сегодня: 24/01/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 22/06/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Искусство

Запертая дверь

Пьеса

Павел Пряжко (22/06/10)

В центре.

Дом инвалидов. Вечер. В комнате для игр и общения сидит старик и поёт народную песню. В комнате кроме него никого больше нет. Наверное, у него уже начался маразм.

Торговый центр. Наташа, человек евразийского типа, работает в торговом центре. В стеклянной небольшой будке Наташа продаёт кофе в зёрнах, который тут же по желанию может смолоть, и разные сорта нефасованного чая. В данный момент возле киоска нет покупателей. Наташа стоит возле кассового аппарата, она ни о чём не думает. Наташа смотрит на часы, пришло время перерыва. Наташа выставляет табличку с надписью «перерыв» и исчезает в глубинах будки.

Стоя в коридоре служебной части торгового центра, Наташа закуривает. Наташа курит. Покурив, Наташа выбрасывает окурок в урну и уходит на своё рабочее место.

Наташа появляется с другой стороны киоска, словно с обратной, затемнённой стороны луны, останавливается возле кассового аппарата и стоит, ни о чём не думая. Покупателей возле киоска нет.

К будке идёт знакомая Наташи из магазина, торгующего косметикой, расположенного в этом же торговом центре. Они уже виделись сегодня. Знакомая не вызывает особого интереса у Наташи.

Знакомая. Пойдём покурим.

Наташа. Я не пойду сейчас, я буду работать.

Знакомая. Как хочешь.

Знакомая уходит. Тут же к будке подходит покупатель. Не слышно, что он просит. Наташа берёт пакет, насыпает в него зёрна кофе, взвешивает, затем засыпает зёрна в кофемолку, перемалывает их, высыпает зёрна обратно в пакет, протягивает пакет покупателю. Покупатель рассчитывается с Наташей.

Квартира. Валера сидит в гостях у своего знакомого. Валера сидит, ни о чём не думая, ждёт, когда знакомый приготовит кофе. Входит знакомый Валеры с двумя чашками кофе на подносе, ставит поднос, протягивает чашку Валере. Валера берёт чашку, пьёт. Знакомый с чашкой в руке садится на диван и тоже пьёт. Никакого напряжения не возникает. Каждый из них занят кофе и ни о чём не думает. Срабатывает сотовый, знакомый Валеры встаёт с дивана, проходит к телефону, читает полученное сообщение. Валера допивает кофе, встаёт с дивана.

Знакомый. (не отрываясь от телефона) Пойдёшь?

Валера не отвечает, ждёт, когда знакомый провёдет его. Не отрываясь от телефона, знакомый первым идёт к выходу из комнаты, собираясь провести Валеру. Валера идёт следом.

Квартира. Валера у себя дома, включает телевизор, ложится на диван и переключает каналы. Выбрав что-то неопределённое наподобие «Евроновостей» или канала, посвящённого животным, или канала, посвящённого юмору, да, скорее всего юмору, Валера некоторое время смотрит телевизор. Валера не смеётся. Это не значит, что передача не смешная, Валера видит и понимает, что она смешная, но лицо его при этом ничего не выражает. Эта передача не заставляет, она не вынуждает Валеру смеяться. Валера смотрит смешную передачу, затем встаёт, выключает телевизор, выключает в комнате свет. Завтра на работу.

Квартира. Валера собирается на работу. Ни радио, ни компьютер, ни телевизор не работают. Валера садится на диван, завязывает шнурки. Одет Валера хорошо, он следит за модой. Завязав шнурки, Валера выходит.

Торговый центр. Валера смотрит на часы, он ожидает своего знакомого. Вот знакомый подходит к Валере. В руке знакомого папка. Они уже виделись сегодня.

Знакомый. Колено болит.

Валеру не интересует колено знакомого.

Валера и знакомый садятся за свободный стол, возле кафе. Свободных столов очень много, вернее все – ещё не время обеда.

Наташа стоит на своём рабочем месте в будке, возле кассового аппарата. Наташа смотрит на часы, пришло время перерыва. Наташа выставляет табличку с надписью «перерыв» и уходит.

Сидя за столом, Валера пьёт кофе и внимательно разглядывает бумаги. Знакомый сидит за этим же столом, тоже пьёт кофе. Он ничем сейчас не заинтересован, без особого интереса поглядывает по сторонам.

Наташа и знакомая из магазина косметики подходят к будке. Наташа спешит зайти в будку.

Наташа. Смолоть?

Знакомая. В пакетик! (поняла, что Наташа спросила) Не, не надо.

Наташа насыпает зёрна кофе в бумажный пакет, взвешивает, протягивает пакет знакомой.

Знакомая. Ага.

Берёт пакет, уходит. Наташа садится на стул, берёт пилочку и полирует ноготь, вернее дополировывает.

Валера идёт по улице, прижав сотовый к уху, ожидает соединения.

Валера. Наташа, добрый вечер, извините за столь поздний звонок, вы можете говорить?...Нет, к сожалению, я уже ложусь спать. Вы можете ещё раз со мной съездить к моим родителям?

