сегодня: 23/09/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 04/06/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Больничка

Капыч (04/06/10)

                                                            Во тще изъязвленное тело 
                                                            Нужденьем к жизни пробуждать,
                                                            Но с ласковых словес
                                                            Извольно чуда ждать.
                                                                                (А.Сфинктр) 

Перебирая дедовый сундук, 
Листки старинные
Я обнаружил вдруг.
Сей текст возможно даже зря
Я у истории изъял…
Но мысль терзала – что ж такого?
Быть может это рукопись Баркова!

1
………………………………………..
………………………………………..
…наверно это был солдат,
Точнее, просто новобранец.
Камзол по швам, потерян ранец,
Сказали, что избил комбат.
И как портки с него спустили
С догадкой этой согласились:
Солдат – Венерин был избранник.

Комбат был предан пушек вою,
Жена его  избрала банник
Солдатов, он был под рукою.

Читая карту у бойца отметин,
Отметим, что комбат
Был недоволен этим.

                     

Сколь ни изведана природа,
Всё чудеса её нас застают врасплох.

2

Солдата долго собирал хирург,
Все кости складывал дотошно,
Воспомогал ему давнишний друг,
Следил, чтоб пациенту не было бы тошно.

Перчатки щёлкнули, закончив тонкий труд,
И тут заметили– 
                            Восстал потайный уд!..
         – Не станем более страдальца беспокоить,
Палатная сестра сприцом уколет.
Пусть ярится промеж бинтов созданье,
Невинен он в подобном состояньи.

Решили други,
И мыли руки.

*

С лепильного стола больного
В бинтах, как мумия немого
Готов уже лечить прозектор,
Как ночи стон изъять Алектор.

       …отправили бедняжку
        в палату на растяжку…

Те, кто лежал в больничках наших, знает,
Ни санитарок, ни сестёр ничто не удивить заставит.

3
                      
Премного разныя проказ в палатах водятся у нас:
То с «уткою» конфуз произойдёт,
То вену практикант с испугу не найдёт.
Туга!

Блажит беззубый дед – не кормит нянька на обед;
А вот бездомный о семье тоскует…
Вот ветеран с соседями воюет…
Вот, костылями разлетясь,
Какой-то бай, а может князь,
Москву приняв за тот Стамбул,
Расположил здесь свой аул…

*

Мужская суть нежнее женской,
Точнее стало бы сказать,
(Коли их сравнивать друг с другом)
Страдает более испугом.
Вестимо, женское начало,
Хотя нежней морской волны…
Но камень изведёт в мочало.

4

    Как бы услышавшие мухи
Пресладкие медовы духи,
Иль как презревшие ограду
Толпы зевак, 
Узреть слона громаду,
Слеталися больные днём и ночью,
Пречудный уд узреть воочью.

Не может слава быть звончей добыта,
Чем знаком «херъ», что буква алфавита.

Зане, познав сие презренно любострастье,
Срамных бо сплетен прекратить извет,
Пемудрый врач своей печатью 
Для посещенья наложил запрет.

И за отдельную, возможно, плату
Больной был преведён в сугубую палату.
Донде же бысть тому ко здравию возврату.

*
   
Тяжка в больничке ночь.
Желанный сон нейдёт.
Животный стон, зловредный вонь,
Да волглый храп век не сомкнёт…
В тоске рассудок бодр, пытания невмочь …
О, дайте, дайте мне топор!
Я тихую устрою ночь!

5  

Больничная сестра– Цирцея иль Мегера?!
Ей в силах сприца жало поцелуем обратить,
Но и пребольно может подцепить
Кудрявый завиток от х…ра.

Таких приставил на палату врач,
Хошь руки им целуй, хошь плачь.
Но только вот беда– 
Одна с другою – что оса да муха.
Юнее – в талии краса,
Но опытом ценна старуха.

***

И юже убо сущии внегда суда неймати ся,
Счастную пристно быти воеватися.
Рекох: бо жений ум неможно есть поняти,
Но, Оле! 
Земной суеты не бысть вовек изъяти.

 
                   

Коль клятву Иппократову приял,
То с чувством, с толком оную блюди! 

6

…была поставлена при теле недвижимом
Что старе…

Она орудуя то клизмой то сприцом,
Во исполненьи караула,
Глаз не сымала с непослушна уда,
Чей вид неймётся ей (природы парадокс) исправить– 
Медичным ремеслом уснуть заставить.

