сегодня: 10/12/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 06/09/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Об экологическом сознании

Генрих Грузман (06/09/10)

Памяти несостояшевшейся мечты о планетарном общежитии людей ПОСВЯЩАЕТСЯ

По информационному шуму феномен «космического мусора» уравнивается с глобальным потеплением

   Природа – сфинкс. И тем она верней
   Своим искусом губит человека.
   Что, может статься, никакой от века 
   Загадки нет и не было у ней
                           Ф.И.Тютчев

В повествовательном плане эта работа кажется продолжением моего трактата «Ноосфера как философия экологии», – и так оно и есть, но только в жанровом отношении, поскольку излагается осмысление одной темы: экологическая катастрофа и её реальная альтернатива. В одном жанре философского эссе я мыслю не повторять и дублировать прежний опыт, а расширить и углубить эту тему, как со стороны экологической катастрофы, так и со стороны её панацеи, усиливая шансы русской либеральной науки на роль антикризисного декрета. Поводом, возбудившем моё намерение мыслить в этом направлении, послужило публичное заявление премьер-министра России В.В.Путина о строительстве в Дальневосточном крае России нового космодрома с целью удостоверить державный престиж России в освоении космического пространства. Этот монарший жест похоронил мою наивную веру в то, что верховная власть способна воодушевиться идеей альтернативы экологического бедствия и может сделать мечту о планетарном общежитии, взятой в качества антикризисного декрета, актуальной потребностью современности. Элегическая грусть, оставшаяся в результате крушения всех верований и мечтаний, стала побудительной причиной для расширения и углубления экологической темы, и в дальнейшем изложением раскроется смысл посвящения этой попытки.

I. Натурально-эмпирическая наглядность.

Климатические аномалии и необычные погодные катаклизмы в мировом масштабе за последние несколько десятков лет придали всегда актуальной теме глобального кризиса особую остроту, и появилось некое синтетическое понятие, вобравшее в себя всю трагедию экологического рока – глобальное потепление. Содержание этого понятия стало пониматься очень широко и в его компетенцию включаются все нарушения, деформации, депрессии и искажения материальной природной среды, проявившиеся в курсе экологического деструктивизма; глобальное потепление стало демоном биосферы.

А.В.Егошин сообщает на Интернет-портале:
«Глобальное потепление – процесс постепенного роста средней годовой температуры поверхностного слоя атмосферы Земли и Мирового океана, вследствие всевозможных причин (увеличение концентрации парниковых газов в атмосфере Земли, изменение солнечной или вулканической активности и т.д.). Очень часто в качестве синонима глобального потепления употребляют словосочетание «парниковый эффект», но между этими понятиями есть небольшая разница. Парниковый эффект – это увеличение средней годовой температуры поверхностного слоя атмосферы Земли и Мирового океана вследствие роста в атмосфере Земли концентраций парниковых газов (углекислый газ, метан, водяной пар и т.д.). Эти газы выполняют роль плёнки или стекла теплицы (парника), они свободно пропускают солнечные лучи к поверхности Земли и задерживают тепло, покидающее атмосферу планеты….. Впервые о глобальном потеплении и парниковом эффекте заговорили в 60-ых годах XX века, а на уровне ООН проблему глобального изменения климата впервые озвучили в 1980 году. С тех пор над этой проблемой ломают головы многие учёные, зачастую, взаимно опровергая теории и предположения друг друга…. В целом за последние сто лет средняя температура поверхностного слоя атмосферы повысилась на 0,3–0,8°С, площадь снежного покрова в северном полушарии снизилась на 8%, а уровень Мирового океана поднялся в среднем на 10–20 сантиметров. Эти факты вызывают определённую озабоченность. Остановится ли глобальное потепление или дальнейший рост среднегодовой температуры на Земле продолжится, ответ на этот вопрос появится только тогда, когда будут точно установлены причины происходящих климатических изменений… Наибольшая роль в имеющем место глобальном потеплении отводится водяному пару и углекислому газу. На их долю приходится более 95% всего парникового эффекта. Именно благодаря этим двум газообразным веществам происходит разогрев атмосферы Земли на 33°С. Антропогенная деятельность оказывает наибольшее влияние на рост в атмосфере Земли концентрации углекислого газа, а содержание водяного пара в атмосфере растёт вслед за температурой на планете, вследствие увеличения испаряемости. Общий техногенный выброс СО2 в атмосферу Земли составляет 1.8 млрд. т/год, общее количество углекислого газа, которое связывает растительность Земли в результате фотосинтеза составляет 43 млрд. т/год, но почти всё это количество углерода в результате дыхания растений, пожаров, процессов разложения снова оказывается в атмосфере планеты и только 45 млн. т/год углерода оказывается депонированной в тканях растений, болотах суши и на глубинах океана. Эти цифры показывают, что деятельность человека потенциально может являться ощутимой силой, влияющей на климат Земли… Парниковая катастрофа – самый «неприятный» сценарий развития процессов глобального потепления. Автором теории является наш учёный Карнаухов, суть её в следующем. Рост среднегодовой температуры на Земле, вследствие увеличения в атмосфере Земли содержания антропогенного CO2, вызовет переход в атмосферу растворённого в океане CO2, а также спровоцирует разложение осадочных карбонатных пород с дополнительным выделением углекислого газа, который, в свою очередь, поднимет температуру на Земле ещё выше, что повлечёт за собой дальнейшее разложение карбонатов, лежащих в более глубоких слоях земной коры (в океане содержится углекислого газа в 60 раз больше, чем в атмосфере, а в земной коре почти в 50 000 раз больше). Ледники будут интенсивно таять, уменьшая альбедо Земли. Такое быстрое повышение температуры будет способствовать интенсивному поступлению метана из тающей вечной мерзлоты, а повышение температуры до 1,4–5,8°С к концу столетия будет способствовать разложению метангидратов (льдистых соединений воды и метана), сосредоточенных преимущественно в холодных местах Земли. Если учесть, что метан, является в 21 раз более сильным парниковым газом, чем CO2 рост температуры на Земле будет катастрофическим. Чтобы лучше представить, что будет с Землёй лучше всего обратить внимание на нашего соседа по солнечной системе – планету Венера. При таких же параметрах атмосферы, как на Земле, температура на Венере должна быть выше Земной всего на 60°С (Венера ближе Земли к Солнцу) т.е. быть в районе 75°С, в реальности же температура на Венере почти 500°С. Большинство карбонатных и метано-содержащих соединений на Венере давным давно были разрушены с выделением углекислого газа и метана. В настоящее время атмосфера Венеры состоит на 98% из СО2, что приводит к увеличению температуры планеты почти на 400°С Если глобальное потепление пойдёт по такому же сценарию, как на Венере, то температура приземных слоев атмосферы на Земле может достигнуть 150 градусов. Повышение температуры Земли даже на 50°С поставит крест на человеческой цивилизации, а увеличение температуры на 150°С вызовет гибель почти всех живых организмов планеты. По оптимистическому сценарию Карнаухова, если количество, поступающего в атмосферу CO2, останется на прежнем уровне, то температура 50°С, на Земле установится через 300 лет, а 150°С через 6000 лет. К сожалению, прогресс не остановить, с каждым годом объёмы выбросов CO2 только растут. По реалистическому сценарию, согласно которому выброс CO2 будет расти с такой же скоростью, удваиваясь каждые 50 лет, температура 50°С на Земле уже установится через 100 лет, а 150°С через 300 лет».