День. Валера и Наташа входят в автобус, садятся на свободные места, садятся рядом, оба вынимают наушники, вставляют их себе в уши. Включают музыку и слушают. Им совершенно не скучно. Им абсолютно не надо производить впечатление друг на друга, они полностью расслаблены. Валера, вспомнив нужную ему вещь, касается локтя Наташи. Наташа реагирует, вынимает один наушник.

Валера. Я полностью переехал к вам. Ближе до работы. Мы планируем сначала завести собаку.

Наташа. Хорошо.

Валера возвращается в исходное положение, Наташа возвращает в ухо наушник. Они едут дальше, ни о чём не думая.

Знакомый Валеры и сам Валера идут между рядами кинотеатра к своим местам.

В кинотеатре гаснет свет, начинается киносеанс.

В кинотеатре идёт комедия. В зале людей немного. Валера и его знакомый смотрят фильм. Они понимают, видят, что смешно, но чувства их не подключены, фильм не вынуждает их смеяться. Шутки типичные, повторены уже миллионы раз в других фильмах. В зале вообще никто не смеётся, только слышен хруст чипсов и шуршание пакетов.

Валера и его знакомый выходят из кинотеатра. Сеанс закончился. Они идут к стоянке. Знакомый на ходу вынимает ключи от автомобиля, снимает автомобиль с сигнализации. Сигнализация пикает, отключаясь.

Кухня в квартире родителей Валеры. Мама Валеры готовит. В кухню заглядывает Валера.

Валера. (не улыбаясь) Сырнички? Я буду сырники.

Валера, сказав это, тут же уходит из кухни.

Мама Валеры, папа Валеры, сам Валера и Наташа сидят за столом, кушают. Никто не разговаривает. Тишина немного напрягает родителей Валеры, вернее она им немного удивительна. Тогда как сам Валера и Наташа чувствуют себя вполне комфортно.

Комната в квартире родителей Валеры. Валера входит, включает телевизор, садится на диван, смотрит. На столе рядом с ним стоит стакан воды, из которого Валера периодически отпивает. На пороге комнаты появляется мама Валеры, некоторое время наблюдает за ним. Она видит, что сын у неё хороший, не пьёт, всегда хорошо одет, но что-то её беспокоит. Валера знает, что мама зашла, но не обращает на неё внимания. За годы вдали от дома Валера привык жить один и не считает нужным говорить что-то в данную минуту. Валера встаёт, выключает телевизор, подходит к маме, целует в щеку.

Валера. Спокойной ночи мам.

Валера выключает свет, ложится на диван.

Дом инвалидов. Вечер. В комнате для игр и общения сидят старики и старухи, поют народную веселую песню. Наверное, у них у всех уже начался маразм.

Квартира родителей Валеры. В комнате сидят родители Валеры и Наташа. Они общаются. Для родителей Валеры что сам Валера, что Наташа – полные инопланетяне. Они видят, что Наташа хорошая девочка, не пьёт, правда курит, но одевается хорошо, опрятная. И всё равно, что-то беспокоит родителей Валеры, особенно маму.

Наташа. Меня интересует всё арабское.

Мама. Вы будете поступать куда-нибудь учиться?

Наташа. Нет. Я нашла себя.

Торговый центр. Наташа проходит к своей будке, заходит в неё, стоит возле кассового аппарата и ни о чём не думает. Ей вполне комфортно и никакие тщеславные мысли её не одолевают. Через некоторое время подходит покупатель; неслышно, что он спрашивает. Наташа открывает банку с чаем, насыпает в пакет, взвешивает, протягивает покупателю. Покупатель расчитывается.

Коридор торгового центра для служебного пользования. Знакомая Наташи курит. Появляется Наташа.

Наташа. Ты уже куришь.

Не нуждаясь в ответе, закуривает. Знакомая и не собиралась отвечать на этот риторический вопрос, делает шаг к урне, тушит окурок.

Наташа. Как тебе тот чай?

Знакомая. Ну…

Кивает головой, типа, мол, и так, и так, неоднозначное в общем отношение у неё к этому чаю. Знакомая собирается подождать Наташу, когда та докурит. Наташа понимает желание знакомой, спешит докурить.

Торговый центр. Валера смотрит на свой сотовый, который держит в руке. К нему спешит Наташа. У Наташи заканчивается перерыв, ей надо сделать всё очень быстро.

Валера. Мы поругались. Вы звоните сказать какой я хороший в принципе человек, если б не ложился так рано спать.

Наташа. Поругались из-за чего?

Валера. …собаку выводить. Поэтому решили отдать. Я ещё боюсь ответственности. (Набирает номер, сбрасывает.) Нет. Скажите, что вы обиделись, что я не провёл вас тогда, но мы уже помирились.

Валера, набрав номер вновь, протягивает сотовый Наташе. Связь есть, Наташа говорит вежливым, приятным голосом, словно разговаривает с будущей свекровью.

Наташа. Елена Егоровна, здравствуйте, это Ангелина беспокоит вас… Что с голосом? Ничего, пустяки. Так. Немножко повздорили.

Валера в банке на своём рабочем месте проводит валютную операцию, обслуживая клиента. Сделав всё необходимое, Валера протягивает клиенту деньги и чек. Клиент уходит. Валера смотрит на часы, пришло время перерыва. Валера выставляет табличку с надписью «перерыв», слегка вытягивается на стуле, немного вертится на нём, затем встаёт и покидает рабочее место.

