сегодня: 10/12/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 28/06/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Безопасность должна стать стилем жизни

Ирина Богданова (28/06/10)

/ А.Е.Беззубцев-Кондаков. Почему это случилось? Техногенные катастрофы в России. СПб, Питер, 2010, 288с. /

Читать эту книгу тяжело. На каждой странице – боль, страдания, смерть. Зачастую – очень большого числа людей. И мука от сознания того, что многие из описываемых ужасов можно было бы избежать. Если бы не повсеместное наличие фатального фактора у лиц, причастных к трагедиям, который на научном языке называется деаксия (т.е. – утрата восприятия очевидности), а в просторечии – знаменитым русским «авось». Вот что о специфически российской деаксии пишет автор: «Очень часто именно она ведет к трагедии. Там, где можно предусмотреть возникновение проблемы, люди порой ее не видят – по легкомыслию или из боязни столкнуться с проблемой. Персонал Чернобыльской атомной станции, решаясь на рискованный эксперимент с реактором, даже не предпринял дополнительных мер безопасности. Неисправным отправлялся в свой последний рейс затонувший в Балтийском море пассажирский паром «Эстония». И подводная лодка «Курск» выходила в свое последнее плавание с неработающим аварийным буем… Очевидно, что и трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС можно было спрогнозировать исходя из катастрофической изношенности ее оборудования.»

Здесь, увы, одной деаксией в диагнозе не обойдешься. Здесь еще и варварское желание новых капиталистов выжать прибыль по максимуму, не вкладываясь ни копейкой, нещадно эксплуатируя и людские ресурсы, и созданное в советские времена и при этом назначая фантастические бонусы своим «эффективным менеджерам». И практически санкционированная властью безнаказанность. И как бы отсутствие виноватых, даже когда они названы. Кто понес наказание после Саяно-Шушенского ужаса? Публично признавший свою вину образцовый менеджер Анатолий Чубайс преспокойно возглавил очередную передовую отрасль без каких-либо последствий для себя и своей блистательной карьеры. Возможно ли такое в любой цивилизованной стране? Вопрос риторический. Такое возможно только в России, старательно прикидывающейся цивилизованным демократическим государством, но, по сути, так и оставшейся боярско-холопским образованием в традициях худшего византизма.

Кстати, книга выстроена хронологически, и трагический мартиролог начинает уплотняться на глазах со второй половины 1950-х. Любопытное совпадение, не правда ли, с концом тиранического режима. Не хочется об этом говорить, но в тот нелегкий для всех период любые сбои в работе промышленности и транспорта назывались фатальным для руководителей словом «вредительство» и нещадно карались. А вот в послесталинские времена нашли мягкий выход из щекотливых положений, применяя эффективнейшую тактику замалчивания. Ведь события, если о нем не говорят, как бы и не существует. И все, мол, у нас в СССР лучше некуда, и ничего страшного не случается. Это сейчас любой выпуск новостей стандартно начинается с перечисления всех российских и мировых массовых бед. Тогда все было не так. О многом мы не знаем до сих пор, но – можем узнать из книги Беззубцева-Кондакова. Например, о первой серьезной атомной катастрофе, происшедшей вовсе не в Чернобыле, а в сентябре 1957 года на комбинате «Маяк» под Челябинском, по масштабам бедствия сопоставимой с трагедией Хиросимы и Нагасаки. Ведь тогда большие дозы облучения получили не менее 120 000 человек! Детально автор исследует аварии на наших атомных подводных лодках и надводных кораблях. С особым чувством – сам имел отношение к этой отрасли и знает ее досконально – самолетные катастрофы. Это и Скниловская трагедия, когда на украинском авиапразднике самолет упал прямо в толпу зрителей, и гибель легендарного «русского витязя» Игоря Ткаченко, и классический плоский штопор, случившийся с ТУ-154 под Донецком. Глава «Поезда в огне» заставляет усомниться в привычном восприятии железнодорожного транспорта как самого безопасного. Страшнейшая катастрофа у Змеиной горки Транссибирской магистрали в июне 1989 года, когда взорвались два встречных поезда из-за утечки газа из поврежденного газопровода – одни из самых невыносимых для читателя страниц книги. А что уже два раза случалось с «Невским экспрессом»? Подрыв или дефект пути?

Беззубцев-Кондаков переходит от одной трагедии к другой, стараясь максимально ввести читателя в курс дела, шаг за шагом разворачивая происшествие в пространстве и во времени. И при этом дать не только все обстоятельства случившегося, но и все версии, вплоть до самых экзотических, включая вмешательство инопланетян и прочие нестандартные причины и влияния. Вроде бы порой забавно, но иногда весьма похоже на правду. Ведь многие выжившие в катастрофах летчики и моряки рассказывают о совершенно одинаковых симптомах, когда их воля внезапно атрофируется, а организм практически парализуется, не позволяя активно влиять на происходящее и превращая человека лишь в онемевшего наблюдателя. Чем, помимо вмешательства внешних и пока неописанных наукой сил можно объяснить эти явления?

И все же самым главным в трагедиях остается пресловутый человеческий фактор. Тот самый «человеческий фактор», который. по мнению американского исследователя Ли Дэвиса, предполагает три составляющих: глупость небрежность и корысть. И срабатывают они в любых сочетаниях и на любых уровнях. Начиная от заказчиков и проектировщиков и до эксплуатационников и непосредственных участников трагедий. Все они основные игроки в зоне ответственности. Не говоря об ответственности руководителей любого ранга, вплоть до руководителей отраслей, призванных обеспечивать безопасность по закону.

Разумеется, техногенный девятый вал с развитием прогресса, набирая мощь и высоту, становится все менее и менее управляемым. Плотность техногенных катастроф неуклонно растет. Едва рецензент получила эту книгу, как тут же нефтяное пятно, ежедневно увеличиваясь, поплыло к побережью США, и случилась трагедия на шахте Распадская. Но автор книги делает парадоксальный вывод: «Возможно, именно катастрофы являются главным двигателем человеческой эволюции?.. Ведь дело в том, что если бы не было катастроф (природных и техногенных), то человечество, возможно, давно остановилось бы в своем развитии, не чувствуя необходимости совершенствоваться? А в этом случае оно вымерло бы, как мамонты, не выдержавшие эволюционного марафона. /…/ Сколь бы странным это ни казалось, катастрофы помогают человечеству выжить на планете. Жестокая истина: люди гибнут, а выжившие становятся сильней. /…/ Выжившие будут сильными. Но будут ли они при этом настолько разумными, чтобы сохранить свою жизнь и не уничтожить самих себя в гонке за миражом прогресса?...» И заключает: «Сегодня в России люди уже не стесняются выходить на улицы в ватно-марлевой повязке, когда начинается эпидемия гриппа. Это значит, мы готовы изменить наше отношение к мерам собственной безопасности. Безопасность должна стать стилем жизни, модой завтрашнего дня. /…/ «Престижным» в современном мире должен стать только тот бренд, который может считаться по-настоящему безопасным. Это – один из главных уроков пережитых техногенных катастроф.» И добавить к этому нечего.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.