Не менее пессимистическим исходом обладает и другая научная интерпретация фактических данных: на интернет-портале журнала «Вокруг света» сообщается: «Климатологи из крупнейших мировых исследовательских центров, собрав доступные архивы метеоданных из разных уголков земного шара, обработали их и привели по возможности к единой шкале. Получилось четыре ряда глобальных температур, начинающихся со второй половины XIX века. На них видны два отчетливых эпизода глобального потепления. Один из них приходится на период с 1910 по 1940 год. За это время средняя температура на Земле выросла на 0,3– 0,4°C. Затем в течение 30 лет температура не росла и, возможно, даже немного снизилась. А с 1970 года начался новый эпизод потепления, который продолжается до сих пор. За это время температура повысилась еще на 0,6– 0,8°C. Таким образом, в целом за XX век средняя глобальная температура приземного воздуха на Земле выросла примерно на один градус. Это довольно много, поскольку даже при выходе из ледникового периода потепление обычно составляет всего 4– 5°C….Еще 10– 15 лет назад большинство ученых считали, что наблюдаемое потепление климата – всего лишь относительно крупный локальный всплеск на температурном графике. Однако уверенно регистрируемый рост температур в последние годы убедил большинство скептиков в том, что глобальное потепление действительно наступает. Причем уже понятно, что в различных районах оно проявляется с разной силой. Так, например, американский Национальный центр климатических данных NCDC проследил за изменениями температуры над океаном и сушей. Выяснилось, что над сушей температура растет заметно быстрее, чем над морской гладью, – вполне прогнозируемый результат, если учесть огромную теплоемкость воды в океанах. Более подробное исследование предлагает Центр предсказания и исследования климата им. Хэдли (Hadley Centre for Climate Prediction and Research, Великобритания). Здесь есть данные более чем по 20 регионам. Бросается в глаза то, что факт потепления более бесспорен для Северного полушария Земли. Причем в самом Северном полушарии заметен меридиональный градиент – на севере потепление заметнее, чем на юге. В Южном полушарии по-настоящему серьезное потепление отмечается только на Антарктическом полуострове. Причем на всей остальной территории Антарктиды, особенно в ее центральных районах, ничего похожего в последние 50 лет не наблюдается. Все это дает основание ряду ученых говорить, что потепление носит локальный характер, связанный с Северным полушарием Земли. Объяснение в этом случае предлагают искать в недостаточно изученных пока квазипериодических процессах перестройки океанических течений, подобных явлению Эль-Ниньо (это теплое течение, эпизодически возникающее у берегов Эквадора и Перу, воздействует на погоду во всем Тихоокеанском регионе), но, возможно, еще более медленных. Наиболее сильные колебания температуры наблюдаются в Арктике, Гренландии и на Антарктическом полуострове. Именно приполярные регионы, где вода находится на границе таяния и замерзания, наиболее чувствительны к изменениям климата. Здесь все пребывает в состоянии неустойчивого равновесия. Небольшое похолодание приводит к увеличению площади снегов и льдов, которые хорошо отражают в космос солнечное излучение, способствуя тем самым дальнейшему понижению температуры. И наоборот, потепление приводит к сокращению снежно-ледового покрова, что приводит к лучшему прогреву воды и почвы, а от них уже и воздуха. Возможно, что именно эта особенность полярного равновесия является одной из причин тех периодических оледенений, которые неоднократно переживала Земля на протяжении последних нескольких миллионов лет. По мнению некоторых климатологов, это равновесие настолько хрупко, что наблюдаемое в XX веке потепление уже стало необратимым и закончится полным таянием льдов, по крайней мере, в Северном полушарии. Однако большинство специалистов не столь радикальны в своих суждениях».