Торговый центр. Валера и его знакомый разглядывают выставленные на витрине сотовые телефоны, продающиеся в точно такой же будке из стекла, как и та, в которой работает Наташа. Валера склоняется к знакомому, шепчет что-то. Знакомый, не отводя взгляда от витрины, кивает, улыбается. Валера опять возвращается к витрине, к разглядыванию сотовых телефонов. Разглядывая телефоны, знакомый Валеры и сам Валера начинают движение вдоль киоска.

Валера в обувном магазине того же торгового центра, меряет обувь. Знакомый стоит рядом, оценивает, как обувь сидит. Валера заинтересован в этой паре обуви, но что-то его смущает, ему надо подтверждение со стороны. Валера переводит взгляд на знакомого. Знакомый вертит кистью руки, морщится, мол, и так, и так, не шедевр. конечно. Валера опять смотрит на отражение в зеркале. Так и не убедившись в качестве этой пары, Валера приседает, снимает обувь. Знакомый окидывает взглядом магазин. В этот момент он ни о чём не думает.

Квартира. Валера только что зашёл в квартиру. Проходит, садится на диван. Обувь из магазина не выходит у него из головы. Валера встаёт с дивана и решительно выходит, покидая квартиру.

Торговый центр. Магазин обуви. Валера с коробкой той же самой пары обуви идёт к свободному месту для примерки. Валера меряет обувь, смотрит на отражение в зеркале, как обувь сидит на ноге. Он так и не приходит к какому-то определённому решению.

Квартира. Валера проходит в комнату, включает телевизор, садится на диван, смотрит телевизор, но думает об этой паре обуви, которую всё-таки не купил. Это угнетает Валеру, эта неопределённость мешает ему. Думая о ботинках, Валера встаёт, выключает телевизор, выключает свет, ложится на диван.

Торговый центр. Магазин обуви. Наташа с кошельком и сотовым в руке разглядывает обувь. У неё перерыв. Её заинтересовала пара туфель. Наташа берёт эту пару в руки, разглядывает, решает померить, идёт к месту для примерки, меряет туфли. Меряет просто так, она не собирается их покупать, смотрит на отражение в зеркале. Затем снимает обувь, ставит на место, и выходит из магазина.

В холле торгового центра Наташа ожидает Валеру. Они договорились о встрече. Наташа пришла сюда из магазина обуви. В руках у неё кошелёк и сотовый телефон. Подходит Валера, протягивает бумажный пакетик с кофе.

Валера. Спасибо Наташа.

Наташа. (улыбается, берёт пакетик) Пожалуйста.

Валера. Я надеюсь и дальше пользоваться вашими услугами, а вы где-то здесь работаете?

Наташа. Да. Кофе продаю.

Валера, закатывает глаза, хлопает себя ладонью по лбу. Он понимает, какой неуместный сделал подарок.

Квартира Наташи. В комнате работает телевизор. Входит Наташа, она только что приняла душ. В халате, волосы закручены в полотенце. Наташа берёт пульт, переключает каналы, ищёт, чтобы играла арабская музыка, находит на одном из музыкальных каналов клип арабского исполнителя, откладывает пульт, созерцая клип, намазывает щеки, лоб, шею кремом. Лицо её ничего не выражает, непонятна её реакция на звучащую музыку, кажется, она просто смотрит, пока накладывает на лицо крем. Наташа справилась с маской, встаёт и начинает танцевать танец живота. В этот раз лицо её что-то выражает. Становится понятно, что музыка эта ей всё-таки для чего-то была нужна. Становится понятно, что танцуя, Наташа представляет себя арабской женщиной.

На окраине.

Совсем небольшой офис фирмы, торгующей стройматериалами. Оля сидит за рабочим столом, перебирает накладные, другие бумаги. Перед ней покупатель.

Оля. Что у вас, господи, штапик. Забыла.

Покупатель. Пять километров штапика.

Оля слегка уже подустала к середине рабочего дня. Входит Дима, ещё один сотрудник офиса. Покупатель, обернувшись, чтобы посмотреть, кто зашёл, тут же опять поворачивается к Оле. На Диме свитер и джинсы, Дима ходил в туалет мыть кружку, ставит кружку в нужном месте на своём рабочем столе, садится за стол. Оля заканчивает оформлять накладные. В офисе есть ещё один сотрудник – Слава, вечно уставший, долговязый парень. Славе не нравится работа в офисе вообще, он считает себя не на своём месте. Но есть большой плюс: интернет. Можно вести дневник и качать музыку. Сейчас Слава занят компьютером, как и Дима. Только Дима получает явное удовольствие, он смотрит что-то интересное, а Слава напрягается, вытянув шею, лицо его очень близко к монитору, Слава качает музыку. Оля, закончив оформление бумаг, протягивает их покупателю.

Оля. Это накладная.

Покупатель. Угу.

Оля. Это на склад.

Покупатель берёт следующую бумагу.

Оля. Это на выходе вахтёру или, господи, как он там правильно у нас называется.

Покупатель. Я понял. Сторож.

Оля держит бумагу, не отдает покупателю.

Оля. Нет. Он у нас не сторож. Он у нас как-то хитро называется. В общем, тому мужику в будке.

