сегодня: 27/05/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 17/11/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

«Мы выбираем, нас выбирают…»

Татьяна Лестева (17/11/10)

Продолжением этой известной песни являются грустные слова: «Как это часто не совпадает…». Действительно, когда читаешь газеты, нет-нет да и промелькнёт сообщение о недовольном кандидате на ту или иную должность, оспаривающем решение выборов. Писательская среда не является исключением: то и дело в «Литературной России», например, появляются сообщения из разных городов страны о непорядках в подразделениях Союза писателей, о замалчивании механизма присуждения премий или распределении грантов на публикацию книги между одними и теми же лицами, как правило, примыкающими к руководству того или иного отделения Союза. А уж когда речь идёт о выборе председателя общественной организации вроде санкт-петербургского отделения Союза писателей России, то в организации начинается такое бурление, рядом с которым и извержение вулкана Кракатау покажется всего-навсего медленными и редкими выхлопами продуктов гниения из трясины. В этот момент главное, чтобы сохранить своё кресло, – это своевременно и максимально широко использовать его величество «административный ресурс».

Например, если срок перевыборов приходится на март, инициативно перенести его месяцев на шесть вперёд со словами: «Мы тут на правлении посоветовались…». А эти шесть месяцев использовать для того, чтобы максимально дать членам правления успеть оформить гранты на издание книг, выдвинуть всех их на премии, например, премию, предназначавшуюся для творческой молодёжи, отдать старейшему члену правления, объясняя это любопытствующей публике ссылкой на классику: «Были когда-то и мы рысаками…».

Первый председатель СП СССР М. Горький
СП был создан в 1934 году для борьбы с антинародными течениями в искусстве.

Чтобы в этом вопросе быть вне конкуренции, нужно все бразды правления сосредоточить в своих руках, например: председатель союза, главный редактор какого-нибудь печатного органа, и обязательно – председатель приёмной комиссии. Это главное, чтобы и мышь не могла проползти мимо незамеченой. В это время нужно успеть принять в члены «своего» Союза как можно больше пишущей братии, соратников по воинской или морской службе. Господа офицеры, генералы и мичмана, знают «силу слов» и «слов набат». Они-то не нарушат ни присягу (правда, в Санкт-петербургском отделении СП России председатель – Борис Орлов – в своём творчестве позиционирует себя, как: «…офицер, нарушивший присягу», но это, скорее исключение из правила, чем само правило), ни тем паче, прямой приказ председателя, читай командира (не важно полка, подлодки или общественной организации – Союз писателей). А учитывая их многолетний опыт по выработке «командного голоса», они будут просто незаменимы на перевыборном собрании, заглушая слабенькие голоса штатских писателей и взвизгивания не допущенных «к телу» председателя писательниц. Как только раздастся слабенький критический голосок «против», тут же по команде дружно скандировать: «Долой! Регламент! Лишить слова!». При этом особенно эффективны звуки боцманских свистков, заглушат слова, оглушат оратора так, что он сам, обхватив ладонями уши, бегом убежит с трибуны.

Важно на перевыборном собрании ещё одно – заранее составить список выступающих из числа приближённых подхалимов, лизоблюдов и членов правления эдак человек на тридцать-сорок. А для того, чтобы и невинность соблюсти и капитал приобрести, сделав реверанс в сторону модной ныне демократии, при открытии собрания объявить, что желающие выступить в прениях, посылайте записки в президиум. Пока незадачливая оппозиция и критиканы с ярко выраженным индивидуалистическим ego, будут искать ручки и бумагу для записок, члены президиума и сидящие в первых рядах члены правления как героиня известной русской сказки взмахнут рукавами, из которых выпорхнет целая стая «птичек», уже записанных для выступления в прениях. Ну, а подвести черту под выступлениями, – так отслужившему офицеру, но служащему литературе, – это, как два пальца…, не продолжаю дальше, дабы не перейти на ту лексику, которой славится небезызвестный «литературный чиновник» одной из петербургских писательских организаций.

Давайте вспомним «Злую книгу» Евгения Туинова, члена петербургского отделения СПР. В ней он поделился, будучи депутатом Госдумы, своими впечатлениями о том, как проходили выборы там, так сказать «наверху». Так что прецедент есть, а поскольку Дума – это законотворческий орган, то ЗАКОН – на стороне администраторов, допущенных к «административному ресурсу».

В это время нельзя забывать ещё об одном – уничтожении путём унижения и распространения клеветнических измышлений по поводу своих возможных противников. Делать это нужно всегда, последовательно, в любой аудитории, как публично, так и каждому отдельно взятому индивидууму. При этом, чем грубее выдумка, тем лучше: недаром народная мудрость гласит, что нет дыма без огня. Например, о потенциальном сопернике можно сказать, что он уголовник, да и вообще говорят, что даже когда-то кого-то убил. Кто-то пожмёт плечами, а кто-то и всерьёз воспримет, да ещё процитирует некоего поэта: «Я уже никого не убью, а меня каждый день убивают». Кто-то пожмёт плечами, а своя команда поймёт приказ и проголосует против.