И уж совсем безрадостный прогноз исходит из мониторинга специалистов ООН (интернет-портал «Глобальное потепление – парниковый эффект»:
«Опубликованный в январе отчет ООН – самая детальная и серьезная на сегодняшний день работа, предупреждающая о последствиях глобального потепления. В опубликованном отчете говорится, что признаки этих изменений уже налицо….Ученые предсказывают, что в Азии и Африке уменьшатся урожаи, а Австралия и Новая Зеландия будут испытывать нехватку воды. Повысится риск наводнений в Европе, а восточное побережье Соединенных Штатов подвергнется воздействию все более сильных штормов и эрозии побережья. Средняя температура в этом столетии возрастет от 1,4 до 5,8 градусов Цельсия, говорят ученые. Уровень моря может подняться на несколько десятков сантиметров, угрожая сотням миллионов людей в островных государствах и приморских странах. На планете будет меньше дождей, больше пустынь, больше бурь и наводнений. Уже через несколько лет все мы рискуем оказаться в незнакомом и пугающем мире, в котором над человечеством нависнет угроза губительных эпидемий, вызванных вышедшими из-под контроля инфекциями. По мнению ученых, собравшихся на научной конференции в Вашингтоне, глобальное потепление повлечет за собой новые эпидемии. Теплый и влажный климат, который установится на нашей планете в течение следующих 20 лет, поможет опасным болезням, таким как малярия или лихорадка Денге, уже сейчас представляющим для человечества серьезную угрозу, отвоевать новые рубежи. Больше всего пострадают небольшие островные государства. Развивающимся странам будет особенно нелегко приспосабливаться к меняющимся условиям».

На страницах всемирной сети не редки суждения, делающие глобальное потепление галактическим Апокалипсисом, типа нижеследующего: «В строгом научном смысле Парниковая катастрофа не закончится гибелью человечества и всего живого на нашей планете, что, безусловно, будет финалом ужасной катастрофы в обыденном житейском смысле этого слова (английский термин – disaster). Гибель человечества будет лишь одним из этапов планетарной катастрофы (catastrophe), которая сначала будет развиваться быстро (1000С за 300 лет – очень высокая скорость по геологическим меркам). Рост концентрации СО2 в атмосфере на этом этапе Парниковой катастрофы будет определяться техногенным выбросом и выделением СО2 из океанов (кстати, пока в расчетах учитывается только техногенный СО2). В дальнейшем скорость роста температуры несколько снизится. Это произойдет как по причине логарифмической зависимости среднепланетарной температуры от парциального давления углекислого газа, так и по причине замедления скорости поступления СО2 в атмосферу из-за прекращения техногенного выброса (гибель человечества), испарения океанов и низкой скорости прогрева земной коры (литосферы). Выход на стационарные значения температуры поверхности Земли, действительно, может занять несколько миллионов лет, в течение которых литосфера медленно прогреваясь будет высвобождать значительные количества СО2 в результате процесса разложения карбонатов (известняков, мрамора, доломитов, мела и т.д.). Поскольку общее количество углерода в земной коре примерно соответствует его количеству в атмосфере Венеры, то можно ожидать, что результирующая температура поверхности Земли будет примерно равна температуре поверхности Венеры (порядка 5000С), а давление атмосферы – примерно в 300 раз выше современного уровня на Земле (300 атм.) и примерно в 4 раза выше атмосферного давления на Венере (80 атм. из-за отсутствияН2О)».