Теперь уже Оля отпускает бумагу, покупатель усмехается, берёт бумагу.

Оля. Где они берут таких кадров.

Ни Слава, ни Дима не реагируют на высказывание Оли, занятые собственными делами. Дима смотрит что-то забавное, улыбается. Покупатель складывает бумаги. Оля берёт ручку, вертит её, ждёт, когда выйдёт покупатель, её работа выполнена.

Покупатель. Это на склад.

Утрируя специально, чтобы получился комический эффект (таков уж характер этой девушки), Оля слушает покупателя. Покупатель на подобное поведение должен реагировать улыбкой.

Покупатель. (улыбаясь) Эту оставляю себе, это тому кадру на выходе.

Оля. Ну, вот как-то так, да.

Оля, моргнув, опускает голову в знак согласия.

Покупатель. Я ещё за краской буду сегодня.

Оля. Только, пожалуйста!

Покупатель. Да, я знаю, вы до пяти.

Оля. Потому что приезжали от вас!

Покупатель. Я всегда приезжаю…

Оля. Вы нет. Я про вас ничего не говорю!

Покупатель. А кто это?

Оля. Такой он…

Покупатель. Белые кроссовки?

Оля. Божечки, только мне на его кроссовки смотреть.

Покупатель. Виталик, нет?

Оля. Не знаю. Я не спрашивала, как его зовут.

Покупатель. Вместо меня может только Виталик приехать.

Оля. Значит, Виталик.

Покупатель. Синяя куртка?

Оля. Я не помню. Не смотрела я на его куртку! Я не поднимала головы от до половины седьмого!

Дима. Это когда?

Оля. В пятницу. Приехали от ЗАО «Калийда» в без десяти пять, представляешь? Выписывай им товар!

Дима. Так надо было сказать.

Покупатель. Я ему скажу.

Оля. Да! Передайте, пожалуйста, вашему Виталику, что я из-за него к подруге на день рождения опоздала.

Покупатель. Хорошо. Я ему скажу.

Оля. Что я вообще его проклинаю, скажите.

Покупатель. Спасибо.

Оля. Запомнили что куда? Господи, вы ж уже не первый совсем сегодня!

Покупатель. (улыбаясь) До свидания.

Оля. Надеюсь.

Покупатель. Полотенце повесили?

Оля. После того, как кто-то его из вас в унитаз спустил?

Покупатель знает эту историю, улыбается. Слава, оторвавшись от компьютера, интересуется.

Слава. Кто-то полотенце в унитаз спустил?

Оля. Это ещё до тебя было. Приезжал один… на «Пежо». Дима, на «Пежо»?

Дима. (не отрываясь от монитора, продолжая смотреть) Да.

Покупатель. (улыбаясь) Сталкивался с ним, не знаю.

Оля. Не знаю! Знаю, сталкивались вы с ним или нет?!

Покупатель. (улыбаясь) «Пежо» какое?

Оля. Божечки! Я, думаете, помню! «Пежо» как «Пежо»! Двухдверное! Он ещё пихал в него! Мы ещё стояли смотрели, как не лопнет эта машина! Дима, какое у него «Пежо»?

Покупатель. (повернувшись к Диме) Белое?

Дима. Нет. Песочного цвета.

Слава ждёт продолжения истории, покупатель тоже стоит, улыбаясь, не прочь послушать.

Оля. Кто-то его плохо обслужил!

Дима. (не отрываясь от монитора) Света.

Все повернулись к Диме. Диме нажимает на паузу, он тоже будет слушать.

Оля. Она там перепутала, товарно-транспортную другую дала или что, короче этому, не знаю, как сказать, (усмехнувшись) нехорошему человеку, воооот, пришлось ехать ещё раз. И этот человек на своём песочного цвета «Пежо» наше полотенце, которое я всегда в крахмале маму прошу, чтобы она сделала, утопил в унитазе. Смыл.

Слава. Дикость. (опять таращится в монитор, проверяя закачалось или нет)

Оля. (покупателю) Это он так отомстил, понимаете?

Покупатель горько улыбаясь, кивает головой, сказать-то, в общем-то, нечего.

Оля. И сказать-то, в общем-то, нечего.

Покупатель. Да!

Оля. После этого мы людям не доверяем.

Покупатель уже хочет уйти, но почему-то ему кажется, что надо выдержать сейчас какую-то паузу, не уходить сразу.

Дима. По большому счёту тут...

Все, кроме Славы, повернулись к Диме.

Дима. Оправдываться тут как бы.

Оля. Нет! Дима, понимаешь, ты не понимаешь! Тут не в оправдании дело. На самом деле это обычное быдло. (Глядя на Диму, ждёт ответа.)

Покупатель. Да!

Оля. Видите ли ему, королю, пришлось ехать ещё раз!

Покупатель. Да!.. С вами хорошо! Пошёл.

Покупатель уходит. Никто на него не обращает внимания. Оля ждёт ответа от Димы. Дима рассеянно улыбается. Ему сказать нечего, он начинает раскачиваться на стуле. Оля не может отпустить эту ситуацию.

Оля. По большому счёту здесь надо было вызвать начальство, выщемить его, и чтобы он это полотенце вылавливал!

Дима. Он же сам…

Оля. Наше начальство!