Лепёшки, 
Мази,
Порошки,
Уколы…
              Всё не дело.
Не ляжется никак пещеристое тело!

Что квочка нянчилась с птенцом.
Ночь билась.
Всё втуне!
Утомилась.

Скользнул Авроры луч с небес,
Решила так: в нём бес.
              
     
***

Спешим природу выправлять,
Хоть головы у нас пуставы,
Чему же просто не приять
Её уставы? 

                   

От Хроноса наград
Никто не защитит,
То в гипс отечески укроет,
То простатитом наградит.

7

Кустодия кустодию сменила
И прелестями юными затмила.
Но осень разбросает лепестками,
Куртину преисполненну цветами.

Приподнимались серые халаты
Лишь проходила санмедцарь-девица,
Отыскивая цель для сприца,
И открывая грудью дверь в палату.

Егда над койкой наклонялась,
То вожделенью открывалась
Затыльна стенка корабля,
Которой шлёт привет земля.
Иные же счастливцы были,
Что зрели потаённы кили!

От рук её прикосновенья
Влажнели простыни в волненьи.
И многие уже отдали
За эту красоту свои медали.

* 
                  

На то и ставится больница,
Чтоб плотью бренную томиться.
Зело свербит, когда бывает
Животна суть ся возвращает.
Плоть душу силит превозмочь
И вся томится от томленья 
И вожделит от вожделенья
И в муку превращает ночь.
     
 
*

Сия испробовала многих
Бойцов здоровых и улогих:
Взвод практикантов для приличья,
Немного в них найдя различья,
Хирурга с травматологом в опарку,
Профессора, доцента, санитарку…

Присытилася всем, казалось…
Уже в мертвецкой запиралась.
Но страсти вновь заегозили,
Когда каталку с удом провозили.

Часы складая вожделела
То запечатанное тело.

               

Ночная стража – тайна стража,
Ей ведомо неведомое даже.
Незванны открывая чудеса,
Лишь Феб-извозчик сляжет в коме
Царит Аид в улогом доме
И души покидают телеса.

              

8

   Оставив дневные заботы 
Юнона вышла на охоту.

В кресте окна янтарь.
Грустит в палате синь.
Спелёнутое тело дышит,
Ловитницы шагов не слышит
И колчана, укрытого впотай.

Вошла в сиянья свет,
Остановилась,
На велий уд зело воззрилась,
Ноздрями вздрогнула,
Походкой строжной лани
Суть к ложу подошла,
Истягивая длани…

Студ сущий потеряв,
В долони влажны уд прияв
То в бархатны уста его влагает,
То, обласкавши изымает…
………………………………….
………………………………….
………………………………….

… и стон палаты сполнил нутро,
Сплелися две главы –
Палатныя сестры и уда купно.

Сей блудный стон столь явен был,
Что доктора Плутон в палату к ним явил.
Истомно веки прикрывая 
Устаблудливая была исторгнута из рая.
У мастера, что награждён горбом и сединою
Порою разум отпускают руки.
Его терзают лень, сомнений муки…
Но, обретая истину как волю,
Рукам уже велит идти вслед за собою. 

9

   В иную ж ночь сестра иная заступила
И, чтобы делу быть 
С кладбищенской церквушки притащила
Попа слепого беса изловить.
Но верно, списанный на пруд баркас– 
Не флот, а плот.

Исполнив службы все дневные,
Отпев молебны заказные,
Скрепяся водочным постом,
Экзерсиса являть победы неземные,
Он к полнощи нащупал нужный дом.

В палате прибралась сестра,
Пол вымыла и свещи разожгла.

На вахте пол-ночи пробили.
Вот, помоляся приступили.

Убогий поп заштатной церкви
Да полунощная сестра,
Дабы боялися их черти
Бесстрашья приняли экстракт.

***

Со стаи ангелов перо,
Полкам воздушным не в убыток,
Дай мне восславить тот напиток– 
Мензурку или полведро!

            
А ну-ка,…………………………
…………………………………….
…………………………………….
……………………………………
…………………………х-й………
……………………………………
…………………………………….
……………………………………
………………………………ёб  !

***

                       
Короче так:
1–  псоломы пели.
2–  возили койку по часам.
3–  воск капали на уд.
Взопрели…

Но как у дедушки– 
« А воз и ныне там».

