколько стоят винтажные фотокарточки Картье-Брессона (и ведь известно, что маэстро печатать не умел, за него это делал лаборант), Кривцов горько улыбнулся.

И действительно фотокарточки Кривцова будто излучают тепло. Это не мистика, а восхищение качеством. Вот что такое МАСТЕР! Впечатление от тех же фотографий, весьма качественно воспроизведенных в альбоме, не яркое. Хорошо, душевно, тонко, но… Вот, сейчас снова перелистал альбом, дабы продолжить фразу. Мешает легкий глянец мелованной бумаги. А ведь монитор, даже специальный, графический – тоже своеобразный глянец!

К Кривцову приводил меня Михаил Рогозин, удивительный Мастер, так же являющийся апологетом серебряной фотографии. Мы с Михаилом немало беседовали на тему противостояния «пленка-цифра», и не могу не привести некоторые тезисы Мастера.

Итак, согласно концепции Рогозина, фотография в сущности не делится на «цифровую» или «аналоговую»; важно, вкладывает ли фотограф душу в свой труд или просто заколачивает деньги. В «цифре» многое упрощается, ибо калиброванный монитор, подправленные параметры снимка, яркость картинки в сущности тебя дурят, – ты не получаешь радость от самого процесса преодоления материала.

Скажу от себя (Михаил Рогозин этого не говорил): есть секс, его пока не отменили. Направленность на результат, оргазм – тупик, потому что выключается сам процесс «любовной игры». Я не отрицаю, что оргазм не находится в связи с игрой. Но если цель – только оргазм, как-то скучно, что ли жить. Впрочем, как говаривал еще Ленин, всякое сравнение хромает, так что лучше о фотографии, нежели о сексе.

Рогозин считает так: сфоткал, поправил фотку при помощи «фотошопа» (имеются в виду все графические редакторы), показал на мониторе… –все. Это вся жизнь цифровой фотографии (если исключить журналистику). Серебряная фотография требует много времени, которого всегда катастрофически не хватает. Зато я, занимаясь съемкой на пленку, проявкой, печатью, ни от кого не завишу, и свой результат делаю сам. Да, методом проб, многочисленных ошибок, но все же это стоит «мессы», ибо потрясающий отпечаток – продукт великого труда.

Особая сторона – качество, в особенности – фотографической печати, позитивного процесса. Автор в серебряной фотографии работает на образ, который он хочет воплотить, от начала и до конца (от поиска кадра, нажатия на спуск до фотоглянцевателя или наклейки отпечатка на картон) и каждый этап сложнейшего процесса он контролирует, имеет возможность изменить десятки условий.

Еще: цифровая фотография по мнению Рогозина «плоская», выхолощенная. Цифровая камера – компьютер, который сам предлагает наилучший вариант (по цветовому балансу, градациям, экспозиции). И зачастую процессор фотокамеры и прошивка многие параметры устанавливают сами, за человека. Да, это искусственный интеллект, во многих случаях выполняющий незаметную, но необходимую рутинную работу. Но тот ли это случай – творческая фотография? Яркий экранчик цифровой камеры дает самоуспокоение, видимость красоты. В каком-то смысле это хорошо, но… В серебряной фотографии работа ведется с каждым кадром. Мастер приблизительно его предвидит, но все же не видит! Есть в пленке элемент неожиданности, тайны. Помогает опыт, знание нюансов. В пинхол-фотографии нет ни монитора, ни даже «глазка»: человек выставляет камеру по внутреннему наущению, только предполагая, каков будет результат. И ведь получается! Не всегда, конечно, но…

И, что самое главное, в «цифре» пропадает сосредоточение. Последнее в творчестве (любом) – краеугольный камень. Пленка – не мистический предмет, никаких чудес в серебряной фотографии нет. Но это радость появления результата. Детская радость, с которой человек на расстается даже в преклонных годах. Главное в творческой фотографии – поиск кадра, постоянная внутренняя работа. С пленочной камерой это возможно, «цифра» уводит в сторону, постоянно пытаясь избавить автора от «ненужных заморочек».