Дима. А, наше.

Дима уже очень хочет дальше смотреть то, что он смотрел.

Оля. Наше начальство! Наше начальство имею в виду. А если взять, как мужики, и ввалить ему (шёпотом, но очень так выразительно) пизды!

Дима. (улыбаясь) Оль, прости, я тогда не работал.

Оля. Я знаю, что ты не работал.

Дима включает дальше то, что смотрел. Оля успокаивается. Дима, не отрываясь от монитора, произносит.

Дима. Слава, опять сожрёшь весь трафик!

Слава не реагирует, ему надо перекинуть скаченный файл в другую папку, он этим и занимается. Дима смеётся, приставив кулак ко рту, у него так получается, он ещё указательным пальцем касается носа.

Оля. Что там?

Дима разговаривает с Олей, глядя в монитор.

Дима. Офис.

Оля. Я смотрела.

Дима смеётся опять.

Оля. КВН видел?

Дима. Нет.

Оля. Прикольный был. Двинятин этот, я не пойму, он гей или это манера такая.

Дима. Зачем тебе?

Оля. Мне незачем. Мне вообще он сто лет сдался.

Дима нажимает на паузу, раскачиваясь на стуле, рассказывает.

Дима. У меня брат есть дебильный. Троюродный. В ментовке служит или где уже не знаю, короче, не важно. Одел форму полковника и поехал в деревню девушек восхищать. Двадцать три года, форма полковника, говорил: Нагорный Карабах, Чечня, три кампании прошёл.

Слава неожиданно включил музыку. Звучит какой-нибудь забавный фрик-фолк с высоким мужским голосом. Слава невольно улыбается.

Оля. (недовольно) Боже мой, выключи это!

Слава выключает музыку.

Дима. (улыбаясь) Оля хочет красиво чтобы было.

Оля. Ну а что?! (к Славе) Что ты мне закачал? «Трэви»с, «Колдплэй»? Что ты включал вчера?

Слава неразборчиво произносит название. Оля тоже не поняла, что он сказал сейчас, но ей кажется, что это название той группы, которую Слава включал вчера.

Оля. Да! Включи, пожалуйста.

Слава. Удалил.

Оля. Скорей бы отпуск.

Дима. (улыбаясь) Ой, не говори!

Оля. Что не говори, ты ж отгулял две недели назад!

Дима. (улыбаясь) Так это когда было.

Оля. Сто лет не ездила в маршрутке.

Дима. А на чём ты обычно… добираешься?

Оля. (игнорируя вопрос) Попить можно точно.

Дима. (встаёт, готовый попить чаю) В чайнике вода есть!

Оля. Ты что опять?

Дима. (улыбаясь) Ты мне чаю будешь жалеть?

Оля строит забавную рожицу, мол, да, уделал. Дима проверил чайник, вода есть, включил его, затем, стоя на том же месте, произносит.

Дима. (улыбаясь) Во-первых это был не чай, а кофе. Кружку понюхаешь?

Оля. Ты не лопнешь случайно, столько жидкости?

Дима. Если не накаркаешь, не лопну.

Дима выходит из офиса по своим делам.

Оля. Куда?

Дима, обернувшись с улыбкой, произносит.

Дима. Можно пописать схожу. Или мне уже и этого нельзя?

Оля улыбается, Дима выходит. Оля переводит взгляд на Славу. Слава занят своими делами с компьютером. Оля знает: Слава – нерадивый работник. Оля встаёт, подходит к Славе.

Оля. Покажи как ты таблицы форматируешь.

Слава. (прекратив заниматься своими делами) Ну в «экселе» да, можно отформатировать.

Оля. Нет. Форматируется документ. Можно…

Слава. Что такое форматирование, это зн…

Оля. Значит в «ворде» это работа с колонками.

Слава. Добавить, допустим.

Оля. Удалить строку.

Слава. (размышляя) Что ещё в таблице можно сделать?

Оля. Что можно?

Слава. Ну смотря, где работать?

Чайник вот-вот закипит. Оля смотрит на чайник, Слава замолкает. Оля готова опять слушать Славу.

Слава. Ну, не знаю, вообще насколько грамотно то, что я говорю, я ж не знаю в бухгалтерии есть свои программы. Я не знаю, как там работать, там своя какая-то система программ, «один эс» бухгалтерская, там как работать, я не знаю. Ну вот в «экселе» есть можно устраивать геометрическую прогрессию. Там вводишь определённую, можно выделить параметр А один Цэ шесть, там строка есть такая, допустим один столбик, какую-то формулу ввести…

Чайник, закипев, отключился. Ни Оля, ни Слава, на чайник не обращают внимания. Оля внимательно слушает Славу.

Слава. Можно выстроить по годам прогрессию, по месяцам, по температурам.

Входит Дима. Оля больше не будет слушать Славу.

Дима. Холодно сегодня!

Оля. (идя к своему столу) Куда ты бегал?

Дима. (включая чайник ещё раз) К жестянщикам. Мать на дачу просила бочку. Слава, чай?

Слава. Не хочу, спасибо.

Чайник, закипев, отключился. Слава принципиально не пьёт чай и не обедает вместе с ребятами, встаёт, собираясь уходить. Дима идёт к месту, где стоят чай и кофе, берёт себе пакет чая.