Однако при всех способах систематизации и моделирования обширных наблюдений и фактов глобального потепления единодушным остаётся вывод об антропогенной причине глобального потепления как особого типа экологического кризиса. Злосчастный парниковый эффект – дело рук человеческих, а, следовательно, виновником сегодняшних деструктивных изменений климата планеты, столь обременительных, а порой губительных, для человеческих обитания, является сам человек. Таково общее заключение аналитической элиты человечества, для доказательства которого используется множество приёмов, что даёт огромный разброс результатов. Наиболее часто в качестве свидетельства пагубной роли человека в климате планеты фигурируют следующие цифры: при сжигании угля, нефти и газа в атмосферу сегодня выбрасываются около 20 млрд тонн углекислого газа в год, для чего человечество потребляет ежегодно 4.5 млрд тонн угля, 3.3 млрд тонн нефти и нефтепродуктов: кроме того автомобильные выхлопы, заводские трубы и прочие техногенные источники бесполезно производят около 22 млрд тонн парниковых газов в год.

Единственное положительное, что можно извлечь из этой мрачной и зловещей картины, состоит в том, что спонтанно возникает положение, при котором государственная власть каждой отдельной страны вынуждается брать в расчёт вселенские, межгосударственные, а не только свои иждивенческие, потребительские, интересы. В случае глобального потепления этот вселенский интерес разрешился способом, излюбленным в правлении демократии демоса – способом запрета. Появился международный Киотский протокол (1997 год) о сокращении техногенных выбросов парниковых газов в атмосферу, то есть запрет на расширение производственного процесса. В реальных условиях современного мира Киотский запрет означает снижение прибыли – станового хребта производства в странах демократии демоса, а потому сей документ закономерно обратился в памятник чиновничьей ретивости, – даже Тони Блэр, экс-премьер-министр Британии, бывший рьяным сторонником Киотского протокола, стал в настоящем его порицателем. Этот пример служит красноречивой иллюстрацией административного усердия по предотвращению экологического кризиса без знания, что сам кризис есть производное демократии демоса.

Разумеется, что доказательная база глобального потепления, понимаемая в качестве самого губительного компонента экологического кризиса в климатической сфере Земли, взята из познавательного арсенала классического цикла точного знания. В свою очередь, традиционные знания входят в состав традиционной научно-технической революции ХХ века, и методологически осуществляются те же объективно-эмпирические рычаги, принципы и средства познания, среди которых основными являются информационно-статистический мониторинг и традиционное рационалистическое мышление. Стало быть, недочёты, какие выявляются в объёме этого эмпирического стимулятора, являются также дефектами классического наукознания, проявленные в стандартном экологическом понимании всего процесса. Таких изъянов наблюдается великое множество и они сразу же заявляют о себе при конкретном рассмотрении в отдельном измерении. Но для освещения экологической темы в этом аналитически незнаемом ракурсе, в духе отрицания, я могу сослаться только на наиболее крупные, кричащие и свойственные всей системе явлений, контрасты и противоречия, сигнализирующие об общих, но никак не особенных, факторах. Количество таких ссылок, определяющее весомость научной критики, ограничивается исключительно демонстрационной целью, с фиксацией самих актов и констатацией признаков недостаточности классического научного мировоззрения.

В физической теории альбедо (отражательная способность) Земли установлена в 35-37%, а это означает, что 63-65% солнечной энергии, приходящей к Земле из Космоса, поглощается земным веществом, вследствие чего Земля неизбежно разогревается. Однако в геологической теории столь же твёрдо установлено, что за время существования, температура земной коры колебалась в незначительном диапазоне. Куда девается поглощённая энергия? Спонтанно и сама собой явилась идея о наличии канала для оттока энергии обратно в Космос. Здесь-то и явился феномен парниковых газов. Оказалось, что поверхности Земли достигают отнюдь не родоначальные солнечные фотоны, которые в первородном состоянии обладают чудовищной всеиспепеляющей энергией, или так называемое ультрафиолетовое коротковолновое излучение, а нечто преобразованное, вторичное. В верхних слоях атмосферы (в стратосфере) наличествует особый озоновый слой, который очищает солнечный свет от жесткого ультрафиолетового спектра, и переводит высокоэнергоёмкое излучение в малоёмкое длинноволновое образование, которое поглощается парниковыми газами. Если бы этого поглощения не происходило бы, избыточная ультрафиолетовая радиация уничтожила бы на поверхности Земли все формы живой жизни. В результате поглощения формируется органическое вещество, консервирующее энергию Солнца в химически связанном виде – прародитель почвы, её плодородия и осадочного слоя Земли. Следовательно, в обязанность парниковых газов входит функция удержания на Земле отражённых солнечных лучей, и они признаны воспрепятствовать тепловому излучению Земли. Существуют расчёты, показывающие, что Земля теряет излучением около трети того количества, которое она теряла бы при отсутствии защитного действия парниковых газов. В соответствии этот узел неразрешимых в классическом познании проблем можно назвать тайной озонового слоя.

