Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Авторы

Капыч

Капыч (07/06/10)

Алексей Капнинский – русский художник, исследователь жанров русского лубка и зарубежного комикса.

«Мне близка итальянская школа комиксов, шведская, комиксы Северной Европы. Комиксы близкие к андеграунду. Как ни странно, в комиксе можно выразить человеческие движения, человеческую динамику переживаний, пластику человеческих движений. К примеру, у Макса Андерсена такой насыщенный комикс, шумящий, шелестящий, хрустящий, там множество разных шумов, помимо пузырей, в которых написаны слова главных персонажей или персонажей второго плана. А вот развороты комиксов Джона Андерсена создают ощущение тишины, которое присутствует везде, и в этой тишине всё становится значимым: поворот глаз, состояние пространства. А вот на примере художника Иоакима Перинена можно говорить о том, что западные сильные художники, сильные графики приходят к комиксу как к языку выражения, наиболее отвечающему их душевным стремлениям. Почему? Потому что надо выразить многое, надо выразить не просто статическую ситуацию на картинке, а выразить конфликт, движение, выразить историю другим путем. Причем настолько сильные художники работают, что просто диву даёшься, и понимаешь, почему там комиксы так сильно развиты. Естественно, мой самый любимый художник – Маттотти, В своё время он был живописцем, после этого проектировал модели одежды, по-моему, сейчас снова вернулся к живописи и, наверное, постоянно занимается комиксами. У него своя школа комиксистов в Италии. Каждая его история имеет разное цветовое наполнение. Он великий стилизатор. Если в черно-белом комиксе можно было выразить тишину с помощью графики, то здесь он тишину выражает цветом. Удивительные переходы из насыщенного цвета в лёгкий. Он рисует жировыми мелками и тонкой кистью на огромных листах, а затем всё это уменьшается. Кстати, как у нас, так и у них есть элитарные комиксы, я не скажу, что Матотти самый элитарный, есть гораздо более элитарные, более непонятные для всех.

– Почему в нашей стране сложилось такое враждебное отношение к комиксу?

– От незнания. Ну, скажем, не нравится мне Шнитке, а сыну моему нравится, но это означает только то, что я сер, туп, вял и не любопытен, как говорил Пушкин. Пушкин бы, я уверен, от комиксов смеялся бы, собирал и коллекционировал лучшие комиксы современников, ведь он имел тетрадку с шаржами и карикатурами и сам рисовал. У него душа была открыта. Талантливый человек воспринимает все, что неординарно и обладает созидательной энергией, хотя есть и энергия, которая разрушает.»

Из интервью, взятом Алимом Велитовым.



Вернуться к обычной версии статьи