Оля. Куда ты?

Слава. Подышать.

Слава уходит. Дима возвращается, кладёт пакет себе в чашку.

Дима. (берёт чайник, довольно произносит) Чайничек.

Наливает кипяток в чашку. Оля выжидающе наблюдает за Димой, сидя за столом.

Дима. Хорошо! (налил кипятка, смотрит, где сахар) А вон вижу.

Дима ставит чайник, идёт к сахарнице, берёт её, возвращается к своему рабочему месту, насыпает сахар в чай.

Дима. Раз ложечка, два ложечка, три ложечка.

Дима размешивает сахар и только сейчас замечает, что Оля не делает себе чай, улыбаясь, произносит (вообще Дима часто улыбается).

Дима. Не понял. А чего ты чай себе не готовишь? Или ждёшь, может быть, что я тебе его приготовлю?

Оля молчит, улыбается, глядя на Диму.

Дима. (улыбаясь) Лучше тебе не ждать. (оглядывается) Так, а где это у нас. Печеньице.

Оля. Вот! Я ждала этого момента!

Дима. (улыбаясь) Никто не купил?

Оля. Дима, как тебе не стыдно! (взяв кружку, встаёт со стула)

Дима. (улыбаясь) А что такое?

Оля идёт с кружкой к месту, где стоит чай, кофе.

Дима. (улыбаясь) Моя очередь что ли?

Оля. (кривляет) Маковое печенье, такая вкусняшка. (берёт пакет чая)

Дима. Подожди!

Дима уверен, что не его очередь покупать печенье. Оля, улыбаясь, стоит на месте.

Дима. (вспоминая, что он купил) Было, пряники те помнишь с висн, с вишнёвой…

Оля. С всинёвой.

Пока Дима говорит, Оля улыбается.

Дима. (игнорируя Олину подколку) Начинкой. Вафли-трубочки. (вспомнил, что его очередь покупать, тут же переводит стрелы на Олю, улыбаясь, возмущенно произносит) Я так говорил?

Оля идёт к чайнику.

Дима. (улыбаясь) Я говорил, вкусняшка?! (имея в виду, что подобное слово он вообще не в состоянии произнести)

Оля. (улыбаясь, зная, что Диме не свойственны подобные слова) Ну не я же.

Оля наливает в кружку чай.

Дима. Вкусняшка! Ты меня наверное с Валерием Дмитриевичем перепутала.

Оля, улыбаясь, ставит чайник.

Дима. Ну Оля!

Резко поднимает голову.

Оля. Знаешь! (улыбаясь? с вызовом смотрит на Диму, дёргает головой)

Дима. (улыбаясь) Всё. Молчу.

Оля, улыбаясь, спокойнее уже, отводит глаза, берёт чайную ложку, начинает прижимать ею пакет к стенке чашки, выдавливая чай. Дима садится на свой стул, берёт кружку, чай горячий, Дима отпивает глоток.

Оля. (не глядя на Диму, продолжая выдавливать чай из пакета) Не прихлёбывай!

Дима. (улыбаясь) Оля, ну как не прихлёбывай!

Оля. (улыбаясь, глядя в чашку) Вот так.

Дима. Ты сама прихлёбываешь.

Оля. (глядя на Диму) Когда?!

Дима. Я слышал. Ты за собой не замечаешь просто.

Оля. (глядя на чашку) Конечно! (ложкой вынимает из чашки пакет)

Дима. (улыбаясь) Конечно. Разве нет.

Оля улыбаясь, несёт на ложке пакет к мусорному ведру.

Оля. Щас!

Дима. Вот сейчас вот послушаем.

Оля улыбаясь, выбрасывает использованный пакет чая в урну. Дима наблюдает за ней. Оля на Диму не смотрит, возвращается за своей чашкой, берёт её. Наблюдая за Олей, Дима осторожно отпивает глоток чая.

Оля. (улыбаясь, не глядя на Диму) Можешь же. (идёт к своему столу)

Дима. Так, а никто не говорит.

Дима наблюдает, как Оля, ставит чашку на свой рабочий стол, садится за него, берёт чашку в руки, собирается пить чай и только сейчас, поднеся чашку к губам, Оля замечает, что Дима наблюдает за ней.

Оля. (улыбаясь) Замировский, я не поняла?!

Дима. (улыбаясь) Что такое, посмотреть нельзя уже?

Оля. Тринадцатая лишняя?

Дима. (улыбаясь) Нет.

Оля. Так сиди молчи! (смотрит в чашку) Вот засранец ну. (отпивает чай)

Дима. Кто бы говорил.

Оля. (опять глядя на Диму) Замировский!!.. сейчас получишь! (отпивает чай)

Дима. Печеньице маковое… вкусное… такое печеньице… нигде не купить.

Оля. (улыбаясь, пьёт чай, не глядя на Диму) Придурок.

Дима начинает раскачиваться на стуле, отпивая чай, произносит.

Дима. У мухи, короче, учёный…

Входит Слава, в руке завёрнутый в целлофан бутерброд.

Дима. Слава, так там же мясо?!

Слава, идя к своему столу, произносит.

Слава. Я иногда ем мясо.

Дима. У тебя это как-то по дням?

Слава. Нет.