Тепловой баланс Земли, или баланс энергии тепловых и радиационных процессов в атмосфере и на поверхности, состоит из двух частей: внешней, космической теплоты солнечной энергии, и внутренней энергии, выделяемой земными недрами. Тайна озонового слоя охватывает внешнюю часть теплового баланса Земли, но и внутренняя часть не менее загадочна. Физическая теория теплофизики Земли утверждает: «Измерения показали, что средний тепловой поток на континентах и в океанах одинаков. Этот результат объясняется тем, что в океанах большая часть тепла (до 90%) поступает из мантии, где интенсивнее происходит процесс переноса вещества движущимися потоками – конвенцией… Итак, изучение теплового потока Земли свидетельствует о конвективном перемещении вещества, связанном с тепловым потоком Земли, и о наличии ядра, мантии и коры, т.е. свидетельствует о её слоистом строении» (Я.Г.Кац, В.В.Козлов, Н.В.Макарова, Е.Д.Сулиди-Кондратьев «Геологи изучают планеты», 1984).

Под конвекцией в теплофизике понимается процесс, при котором разогретая жидкость расширяется, становясь легче, и поднимается, а более холодные слои опускаются. Именно такому виду движения противоречит максима, принятая в геологии, о твёрдом состоянии земных недр на глубину, по крайней мере, до ядра Земли (гипотетичная астеносфера в расчёт не принимается). Практические наблюдения свидетельствуют о прогрессирующем возрастании плотности земного вещества от 2.7 на поверхности до 10-11 в ядре, и при таком мощном гравитационном прессе, однонаправленном к центру Земли, какие-либо конвективные течения, согласно той же физической теории, невозможны в ином векторном направлении. Геотермическая ступень, которой определяется размер теплового потока Земли, ориентирована к центру Земли и увеличивается с глубиной на 15 градусов на 1 км. Тогда как мы воочию наблюдаем тепловую энергию недр Земли в лице вулканических извержений, направленную от центра Земли, и вектор движения при энергетических выбросах земного вещества не просто противостоит вектору гравитационной тяжести, определяемому по законам физики, но полностью его уничтожает. Совокупность проблем, неподвластных классическому миропредставлению, здесь можно объединить в потрясающую тайну энергии Земли.

Но едва ли не основное противоречие в классической физической теории, которой охватывается вся эпопея глобального потепления в качестве деструктивного монстра, выявляется при рассмотрении поведения парниковых газов в естественно-природной сфере, или, по Вернадскому, в биогеохимических условиях. Оказывается, что техногенный прирост парниковых газов не приводит к соответствующему усилению совокупной массы зелёных растений, питающихся углекислым газом. Также часто наблюдается, что повышение содержания парниковых газов в атмосфере, не предшествовало, как следует из физической теории, а следовало за потеплением, то есть увеличение содержания газов являлось не причиной, а следствием потепления, – и при наличии этого потепления увеличивается интенсивность выхода углекислого газа, растворённого в водах гидросферы. Итак, следующей неразрешимой проблемой становится биогеохимическая тайна парниковыз газов.

Уже только постановка вопроса в таком аспекте непроизвольно вызывает еретическую мысль о том, что глобальное потепление в своём вселенском облике суть химера, ибо таковой не существует в биогеохимической реальности природы земного шара. А не существует потому, что величина «среднепланетарной температуры Земли», являющаяся доминантой во всех выведениях глобального потепления, в частности, радиационно-адиабатической модели А.В.Карнаухова, есть фигура мнимая и надуманная, и её эффект – это эффект средней температуры больницы.

И, наконец, наиболее значительная тайна для умопостижения классического познания содержится в факте количественного наличия азота в атмосфере: 75,6 % по массе и 78,09 % по объёму. В академической теории атмосферную оболочку Земли принято рассматривать как нечто переходное и связующее между материальным веществом планеты Земли и газовым составом Космосом, и здесь живое вещество даже не упоминается. В её строении принимает участие, как внешние астрономические силы, так и земные детерминаторы (к примеру, гипотеза дегазации мантии), при полном превосходстве первых, ибо их вклад в тепловой баланс Земли в 4 тыс. раз больше вторых. Стало быть, азот в атмосферу может быть принесен либо из Космоса, либо из недр Земли. Однако в обоих случаях содержание азота крайне ничтожно по сравнению с массой атмосферы (тропосферы): в земной коре азота содержится 0.001%, а на Солнце и метеоритах и того меньше (в единицах, которые являются логарифмом числа атомов азота на 10 млн атомов магния: на Солнце – 6.7, в метеоритах – 2.54). Итак, происхождение азота в атмосфере, а также происхождение самой атмосферы, наука объяснить не может. А если задаться естественным вопросом, – какова цель наличия этого гигантского резервуара в атмосфере, – то появится ещё одна, неподъёмная для традиционного мышления, тайна – тайна плодородия почвы.