Это позиция Рогозина. А вот позиция автора одной из моих любимейших книг о серебряной фотографии («Основы фотографии») Эриха Эйнгорна. На русском книга издана в 1989-м, когда «цифра» делала только робкие первые шаги. Тем не менее, Эйнгорн уже предостерегает (стр. 11):

«Давно ли фотограф-любитель радовался, получая технически средний снимок? Для него и это уже было большой победой. Он испытал удовлетворение первооткрывателя, проникшего сквозь завесу неизвестного. И окружающие смотрели на него с восторгом. А что мы имеем сегодня? Технически высококачественный, четкий фотоснимок может получить любой, даже тот, кто понятия не имеет о сути фотографического процесса и, может быть, впервые нажимает на спуск фотоаппарата. Более того, сознание «простоты» питает самомнение – каждый уже считает себя вправе поучать другого, хотя бы и более опытного, чем он… Там, где нет реального ощущения творчества, нет приложения усилий для достижения искомого результата, возникает упадок поисковой деятельности. Зато не смену ей приходят внешние фокусы, желание каким-нибудь вывертом поразить окружающих. При падении духовности, столь опасном для будущего культуры, фотография рождает нарочитые бессмыслицы и шокирующие поделки, выдаваемые за искусство».

Лично я все же являюсь апологетом «цифры». Это мои «заморочки», потому что двадцать лет занимаюсь фотожурналистикой. Если пожелаете, могу изложить свои доводы. Но в данном тексте я не хочу ничего доказывать – просто излагаю некие сведения, вероятно, неравномерно, ибо ангажирован… нет, не кем-то – своими предпочтениями! Я просто «накушался» работой в фотолаборатории. Но это мои внутренние проблемы, повторюсь, могу рассказать подробнее – если будет потребность.

Вы прекрасно понимаете, что все, о чем я рассказал выше, освещает только одну сторону фотографической деятельности, я бы назвал ее «внешними манипуляциями». Собственно, саму съемку, как в иных кругах принято говорить, "наполнение плоскости снимка контентом", здесь оставляю в стороне. И уж вовсе не задеваю фотографическое мышление, иначе говоря, умение многообразие видимого мира преображать в образы. Фотографическая деятельность настолько многолика, что… Я вот надолго сейчас завис, подбирая метафору.... Предположим – охота. Это не только стояние на "номерах", стрельба, разделка туши, но и много всяких "мелочей", во главе которых стоят мужское братство, некий отрыв от цивилизации, контакт со своей генетической памятью. Пьянку оставлю в стороне. Такова и "серебряная" фотография. То есть, комплекс. Надеюсь, не неполноценности

Самая существенная ошибка наша в том, что мы, говоря "фотография", частенько думаем об искусства, творчестве. А фотография – лишь техническое средство и не более того. Художник волен избирать средства самовыражения в меру своей испорченности (или, если угодно, гениальности). Нравится цифра – почему бы и нет? Только распечатку с принтера продать трудно – вот, в чем соль, фотокарточки (как модно стало говорить, "винтаж")... вон, сколько их с аукционов уходит. Только не у нас _ 9

Вообще говоря, серебряная фотография – занятие на стыке фотографии и изобразительного искусства. Манипуляции с пленками, растворами и бумагой, собственно, к фотографии имеют весьма опосредствованное отношение, ведь фотография по своей сути – «письмо светом». Обработка светочувствительного материала – элементы тонкого ремесла, не более. Позитивный процесс – труд художника, ему близка работа графика, творящего оттиски.

Цифровое фото как раз ближе к светописи, нежели серебряная фотография, ибо ты только лишь следишь за причудливой игрой света, а все остальное за тебя делают матрица и процессор. Два акта творческой фотографии – выбор точки съемки и ловля момента – в «цифре» остаются такими же, как и в «классической» фотографии.

Забыл упомянуть о «прикосновении» света, излученного реальностью к светочувствительному материалу… Пленка должна, по идее, хранить частичку бытия, которое растворилось в «майе» (простите, что применяю буддистскую терминологию). Вот она, «мистика фотографии»! Но ведь негатив – не фотографическое произведение, а нечто срединное, так сказать, средство регистрации и сохранения. На выставках мы созерцаем отпечатки, которые хранят не «прикосновение», а жалкую тень «прикосновения». Единички и нули «цифры», по идее, никакого «прикосновения» не хранят.

Ну, да, разумное основание к данной гипотезе есть, ибо даже вода, говорят, обладает «эффектом памяти». Вот, что такое Туринская плащаница (если данная реликвия не подделка?): изображение человека, который был когда-то завернут в данную ткань или нечто большее?

Здесь мне вспоминается один фантастический роман (по нему в «Голливуде» был снят фильм), в котором по полученному из Космоса цифровому сигналу люди создали живое существо, которое, понятно дело, принялось все крушить. Я это к тому, что цифровая информация, согласно гипотезе фантаста, может нести сложнейший генетический код, по которому реально воссоздать жизнь.