Слава садится за свой рабочий стол, у него как бы такая привычка прятаться за компьютер. Слава начинает шуршать целлофаном, разворачивая бутерброд. Оля отворачивается от Славы, в недоумении смотрит на Диму.

Дима. (улыбаясь) У мухи, короче, учёный. Всё записывает, что говорит.

Оля. Угу. (пьёт чай, слушает Диму)

Дима. Опыт. Оторвал мухе две лапы, приказал ползти, ползёт. Записал.

Оля. Угу.

Дима. Оторвал ещё две лапы. Ползи! Ползёт.

Оля. Угу.

Дима. Записал. Оторвал последние две лапы. Ползи! Ползи! Приказываю ползи! Муха не ползёт. Записывает: после того, как оторвал две последние лапы, муха оглохла.

Внезапно Слава встаёт со стула, дожёвывая бутерброд, с целлофаном от этого бутерброда в руке, спешит выйти из офиса. При ходьбе Слава сутулится, от чего выглядит очень беззащитно. Оля провожает Славу взглядом. Слава вышел.

Оля. (имея в виду Славу) Достанется ж кому-то. (к Диме) Дима, у тебя татуировки есть?

Дима. (улыбаясь вопросу) Упаси Бог! Я что, похож на человека, у которого могут быть татуировки?

Оля морщится, типа, мол, Дима не мачо.

Дима. (улыбаясь) Я отжимаюсь. Показать?

Оля. (улыбаясь) Что ты говоришь?

Дима. (улыбаясь, но уже серьёзно) Правда, как-то после чая.

Дима думает, что после чая отжиматься, наверное, не стоит.

Оля. Я жду.

Дима. Тридцать раз!

Оля согласна. Дима ставит кружку, снимает свитер, остаётся в чистой, но старой, застиранной майке. Этот факт не проходит мимо Оли.

Дима. Считай!

Дима принимает упор лёжа и, отжимаясь, сам считает.

Дима. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять… (так до тридцати)

Невольно Оля начинает улыбаться.

Дима. Тридцать! (встаёт на ноги)

Оля. (улыбаясь) Ну мачо, всё.

Дима берёт свитер, переводя дыхание, выворачивает рукава свитера, произносит.

Дима. Правда, что после чая оно не очень полезно.

Дима одевает свитер, поправляя его на себе, произносит.

Дима. Был в Гданьске.

Оля. (недовольно, ей не нужен этот город) Нет! Можешь даже!

Дима. Чего?

Дима не ждёт ответа, берёт свою кружку, протягивает руку, чтобы Оля отдала ему свою.

Оля спешит допить чай.

Дима. Считаешь дни?

Оля. Это ж ты считаешь вместо меня! (протягивает пустую кружку)

Дима. (берёт кружку) Считаю, да, жду не дождусь.

Дима идёт к выходу с кружками в руке.

Оля. (вздыхает) Ой, мальчишечки!

Дима. (на ходу не оборачиваясь) Считаешь, незаменимых нет?

Дима выходит из офиса. Оля остаётся одна, берёт ручку, подперев ладонью подбородок, вертит ручку. Входит Дима, кружки он помыл, сначала протягивает чистую кружку Оле.

Дима. На.

Оля вяло берёт кружку, ставит на стол.

Дима. (идя к своему столу) Пасьянс разложи.

Оля. Не хочу.

Дима ставит свою кружку на стол.

Оля. Что-то скучно как-то становится.

Дима. Сейчас накаркаешь! Нет!

Дима садится на стул, собирается работать за компьютером.

Оля. А где твои сухарики?

Дима. (глядя в монитор) Что сухариков моих хочется?

Оля. Дай погрызть один.

Дима. (сворачивает программу) Нету уже моих сухариков, Оля.

Оля. У. Вредина. Хочется сухарик так.

Дима. (встаёт, глядя на монитор) Сухарик тебе дать? ( с компьютером всё в порядке, идёт к шкафу) Будет сейчас тебе сухарик если найдётся. (открывает антресоль, заглядывает) Это я когда на «кока-коле» работал, короче... (замолкает, ищет сухарик)

Оля. Всё! Так невозможно дальше!

Дима. (улыбнувшись, поворачивается к Оле. Он понимает, Оля хочет сладкого) Чего?

Оля. (берёт сумочку) Пойду сейчас куплю что-нибудь.

Оля ищет в сумочке кошелёк, Дима стоит возле шкафа, наблюдает за ней. Оля нашла кошелёк, вынимает его из сумочки, в этот момент на столе Димы звонит телефон. Дима идёт к телефону, Оля решает подождать, не уходить пока, может, надо остаться в офисе. Дима снимает трубку.

Дима. Да?.. Отлично!.. спасибо!... всёоо! через пятнадцать минут… (усмехнувшись) давай жду. (кладёт трубку на аппарат) Готова бочечка.

Оля. Уже? (встаёт со стула, всё в порядке, она может идти за сладким)

Дима. (роясь в бумагах на столе) Ну… Надо как-то через накладные её провеcти.

Оля подходит к Диме, склоняется над его рабочим столом, помогая ему разобраться с бумагами.

Оля. Так вот же у тебя! (указывает на бумагу)

Дима. Точно! (берёт накладную)

Оля выпрямляется, опирается задницей на стол Димы.

