сегодня: 27/05/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 08/10/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Ностальгия

Александр Кобринский (08/10/10)

Приговор

Стоп, внимание, въезд запрещен, даден номер внизу телефона – ноль-сто-сорок – опасная зона – оголенный барханами фон – в скобках прописью Минобороны, но трезвонить туда не резон – перейдешь на повышенный тон и до колик тебя, охламона, доведет государственный суд – почему не сидел в карантине, проявив путешествия зуд?.. Приговор – поклонись Украине – верещи в ней, как сорокопут, и не шастай в еврейской пустыне!..

Революция

1. Окошко – пыльное стекло – село – на Каина со шкапа библейская смотрела шляпа – одеть, чтоб голову не жгло?.. Сказавши Алевтине, – лапа, вернусь я – жди, – вскочил в седло: и брат вослед, чтоб саблей зло под корень срезать на арапа… Вдвоем безбожники – ни зги: и белым знаменем – сдавайся, и красным – лопались мозги – в лаптях с морозами бодайся – декабрь… и Каин сапоги снял с Авеля под Первомайском!.. 2. Окошко – блеклое стекло – село – на Авеля со шкапа крестьянская смотрела шляпа – одеть, чтоб голову не жгло?.. Сказавши Агриппине, – Гапа, вернусь я – жди, – вскочил в седло: и брат вослед, чтоб саблей зло под корень срезать на арапа… Вдвоем безбожники – ни зги: и белым знаменем – сдавайся, и красным – лопались мозги – в лаптях с морозами бодайся – февраль… и Авель сапоги снял с Каина под Первомайском!..

* * *

Жара такая, что России не снилось – мне в чужом краю судьба сдыхать от ностальгии в его кокосовом раю – ствол пальмы перед смертью трогаю, чтобы на ощупь убедиться в провидчестве поэта Когана в пределах физики Капицы.

1+2=3

Возле осанистой испанки (плыл август, туча запятой висела над… Мадрид – большой) вели беседу китаянки… Их было две – полдневный зной из солнечной сливался банки на тротуары, на стоянки машин, на сквер полупустой… Торчали справа слева рейки и блузками перекрывались дали, как образцовыми наклейками – затем – все трое чинно встали, ушли, оставленной скамейке вернув конструкцию педали…

* * *

Передаю мотив напева – гвоздя в нем не озвучен цвет и а-петли оконный свет – в петле елабужская ева и пахнет рыбой, и омлет на “Правде” – в ней “Бомбежка Ржева”. Сентябрь завтра. Для сугрева трещат дрова военных лет.

Колокольный сонет

Участникам Википедии

Я облачным радикулитом болен, чуть облака – спины не разогнуть и каждый день пересекается мой путь с мечом дамокловым; и я, увы, не волен с пути всеобщего куда-нибудь свернуть… Страх удаления (смеюсь и я) приколен – я слышу звук славянских колоколен и этот звук мне сотрясает грудь… Был я по-русски шнобельно тщеславен, вручит мне премию уже загробно Нобель, я к этой премии в загробиях представлен – рекламно светится радиоактивный кобальт в моих костях – авторитетно явлен – так пусть сожрет меня Божественный Чернобыль!

* * *

А в Шхем автобусы идут? – спросил я у кого-то из закрывающих ворота в сиротский городской приют… Луна, похожая на йуд, лениво освещала Луд… И в темноте ответил кто-то – арбузы здесь не продают, особенно – в субботу!..

Антонимическое

Мужчина | женщина в парилке, | – прозрачная перегородка, как между мной и “Русской водкой” стекло О-круглое бутылки…

Сухая осень

Сентябрь-октябрь рисованы фламастером казались – осень сухо догорала и под ногами опадью шуршала, напоминая цветом кожу ящера, особенно, когда вокруг светало – похож на вспышку выстрела из бластера был луч рассвета и на крылья ястреба V-склоны гор в промежностях Урала…

* * *

Поменьше шума – налегке я улепётывал – однако, вослед мне лаяла собака и жгли костер невдалеке… Меню таверны “Посвист рака” я нервно комкал в кулаке – порез сочился на руке – спонтанной оказалась драка… Мои следы волна старалась стереть и пенилась слегка – буйками пляжными качалась... Я удалялся вглубь материка – с лагуной выпукло сливалась заката красного щека…

* * *

Гнус днем здесь кусает и ночью – и тех, чья кровинушка нищая; и тех, кто пошел от Татищева (опального даже Радищева) – и тех, кто об этом молчит. А сумасшедший бормочет и что-то себе говорит. Здесь жизнь земная воочию по Данте сгорает – и хуже! – к тому же Вергилий простужен… Обрящет ли тот, кто контужен, как Бог его сердцу велит?.. А сумасшедший бормочет и что-то себе говорит. День-колючка цепляется за день, вне рутины отсутствует жизнь – поле-полюшко взрывами выжжено – там, где кажется, крестятся трижды – разве только, что делают вид. А сумасшедший бормочет и что-то себе говорит. О, вращение гусениц танка! – он по собственной движется плоти – вы в пределах подобных живете, вы прикованы к личной заботе – вам чужая беда не горит… А сумасшедший бормочет и что-то себе – говорит.

