сегодня: 23/09/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 15/09/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Искусство

«Железно-бархатная перчатка» Дэниэла Клоуза

Коля Бац (15/09/10)

Daniel Clowes «Like a velvet glove cast in iron» (1993)

Жизнь зародилась в море...

По собственному признанию Клоуза, знай он точно, что именно он пытался сказать своим произведением, вряд ли бы оно получилось. Вдохновение для этой нуаро-кафкианско-линчевско-бунюэлевской истории он черпал в подсознательном, и не только в своем. Многие из сюжетных поворотов, а так же странных персонажей навеяны кошмарами, которые снились бывшей супруге Клоуза.

Клэй Лаудермилк, главный герой «Железно-бархатной перчатки», тоже, как и автор, недавно разведен. Увидев свою бывшую на экране порно-кинотеатра в одноименном с комиксом фильме, он отправляется на ее поиски. Этот нехитрый сюжетный моторчик довольно условен. То и дело обращаешь внимание, что хоть он и фырчит от натуги, все же приходится еще и вовсю грести веслами. Но это не в тягость. Часто сменяемые ситуации, в которые попадает Клэй – кинотеатр, хиппи-коммуна, очень похожая на ту, которую возглавлял Чарльз Мэнсон, отель, где в номер Клэю подселяют негритянку в парике блондинки, – и впрямь напоминают бесплодные, но занимательные похождения К. в попытках достичь Замка.

То, что это не приключения Шерлока Холмса, и помимо занятных загадок тут вряд ли найдутся еще более занятные разгадки понимаешь с появлением первого по-настоящему «странного» проходного персонажа. Друг, у которого Клэй одалживает машину, страдает от редкой болезни – инфекции глазниц. Но, к счастью, она излечима, надо только вытащить глазные яблоки, заморозить их, а в пустые глазницы запустить на время парочку ракообразных, всего и делов-то.

Этот рецепт подойдет и читателю. Именно так, с хвостами ракообразных, торчащими из орбит, и надо листать этот комикс.

Список таких вот босховских «постояльцев» «Перчатки» можно продолжить: есть тут и лохматая собака без глаз, носа, рта и ушей, которую можно не кормить, но зато ей никак не обойтись без ежедневных водяных инъекций, и влюбленная в Клэя женщина-картофелина, и вездесущий Мистер Джонз, чье изображение преследует Клэя повсюду и даже появляется на его пятке после столкновения с копами, которым он помешал изнасиловать трехглазую девицу.

Немотивированно странные персонажи не раздражают. Это не балаганный паноптикум, а модель мира, в котором правит абсурд. Чтение затягивает и завораживает, будто чье-то посторонее присутствие, планировал ли его Клоуз, или нет, пропитало каждую панель комикса. Когда эти маловажные, но колоритные статисты появляются, чтобы тут же исчезнуть, на ходу бросив что-нибудь невразумительное, а то и просто напугав героя, заглянув в окно его номера в отеле, они отлично справляются со своей ролью, пусть и не совсем понятно в чем она заключалась.

Похоже, Дэниэл Клоуз и впрямь не ведал, что творил. Но именно в этом неведении и заключается магия. Паранойя, тайные заговоры – можно представить, как Клоуз нервно оглядывался, работая над комиксом, но и одновременно усмехался уголком рта собственным страхам. «Перчатка» – терапия для самого Клоуза, попытка художника оправиться после развалившегося брака. Но не это главное. Взять хотя бы следующую работу Клоуза – более реалистичный, более понятный, но от этого, кажется, немного проигравший «Дэйвид Боринг», который тоже выполнен в нуаровской черно-белой стилистике, и герой которого - такой же, как и Клэй, потерянный юноша с простреленным лбом. «Боринг» проигрывает «Перчатке» именно потому, что слишком внятен и логичен. В нем гораздо меньше таинственного, что так замечательно получилось в «Перчатке».

В конце концов, как и многие другие работы Клоуза, этот «роуд-комикс» повествует о центральной для автора теме – поисках своего «я», что чуть позже найдет наилучшее выражение в сверхуспешном «Мире Призраков». Отправившись вслед за ушедшей от него женой, Клэй вместо нее находит себя, правда, уже сильно не похожего на того Клэя, каким он был в начале. В конце, сидя перед чистым листом бумаги, с карандашом в зубах, он готов сказать свое слово, но пока не знает с чего начать. Может то, что в итоге выйдет из-под его карандаша и станет «Перчаткой»?

Клоуз, который любит вносить изменения в сюжет и в диалоги в самый последний момент, говорит, что страшно недоволен результатом, в особенности концовкой – уж больно спонтанно все получилось. «Вот Пол Маккартни, к примеру, может взять и переделать «Элинор Ригби», которая кажется ему «сырой» в исполнении оригинальной четверки, но как переделать комикс?» Никак, Дэниэл, никак. И слава богу!

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.