Вообще говоря, здесь мы можем говорить только о гипотезах. Экстрасенсы, по фотографиям получающие всякую информацию (так и хочется выразиться: хрень) – от болезней человека до его местонахождения, обычно на тестах позорно проваливаются. Ни разу я не услышал от экстрасенса: «Мне не подходит отпечаток – дайте негатив, у него аура сильнее!» Знаете, почему? Они просто слабо разбираются в технологии фотографии. Но хорошо понимают психологию людей! Если предположить, что некая неясная энергия в фотографическом изображении содержится, почему бы ей не быть в «цифровой» картинке?

Вообще говоря, фотографию экзальтированные элементы разных типов избрали в качестве средства доказательства того или иного чуда. Как инженер-фототехник скажу: ни разу в фотографии я не сталкивался с чудесами. Все они объяснимы. «Светлые шары» возникают только в случае, если съемка ведется со вспышкой. Как-то на Севере, в некоем таинственном месте (называется оно «Аникеева келья») мне показывали фотографии с «шарами». Видно было, что вспышка высветила обыкновенных комаров, которых в тех краях мириады. Но я так и не смог убедить оппонентов в том, что все на самом деле так пошло и банально. Нам по природе своей свойственно верить в чудо…

Несомненный плюс серебряной фотографии: если у меня есть механическая камера, запас пленки – и я могу поехать на длительное время на край Земли, где нет электричества – и снимать, снимать…

И НЕ о творчестве. Интересно, что в настоящее время фотография как сегмент современной экономики, возвращается к своим истокам. В XIX веке фотограф был универсалом, выполняющим любые заказы всеми доступными данному Мастеру средствами. И теперь коммерческий фотограф – универсал, ибо он должен выполнить любой заказ: съемку свадьбы, корпоратива, репортаж с места события, создание портфолио, реклама, детская съемка, компромат, фотографические курсы… Именно поэтому фотографы кучкуются, объединяясь в студии, агентства. Ведь сконцентрировать силы и средства одному человеку трудновато. Будет поступать заказ на изготовление коллекции серебряных отпечатков – надо исполнить! Так возвращаются фотолаборатории, оживляются поставщики пленок и фотобумаги, химикатов. На стоках выискивается лабораторное оборудование. И это очень хорошо, ибо истина в разнообразии, а не в унификации.

Помнится, в пленочную еще эпоху захотел я сфотографировать у святого источника колоритного такого странствующего монаха. Это было в Дивееве. Как порядочный человек, я попросил разрешения. Монах ответил: «Сымать? Ни-и-и-и… Сымать не надоть, ты рисуй, рисуй…» С одной стороны, забавно, но вот, если посмотреть строго… а может на фиг ее, эту фотографию – пленочную, цифровую, платиночную… одна только суета и томление духа!

Вот, кстати, этот монах:

Я его сфотографировал «с пупа». Думал, не заметит. Ан, заметил. Сказал: «Я ж тоби говорил, рисуй! Выйдет, выйдет тебе это боком!» Девушки (что в кадре) испугались, говорят: «Боже, тебя монах проклял!» Вечером они мне подарили крестик. Я потом его долго носил. Пока не потерял. И все фотографирую, фотографирую… А теперь стал задумываться: а не является ли мое занятие фотографией «проклятием монаха»? Надо было рисовать. Шучу, конечно, но во всякой шутке, как известно….

***

P.S. Рассуждения умных людей, все же искушенных в рассматриваемом вопросе. Это «пинхолисты», отрицающие не только «цифру» но даже такие, казалось бы общепризнанные вещи как фотообъектив и механический затвор _ 10. С ресурса: http://forum.pinhole.ru/index.php/topic,3967.0.html

Сергей Шап: "Между аналоговой и цифровой фотографией, этот отрыв становится еще больше. Фотография становится еще более мертвой. Т.к. цифра не материальна, и процесс максимально прост и автоматизирован, утрачивается воздействие на снимок "случайности и времени", авторских "манипуляций". Пленка материальна, ее можно засветить, поцарапать и т.п. Все это как бы следы автора, все эти "физические" манипуляции, воздействие температур, времени и прочего. Все это следы на уровне "материального мира". Т.е. в результате снимок становится более наполненным некой "физической, материальной жизнью". В которой ошибки и случайности – неотъемлемый элемент существования. Цифра стерильна, фотограф превращается в хирурга который всегда на дистанции и имеет возможность беспристрастно, бесследно, манипулировать с изображением. Он как бы может создать глубокое и красивое произведение, но не способен вдохнуть в него жизнь. Жизнью можно поделиться, лишь созидая нечто, на материально-физическом уровне. Примерно также как Вы можете поделиться своей жизнью, с жизнью своего ребенка..."