Дима. (глядя в накладную, имея в виду духи Оли) Это эти купил?

Оля. Пошёл он в баню!!

Дима не ожидал такой реакции на свой вопрос, поднимает голову, глядя на Олю, улыбаясь, произносит.

Дима. Поругались?

Оля. (улыбаясь) А тебе что? (хватает Диму за нос)

Дима. (роняет бумаги) Больно, дурочка!

Оля отпускает нос Димы.

Дима. (улыбаясь, трогает свой нос) Сломала нос мой, не дай бог, слива будет.

Оля. (улыбаясь) Не будешь совать его.

Дима. (касаясь пальцами носа, глядя на Олю) Как Оля, такая ж любовь была.

Оля. Замировский!!.. Я тебя когда-нибудь кончу!

Дима. (улыбаясь, отводит взгляд, берёт накладную) Зачем меня кончать.

Оля. И твой этот юмор!

Дима откладывает накладную, касается носа, произносит.

Дима. Не дай бог, Оля, слива будет.

Оля. Любовницы твои одиннадцатилетние тебя любить перестанут?

Дима, касаясь руками бедёр Оли, произносит.

Дима. Уберите, пожалуйста, это.

Оля. (улыбаясь, не спешит отойти от стола) Красивые бёдра между прочим.

Дима. (мягко надавливая на бёдра Оли) Всё равно уберите.

Оля отстраняется от стола Димы, наклоняет голову и уже не улыбаясь, начинает надавливать пальцами на верхнюю часть глазной кости, возле носа. Дима не обращает на это внимание, заполняет накладную. Оля, надавливая, ждёт, когда Дима заполнит её. Видит, что Дима заполнил, произносит, продолжая надавливать.

Оля. У меня здесь наросты…шарички.

Дима обращает внимание на Олю, смотрит, как она надавливает, начинает, недоумевая, улыбаться, мол что за чушь вообще, какие шарички. Оля перестаёт надавливать себе, собирается надавить Диме. Дима напрягается, но не отстраняется от Олиных пальцев.

Оля. (собираясь надавливать Диме) Не бойся.

Дима. (не отстраняясь) Оля, что ты собираешься делать, сначала слива…

Оля деловито надавливает Диме на глазную кость.

Дима. Осторожно! Глаз выколешь! (отстраняется) Ты совсем меня хочешь калекой оставить сегодня.

Оля. У тебя нету такого. У тебя ровно.

Дима. Кончено, ровно! А ты б хотела, чтобы криво было?!

Оля. Потрогай! (склонившись, предлагает потрогать свою глазную кость)

Дима. (улыбаясь) Ну сейчас я потрогаю, держись.

Дима начинает трогать глазную кость Оли.

Оля. Чувствуешь?

Дима трогает, молчит.

Оля. Чувствуешь?

Дима. Ничего я не чувствую.

Оля. Ну как это не чувствуешь! (отстраняется) Вот потрогай у себя!

Дима трогает у себя.

Оля. У тебя ровно, чувствуешь?

Дима. (трогая) Ну да.

Оля. (берёт его за руку) А у меня щас потрогай опять!

Оля приставляет руку Димы к своим глазам. Дима улыбаясь, надавливает на глазную кость Оли.

Дима. Разрезы какие-то.

Оля отстраняется. Дима убирает руку.

Дима. Гайморит.

Оля. Нет.

Дима. (спешит исправится) Как он, тонз..

Оля. Нет. Это из-за плохого зрения. Соли. Доктор сказал, когда болит, массировать.

Входит Слава. В руке бутылка с питьевой водой. Ссутулившись, Слава стремится быстрее пройти к своему столу, проходит, садится на стул. Дима и Оля наблюдают за ним. Слава не видит того, что ему нужно на своём столе, поднимается со стула, оглядывается.

Дима. (улыбаясь) Пойдёшь в кафетерий с нами или будешь сидеть?

Слава. (ни на кого не глядя) Нет, спасибо, ничего не надо. (словно найдя выход из ситуации) О! Отлично!

Слава садится обратно, его не видно из-за компьютера. Дима и Оля, улыбаясь, выходят из офиса. Славы не видно из-за компьютера, бутылка с водой стоит на столе. Слава, что-то там делает, чувствуется какое-то копошение. Торопливо входит Оля, следом покупатель, который брал уже сегодня штапик. Оля, идя к своему столу, произносит.

Оля. Идёмте сначала на склад.

Покупатель останавливается, Оля берёт со стола нужные ей бумаги. Покупателя спрятавшийся за компьютером, копошащийся Слава не интересует. Оля уже готова идти.

Оля. Сейчас.

Оля снимает трубку с телефона, стоящего у неё на рабочем столе, набирает короткий внутренний номер, говорит.

Оля. Вы там?...Сейчас я приду с человеком. (кладёт трубку) Идёмте. (идёт к покупателю) Там как раз Яша есть.

Не останавливаясь, проходит мимо покупателя, идёт к выходу. Покупатель идёт следом за Олей. Оля первой выходит из офиса, следом выходит покупатель, закрывает за собой дверь. Копошение Славы прекращается, слышна музыка.

(Окончание следует)

Павел Руднев о творчестве Павла Пряжко.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.