Акупунктурная точка

Рознь отражалась времени на лицах: точка в небе птицей нам казалась – точка неизменною осталась, но она уже не кажется нам птицей!..

Беглецы

Гурон бежал и скальпы веером взлетали на его бедре – его зовут в Кфар-Сабе Мейером: какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?.. Гарун бежал, невольник чести, в Кирьят-ШмонА к родной сестре, но был задержан в Бухаресте: какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?.. ____________ Кфар-Саба, Кирьят-Шмона – города в Израиле.

Холмы хореями

Ходила хохма ходуном ходульным, хоральным хохотом хулительно хамила – холуйствовала, хвастала, хандрила ха-ха-ха-хахами хлебально-хохотульными. Хе-хе-хе-хехами хворала хата хлябными – химерами хрустально хлебосольными – хлыстами хлопоты хлестала хрустобольными, холмы хореями хрящавились хибарными...

Эскиз

Иордан-река, камыш – воды Божии журчат, что над кромкой плоских крыш – п п п п п п п п п п п п п п – только бойлеры торчат.

1920 год

– Листочки вербы положи в бульон, необычайно вкусен он – в нем мясо нерпы, – сказал комбат, но я за миллион не стал бы это блюдо черпать, хоть у меня стальные нервы держать фасон. Заранее мне не по нраву суп из наивного зверька… Прислала Нарвскую заставу меня Дзержинского рука на соответствие уставу проверить именем ЧК.

Романс

Рос великан в чертополохе – бутон репейный – недотрога. Петляли рядом с дедом охи и вслед за охами дорога; да, да – за охами петляла так музыкально, словно Шуман играл, чтоб колея бежала туда, где Шуманом придуман был этот мир – бутон и охи – дед – колея дороги пыльной и по бокам – чертополохи, и в одиночестве – двужильный бутон – он так тянулся к небу, что травам в мае снилась влага и осыпался склон оврага, и за пригорком неба ребусом меняло очертанье облако, и над холмами в даль скользило, и вечерело – ночь глобальным аккордом Шумана застыла!

Утренний этюд

Красок неба весёлый поток был подарен рассветом тебе и под шляпою в тряской арбе самосадом дымил ветерок… Уподобившись красной скобе, горизонт походил на крючок спусковой и об этом вьюрок голосил на дорожном столбе…

Домино

словно пушечным выстрелом …………………………………хлесткое “бац” било в окна ……………врывалось в подъезды по периметру двор доминошники……………кац с ним сосед……………воловац супротив……………каланча и сантехник……………матрас злые прозвища детища бездны вот пожалуй и всё ……………………не иосифа флавия век ……недавний и улочка та ……………перегонная столик крыт был особой фанерою …………………краденной выдыхала соседка вполголоса ……………авиа и сквозь зубы гнилые шипела ……………………ционною!…

* * *

Утро, звоны, день субботний, крест и камилавка; из ближайшей подворотни хрипло лает шавка: усмехаются – ливанцы, улыбаются – японцы; руки в стороны – маланцы – мол, за пазухой червонцы а не камень – псу оказия возвестить – у самурая с головы Степана Разина шапка меховая!

* * *

Блаженство – ощущение прохлады, и правда, ласковым бывает ветерок; куда ни кинь – Восток, Восток, Восток – при этой жести лишних слов не надо… От пота слиплись веки: лоб, висок – все тело в перегрев ждало пощады с заходом солнца – окна, анфилады – вся твердь земная – пляж наискосок, где берег в полдень вымершим казался; светило спряталось за полукруг воды и парус, накренившись левым галсом, катил вдоль берега вспенённые лады и резал сумерки, в которые вписался остроугольным клином бороды!..

* * *

Поют кузнечики – я слышу, и ласточки снуют над головой – пейзаж с утра означен высотой. Поселок мой месопотамски дышит задумчиво глубокой бирюзой, – и маками простор от века вышит: листы банановые ветерок колышет или полива отблеск золотой?.. Вот потому и не пойму откуда пришла и поселилась пустота в моей душе и внешнему запруда... Изменится ли что – считай до ста, до бесконечности – терпение покуда… Змея свернулась около куста!

* * *

С реальным миром разойдясь, ты оказался в параллельном. Жара! – и даже не в нательном, а оголено жизнь плелась за миражом, что все маячил идти бездумно вслед за ним… Безлюдье – в нем ты пилигрим. Три солнца – мячикмячикмячик – над головой твоей сквозь марево пылают триединым оком, чтоб ты себя не разбазаривал то воздержаньем, то пороком; и с тенью чтоб не разговаривал своей – троящейся под боком!

* * *

Погода в кайф – и ветрено, и сухо, за пальмой кактусы растут невдалеке… На посейдонисто просоленной доске таранька, корка хлеба, бормотуха… По воле рока на безлюдном островке мы очутились – я и мой кирюха: звенел комар, жужжала злая муха, у камня грелись крабы на песке… В молчанье диких дюн таилась сила столь первобытная, что вне телеэкрана сама Фортуна с нами говорила и шла вдоль берега прекрасная Диана – взлетали чайки и волной рябило, куда ни глянешь, линзу океана!..

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.