Таким образом, глобальное потепление, взятое в качестве образца антропогенного деструктивизма в природе и источника катаклизмов современного земного климата, в итоге принесло только колоду тайн и пакет неразрешимых проблем. Последние в основном касается познавательного потенциала того, что принято называть точным знанием и что служит научным обеспечением технического прогресса современной НТР – главного делопроизводителя экологической катастрофы. В этом состоит отличие глобального потепления от другой разновидности техногенной экологической деятельности человека, – так называемого «космического мусора». По информационному шуму феномен «космического мусора» уравнивается с глобальным потеплением, но сообщения о нём состоят исключительно из наглядных наблюдений и зримых измерений, лишённых научных расчётов, прогнозных предположений и рационалистических выведений. Видимо, по этой причине «космический мусор» и глобальное потепление никогда не рассматриваются совместно, нигде не пересекаются, и состоят в обособленных членах общего экологического бедствия человечества.

Википедия – свободная и непредвзятая энциклопедия излагает расширенное представление явления: «Под космическим мусором подразумеваются все искусственные объекты и их фрагменты в космосе, которые уже неисправны, не функционируют и никогда более не смогут служить никаким полезным целям, но являющиеся опасным фактором воздействия на функционирующие космические аппараты, особенно пилотируемые. В некоторых случаях, крупные или содержащие на борту опасные (ядерные, токсичные и т. п.) материалы объекты космического мусора могут представлять прямую опасность и для Земли – при их неконтролируемом сходе с орбиты, неполном сгорании при прохождении плотных слоев атмосферы Земли и выпадении обломков на населенные пункты, промышленные объекты, транспортные коммуникации и т. п. В настоящее время по разным оценкам в районе низких околоземных орбит (НОО) вплоть до высот около 2000 км находится до 5000 тонн техногенных объектов. На основе статистических оценок делаются выводы, что общее число объектов подобного рода (поперечником более 1 см) достаточно неопределенно и может достигать 60 000 − 100 000. Из них только порядка 10 % (около 8600 объектов) обнаруживаются, отслеживаются и каталогизируются наземными радиолокационными и оптическими средствами и только около 6 % отслеживаемых объектов – действующие. Около 22 % объектов прекратили функционирование, 17 % представляют собой отработанные верхние ступени и разгонные блоки ракет-носителей, и около 55 % – отходы, технологические элементы, сопутствующие запускам, и обломки взрывов и фрагментации. Большинство этих объектов находится на орбитах с высоким наклонением, плоскости которых пересекаются, поэтому средняя относительная скорость их взаимного пролета составляет около 10 км/с. Вследствие огромного запаса кинетической энергии столкновение любого из этих объектов с действующим космическим летательным аппаратом может повредить его или даже вывести из строя. Эффективных мер защиты от объектов космического мусора размером более 1 см в поперечнике практически нет. Наиболее засорены те области орбит вокруг Земли, которые чаще всего используются для работы космических аппаратов. Это НОО, геостационарная орбита (ГСО) и солнечно-синхронные орбиты (ССО) Вклад в создание космического мусора по странам: Китай – 40 %; США – 27,5 %; Россия – 25,5 %; остальные страны – 7 %.....Эффективных практических мер по уничтожению космического мусора на орбитах более 600 км (где не сказывается очищающий эффект от торможения об атмосферу) на настоящем уровне технического развития человечества не существует. Хотя в ряду других рассматривался, например, проект спутника, который будет искать обломки, и испарять их мощным лазерным лучом. Вместе с тем актуальность задачи обеспечения безопасности космических полетов в условиях техногенного загрязнения околоземного космического пространства (ОКП) и снижения опасности для объектов на Земле при неконтролируемом вхождении космических объектов в плотные слои атмосферы и их падении на Землю стремительно растет».

По данным, опубликованным Управлением ООН по вопросам космического пространства в 2009 году сказано, что «Мусор на орбите по-прежнему серьёзно угрожает устойчивому использованию космического пространства. Вокруг Земли вращается около 3000 тысяч обломков мусора, которые серьёзно угрожают космическим аппаратам, в том числе 1000 спутников, обеспечивающих нас информацией о погоде, помогающих с развитием картографии и других основных услуг для населения».