С другим конкурентом, для начала нужно попытаться с ним договориться. «Ты не выдвигай свою кандидатуру, а я за это введу тебя в высшие сферы, в московские палаты». И если он согласился, тогда всё в порядке. А предвыборные обещания, кто же их выполняет? Если же конкурент не согласился, а сплачивает вокруг себя недовольных, тогда нужно не упускать ни минуты для компрометации его. А главное – создавать ему репутацию рядового, никому не известного человека. Назовём конкурента, например, Новгородовым, допустим, что он возглавляет некую организацию вроде издательства, и у него постоянно толпится народ, поскольку он не пропускает ни одного конкурса, оформляет участие писателей в различных грантах, выпускает журнал, где публикует творения всех и вся. Все его знают и уважают. Будучи человеком коммуникабельным, он в хороших отношениях со всеми: и с писателями членами союза и с несоюзными «графоманами». Вот тут нужно быть начеку всегда. «А кто такой Новгородов? – сакраментальный вопрос председателя. – Да его же никто не знает! Собрал вокруг себя одних графоманов! Толпы так и снуют! Ну, ничего, скоро перестанут! Скоро буду только по пропускам пускать в жёлтый дом». Если собеседник остановится в изумлении и скажет: «Как, разве вы его не знаете? Он же вас выдвинул в председатели на прошлом собрании, пять лет назад… И ваши кабинеты рядом уже пять лет как…». На это нужно пожать плечами и презрительно, не говоря ни слова, только махнуть рукой. Дескать, ничтожный человек, да и только. Если же собеседник не в курсе того, кто же такой Новгородов, тогда нужно шепнуть, что-нибудь вроде: спившийся человек, да ещё и многожёнец. И вслед за этим начать жаловаться на судьбу: «Служу, без зарплаты, во имя идеи… Один, никто не помогает. А я ведь им жёлтый дом добыл»,– при последних словах нужно достать папку с бумагами толщиной с «Войну и мир» и начать читать всю переписку, пока собеседник либо не упадёт в обморок, либо не выскочит из кабинета, схватившись за голову.

Если же вы, проникшись сочувствием к этому «служаке от литературы», в порыве сострадания скажете: «Так зачем же дело стало? Напишите заявление, да и на волю… Не ждите, когда вас переизберут, берите пример с Ельцина…», то будьте готовы услышать в ответ: «Жена будет только рада». Но, опомнившись, в порыве гнева забегав по кабинету, он закричит боцманским голосом: «Уйти? Чтобы вы сели на моё место? Вдвоём с…» – тут называется фамилия единственного критика из союза, осмелившегося иногда упомянуть его имя всуе в центральной или петербургской прессе… «Никогда! Не дождётесь!». И тут же самолично запрещается критику вести секцию, переименованную им ещё раньше в семинар «Литературное мастерство». Дескать, «Знай наших»!

Пользуясь административным ресурсом, не забывайте делать реверансы в сторону тех, кто над нами, но не вверх ногами. Почаще молитесь им, поддерживайте все их инициативы, подписывайте все сочинённые от их имени письма, и с благоговением и чуть ли не со слезами на глазах произносите их сакральное имя. «Валерий Г.? Да это такой человек!!». Если же какой-нибудь олигарх захотел превзойти какого-то там французика Эйфеля, а оппозиционно настроенная интеллигенция протестует против воздвижения «фаллического символа» в историческом центре города, тут нужно не опоздать, Нужно быть первым, а желательно и единственным, не дать опередить себя другим представителям «пишущей братии» и поставить свою подпись под воззванием. При условии, конечно, что хозяйка города поддерживает это начинание олигарха. Тут нужно поторопиться, а не спрашивать шёпотом, «А что потом? А что потом?». И даже если потом будет суп с котом, то всё равно, первый порыв души будет и замечен, а, возможно и оценен. А члены организации, от имени которых поставлена подпись, якобы уполномоченным на то лицом, стоит ли обращать на них внимание? Пошушукаются в кулуарах, да и утрутся…

Конечно, на стадии перевыборов хорошо бы иметь и деньги, ну, хотя бы спонсора. Это весьма облегчило бы решение некоторых задач, но на нет, говорят, и суда нет. Хотя поискать спонсора следовало бы. Но о спонсорах, виртуальных и бумажных СМИ на период предвыборной кампании в другой раз.

А пока… только советы по использованию административного ресурса.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.