Поп напослед  палату окропил,
И поскользнувшися от этого упал.
Телесну плоть его никто не подхватил,
И он, икнувши душу небесам услал.

Есть правило (прочисти ухо)– 
Где ходят костыли должно быть сухо!

Сестра в отчаяньи.
И мысли под чепец нейдут.
Каким фурункулом судьба ей обернулась!
Тож,
сделав с полшага,
на брызгах поскользнулась…
                   …но ухватилась вовремя за уд!

Воистину даёт нам провиденье в руки
К спасенью неожиданные штуки.

10

И было так:

Свеча горела на окне
И пламя жалось.
Лежал покойник на полу,
Стояла белая в углу
За уд держалась…
Больной, что мумия в бинтах,
Лишь трубки змеями в устах.

Поутру вывели под руки
Её подруги.

Не слышно более о ней в палатах,
Товарки сказывали мне «сошла куда-то».
Попа ж  на кладбище свезли,
В тот день отпели.

Шептались мухи на стекле
О мокром деле.

***

Извёл случай больничну птицу,
Возвысив рыжую блудницу.

Что кот достал до валерьянки,
Теперь ему ни дня без пьянки.
Ведь, окаянный, не уйдёт,
Покуда всю не изведёт. 

11

Тож, дело к ночи.
И она, истомой зудною полна,
Предав рукам труды насущны,
Ум отдала мечтам грядущим.
 

О, руки, руки! Где вы? Что вы?
Вас золотыми чтут не зря!
ко множеству трудов готовы,
Пустых…
Коль нет у вас царя!

Её же длани птицею порхали– 
Клистирами зады клевали.

Со стороны сестра то дремлет, то поёт,
Но сути цель её ясна:
Коль рыба в доме– 
Кошке не до сна. 
Так преисполнилась больница
Больных и небольных
С «устройствами» в задницах.

*    

Ушла луна под облак тину.
Сестра в палату карантинну.

Скользнула, выдрою речною
Добычу чая пред собою.

Картина прелестей полна:
Нагая крадется одна.
И уд двоится со свещёю…

Она с ним тихо говорила,
Рукою нежною ловила,
Скакала птичкою верхом,
И ёрзала на нём мешком, 
…а перси – превелики груши,
Лупили тело прямо в душу…

Волною бурно воздымалась
И станом гибким извивалась.
То мявкнет кошкой, то смеётся,
То певчей птахою зальётся:
– Любезный уд, прелестный уд,
Войди, войди в мой тёплый пруд…

Викторию взыграли трубы!
Упала твердь на полшестого!
В распухши улыбаясь губы, 
Ослабленна стекла с больного.

И створки раковины росны,
Жемчужину сокрыли розову.

*

Не скрыли той больнички стены
Её прельстительные стоны– 
Взорвался, исторгаясь Адом
Запоров каждый душный атом.
И, словно мухи липли стоны
На испогененные стены.

*** 

  Светила чуть забрезжил луч,
и света с тьмой сменилась мера,
Вся в пенной сути естества
Врачам явилася Венера.

Рапорт отдала без печальства,
Что выполнен приказ начальства,
Мол, был прият немалый труд,
И вот – низложен тайный уд!

Когда ж отверзли двери карантина
Преподла всем явилася картина:

Больной разверзнутый лежал
И откровенно не дышал.

Не судим мы виктории затраты,
Оркестрами восстав на вдовии утраты.

Два инвалида-санитара 
Его в мертвецкую свезли
И через два дни погребли.
Сестрицу в монастырь убрали
Приказом в год на послушанье.
Больных отпаривали в бане,
Стегая вениками крайне!

***

Елико толком на Отчизне 
Благого дела не возьмись,
Так к завершению страшись – 
Что из триумфа выйдет тризна…

12

    Минуты в капельнице сердца
По венам жизни разошлись,
Швы рассосались,
Быль с ложью в целое сплелись…
И истины прикрылась дверца.
Лишь в маятнике памяти одна
Ухмылкой отражается луна.

***
                
Из уст молва переходила:
Вдова по кладбищу бродила,
Где на могилке крест упал
Она вставляла пирамиду.

***

В Отечестве привился сей обычай– 
Знак «пирамидою» любезный уд величать.
Младых бо вдов сострадно дело– 
Днём сетует душа, а нощью тело.

Отыскано Капычем в 2010 годе.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.