А.В. Иванов: "С позиций философских, и даже религиозных, можно заметить, что процесс возникновения изображения в аналоговой фотографии открыт (!) человеком, т.е. то, что происходит со светочувствительным материалом не является чем-то противоестественным самому мироустройству. Более того, это уже было заложено в самом Творении, человеку оставалось только внимательно разглядеть и воспользоваться. С цифрой все иначе. Изображение становится изображением благодаря использованию придуманному человеком(!) алгоритма, и далеко не факт, что эта придумка не скажется негативно на судьбах человечества (простите за пафос). Вспомните у Бодрийяра: "Акт фотографирования был и остается нерукотворным...". И не смотря на то, что при работе с цифрой руки (а зачастую и мозги :-)) востребованы меньше, чем в аналоговой фотографии (там же все эти бачки для проявки, кюветы, глянцеватели и т.п.), нерукотворность все-таки остается в последней, а первая рукотворна по сути".

Antimatter: "…для меня в альтернативной фотографии есть один очень важный аспект и этот аспект – психотерапевтический. Когда я рассчитываю новую пинхол камеру, выпиливаю детали, делаю дырки и после сборки вставляю туда кассету с материалом я забываю про все что существует вокруг. Когда я нахожусь в темной комнате и часами валандаю в кювете лит отпечатки я сам растворяюсь в этой кювете и единственное чем занят мой мозг в тот момент это медленное появление контуров отпечатка на бумаге. Когда я наношу эмульсию сушу ее и печатаю допустим третий слой гуммиарабика мне глубоко наплевать на глобальное потепление, терроризм, голод и свиной грипп вместе взятые. И это все происходит потому что любые процессы альтернативной фотографии настолько сложны и увлекательные что они на 100% занимают все мое сознание и выдавливают из него всю рутину и бессмысленность человеческого существования".

photo-top: " В прошлую субботу я с сыновьями ходил в Манеж на фотовыставку. На ней представлены работы Андрея Безукладникова, отличные работы, но все они отцифрованы, прошарплены, вобщем фотошоп поработал на славу, стало грустно, эпоха восьмидесятых причесана и подпудрена. А в других залах работы Брессона, Мартины Франк – ручная печать от которой идет какой– то дух, который подстегивает к творчеству. Я против цифры нечего не имею, сам работаю на цифру и еще лопачу в редакции чужое "цифровое творчество", а вот плёночка как– то для души... Мои Дети, ученики начальной школы, смотрят как появляются изображения на бумаге при красном свете фонаря и приходят в полный восторг. Мальчишки у меня с радостью помогают проявлять пленку, они в процессе познания, и это меня радует. Радует вопрос – папа когда будем фотографии печатать? А вот когда я работаю дома с цифрой – им совершенно не интересно. Значит, есть в аналоговой фотографии то, чего нет в цифре, и это чувствуют детские души...."

8. Буду справедлив: с фотографией не так, как с вышивкой «вениз»; с конца 80-х годов прошлого века советские, а после российские фотографы пачками возили в ту же Германию бумажные черно-белые отпечатки и удачно там их продавали. Европа тогда уже автоматизировала фотографические процессы, а у нас все делали по-старинке, вручную. И самолеты, и танки, и ламповые радиоприемники, и фотокарточки… Европа накушалась роботизацией еще в 80-х, а мы поняли прелесть серебряной фотографии только сейчас. Точнее, некоторые из нас поняли… В этом смысле фотографии еще повезло, ведь «вениз» в Европе так и не поняли. Хотя, как это ни смешно, данный промысел в городок Кадом триста лет назад был импортирован именно из Европы (если точнее, из Венеции).

9. Россия – страна в фотографическом плане отсталая, ибо рынок фотографических произведений у нас пока еще дик и раздираем враждующими группами. Порой смешно наблюдать, как воюют между собой фотографические «мафиозные кланы»…

10. Пинхол-фотография – фотография, в которой вместо объектива используется крохотное отверстие. Пинхол-камеры («стинопы»), сосзданные по принципу камеры-обскуры, как правило, самодельные, да и вообще в пинхол-фотографии во всех этапах фотопроцесса исключены автоматизация и сложные технические устройства.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.