Вот как рассматривают сложившуюся ситуацию советские специалисты, представители страны, значащейся в числе главных производителей космического мусора. Старший научный сотрудник НИИ астрономии РАН Александр Багров изложил:
«Ситуация складывается парадоксальная. Чем больше мы запускаем аппаратов в космос, тем менее пригодным для использования он становится». И действительно, по оценкам российских специалистов, в настоящее время в космосе находится более 10 тысяч летательных аппаратов и спутников Земли, при этом функционируют из них только 6%. Космические аппараты выходят из строя с завидной регулярностью, а в результате плотность космического мусора на орбите ежегодно увеличивается на 4%. В настоящее время вокруг нашей планеты вращается около 70–150 тысяч объектов размером от 1 до 10 см, частиц же менее 1 см в диаметре – миллионы. И если на низких орбитах, примерно до 400 км, мусор притормаживает о верхние слои атмосферы и со временем падает на Землю, то на геостационарных орбитах он может вращаться бесконечно долго….Предотвращением дальнейшего загрязнения космического пространства занимаются несколько международных комиссий, в том числе под эгидой ООН, – рассказывает ученый секретарь Совета по космосу РАН Александр Алферов. – Правда, они сталкиваются с неповоротливостью ряда агентств, предпочитающих все очень тщательно взвесить, прежде чем идти на сотрудничество. Дело в том, что многие спутники принадлежат военным ведомствам и полную информацию о них получить весьма сложно. Нельзя сбрасывать со счетов и коммерческую сторону вопроса». Впрочем, приватизация космоса играет на руку тем, кто ратует за его чистоту. Космос постепенно превращается в зону вложения капитала, а коммерсантов всегда интересовали вопросы страхования рисков и возмещения потерь в результате тех или иных форс-мажорных обстоятельств. Без выработки единых правовых норм достичь этого не удастся. К примеру, кто должен отвечать, если старый безжизненный спутник или разгонный блок ракеты, запущенной одним государством, протаранит автоматическую станцию, принадлежащую другой стране? Пока на этот вопрос ответа нет, хотя подобные прецеденты уже имели место. И хотя частные космические компании делают только первые шаги, сам факт их появления на свет подтолкнул к выработке единых международных правил».

Заключительный итог или общий знаменатель возможно подвести словами Игоря Бондаренко: «Картина вырисовывается мрачная. Если число объектов на околоземной орбите продолжит расти в тех же пропорциях, что и прежде, это может привести к трагической «цепной реакции». После взрывов отработанных ракетных ступеней и спутников количество обломков стремительно растёт. Соответственно будет расти и вероятность их столкновений с крупными объектами, и значит, всё больше будет космического мусора. Число соударений начнёт увеличиваться по экспоненте. Град этой космической «шрапнели» изрешетит любой космический аппарат, превратит его в гору мусора. Если засорение останется на прежнем уровне, существует большая вероятности, что через несколько десятилетий выход в космос станет опасным, т.к. вероятность столкновений с мусором увеличится многократно. Чтобы этого не случилось, нужно освободить всё околоземное пространство от мусора. И главное, на что следует обратить внимание, это геостационарная орбита, на которой расположены различные спутники, обеспечивающее мобильное вещание и телевещание».

На базе натурально-эмпирической наглядности, как совокупности непосредственных определителей онтологического бытия экологического процесса, прямо выводятся в качестве законов эмпирического наблюдения два вывода. Первый гласит: глобальное потепление, экстремальные вспышки которого стали «демоном биосферы» и единодушно смотрятся причиной климатических аномалий и прочих катаклизмов планетарной природы, – суть экологическая фикция. Теплота не является причиной энергетических явлений на Земле, – она сама суть их следствие, и потому не может быть виновником климатических деформаций. Глобальное потепление планеты есть не более, чем привидение исследователей, пришедших в отчаяние от обилия тайн.

Второй вывод заключает в себе печальную истину действительности: освоение Космоса окончательно трансформировалось в захламление Космоса. Околоземное космическое пространство имеет себя, по своей житейской сути, как громадный приусадебный участок одной усадьбы (дома) – планеты Земля, и принадлежать должен хозяину этого дома, действующего от лица и во имя интересов всего люда на Земле. Причина захламления Космоса есть появление на приусадебном участке множества хозяйчиков, если угодно, дачников, одержимых собственными эгоистическими запросами, и особенно страшно, когда эти захваты преследуют военные цели. Хозяин Космоса – вот альтернатива захламления Космоса.

Однако же самая большая важность и ценность натурально-эмпирической наглядности не только в демонстрации фактов губительной экологической катастрофы, но и в том умозаключении, какое неизбежно должно последовать как обобщённая совокупность двух этих выводов: человек представляет собой существо деструктивной природы. «Человек», как таковой, представляет собой основной объект познания в экологии, и опосредование его деструктивной стороны ставит первоочередную задачу в экологии, если она претендует на статус самостоятельной отрасли естествознания. Набор сугубо негативных показателей в натурально-эмпирической наглядности влечёт за собой вывод о соответствующем качестве природы человека. Именно в таком качестве выставляет человека в своём впечатляюще эрудированном сочинении И.В.Лысак «Человек – разрушитель: деструктивная деятельность человека как социокультурный феномен». Свою рефлексию Лысак начинает с утверждения: «Глубокие социальные изменения, происходящие в мире на рубеже ХХ-ХХ1 веков, заставляют по-новому взглянуть на ряд феноменов, исследованию которых ранее уделялось недостаточно внимания. Один из них – деструктивная деятельность человека. Разрушительная сторона человеческой природы особенно ярко проявилась в ХХ веке: массовые убийства, революции, войны, многочисленные террористические акты. Из средств массовой информации мы ежедневно узнаем о совершающихся даже в самых благополучных странах насильственных преступлениях. Никакие моральные, религиозные, правовые нормы не в состоянии предотвратить деструкцию. Даже самые комфортные условия существования не приводят к снижению деструктивности, причем она проявляется не только в отношении людей друг к другу – и природная среда, и памятники культуры, и простейшие предметы подвергаются бессмысленному разрушению. Учитывая современный уровень развития техники и технологии, деструктивная деятельность в настоящее время представляет реальную угрозу не только для отдельных социальных групп, но и для всего человечества».

Согласно древней антропологической аксиоме человеческое существование предстаёт в двух видах: созидательном и разрушительном (дезадаптивном, креативном). В концепции «человек – разрушитель», которую проповедует Лысак, именно эта аксиома взята как натурально-эмпирическая наглядность, и он излагает: «Таким образом, ведущими мотивами, побуждающим человека к деятельности (как к конструктивной, так и к деструктивной) являются его фундаментальные потребности в безопасности, уважении, признании и, наконец, в самоутверждении, самореализации, раскрытии своего творческого потенциала. Как указывают Е.П. Никитин и Н.Е. Харламенкова, самоутверждение, самореализация пронизывают всю нашу жизнь. Это очень мощная сила, которая может действовать по-разному. «Она может творить, создавать человека, вознося его чуть ли не до божественных высот, а может и разрушать его, полностью лишать человеческого облика, низвергать в бездны звериного».

Не задумываясь о причинах данной двойственности человеческой деятельности, Лысак направляет аналитические усилия всецело на разрушительную опцию человека, давая тем понять, что именно деструктивная тенденция в наибольшем виде выражает имманентную сущность человеческого существования. Созидательное творчество играет в жизни человека при таком подходе чрезвычайно важную, но всё же коннотационную (дополнительную) роль, и потому те формы, что человек производит в созидательном режиме – культура, цивилизация, искусство – всегда чреваты и порождают разрушительную стихию в обществе. Ю.М.Антонян указывает, что именно культура «…постоянно поддерживает высокий уровень губительной разрушительности. Поэтому есть все основания думать, что существованием деструктивных порывов мы не в меньшей степени, а, возможно, и в большей, обязаны цивилизации» (Ю.М.Антонян «Психология убийства», 1997). Деструктивную деятельность человека, которую Эрик Фромм образно назвал «бегством от свободы», И.В.Лысак почитает как «социокультурный феномен».

Итак, «человек – разрушитель» как концептуальный образ есть, прежде всего, законодатель войн, а в онтологическом плане – модернизированный фаустовский человек, что решительно противостоит не только идеологическим основам, но и по всему периметру архитектурной конструкции ноосферы Вернадского. Это понятие человека ноосфера Вернадского не приемлет ни с какой стороны, – ни как перспективы человечества в будущем, ни как феномен культурного творчества человека, ни как конспекта антикризисного декрета. Потому исключительно важно знать, что философски скрывается за концепцией «человек-разрушитель», и какая ведущая философская установка обосновывает противостояние с авторской идеологией ноосферы.

В суждениях И.В.Лысака данное обстоятельство выгодно отличается ясностью своих основ от аналогичных словопрений других почитателей данного воззрения, – и это есть коллективистский фактор социальной природы. Лысак повествует: «Именно в социуме человек становится личностью, в социуме трансформируются потребности человека и формируются такие специфические потребности, как потребность в самореализации, стремлении к превосходству, к расширению собственной власти, а также потребности в принадлежности, идеалах, ценностях, в объектах поклонения. Кроме того, потребности и удовлетворяются лишь в обществе и посредством общества в социально определенных формах, потому невозможно выяснить основания деструктивной деятельности без рассмотрения социальных потребностей индивида, а также без анализа отношений, складывающихся в обществе…Итак, человеку, как общественному существу, важно ощущать принадлежность к определенной группе, чувствовать себя частью целого, ему необходимы четкие ценностно-нормативные ориентиры. Если общество не может дать индивиду регулирующих норм, или наоборот, система норм является слишком жесткой и ограничивает свободу индивида, то у человека усиливаются деструктивные устремления».

В философском отношении (русского ранга) данное умозаключение кардинально противоречит максиме В.С.Соловьёва: «…общество есть дополненная или расширенная личность, а личность – сжатое, или сосредоточенная общество» (В.С.Соловьёв «Оправдание добра», 1996, с.204; выделено автором), а в научном плане отрицает положение, впитанного Вернадским, что культура суть воплощение культа личности. Никакая деструкция не может сочетаться с культурой, а соотносится только с бескультурьем, а в ноосферу имеет пропуск исключительно Homo sapiens faber (человек мыслящий созидающий) по В.И.Вернадскому. Таким образом, целевая установка концепции «человек-разрушитель» есть та же расхожая стратегия порабощения природы.

(Продолжение следует)

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я