сегодня: 12/11/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 25/05/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Анекдоты 7. Первопетровское

Малек Яфаров (25/05/10)

В детстве Пётр Первый был очень стеснителен, поэтому жутко страдал, когда каждое утро после завтрака его сажали на горшок в коридоре, в котором как назло всё время что-нибудь делали: чистили ковры, хлопали мух, угощались водкой, сплетничали.

Чем только ни загораживался будущий император: кадкой с фикусом, венским стулом, диванной подушкой, ничего не помогало, его замечали, подходили, гладили по голове и ласково говорили: «Петенька, сладенький, зачем тебе этот пуфик? отдай, он тебе мешает, ну ладно, голубчик, какай на здоровье».

Царевич бледнел, краснел, мотал головой, крепко держался за пуф; промучавшись так целую вечность, он бежал в школу, яростно пиная попадавшихся по дороге гусей; на какое-то время он забывался и превращался в обычного мальчишку, но с приближением вечера и неминуемого завтрашнего утра мрачнел и грыз ногти.

Никто не понимал мучений мальчика, даже родители отмахивались от сына, только его няня, которую все звали Родионовной, жалела питомца и, укладывая его спать, рассказывала ему сказки:

«Далеко, далеко, на запад солнца, бурное море огорожено высокой стеной, за которой на высохшем морском дне лежит страна, народ которой носит деревянные башмаки, питается грибами и курит волшебную траву, поэтому покрывает крыши не соломой, а черепками битой посуды.

Но самое волшебное в этой стране не стена, держащая море, не башмаки из дерева и не мусор на крыше, а отдельные домики без окон, куда этот народ ходит по нужде».

…отдельные домики без окон, – заворожено шептал царевич и засыпал; ему снился терем, покрытый всякой всячиной: ржавыми самоварами, дырявыми кувшинами и битыми чайниками; терем был без окон и с одной дверью, внутри стоял ночной горшок; с замиранием сердца Пётр запирал дверь изнутри на тяжелую кованую щеколду, после чего проваливался в блаженную темноту.

***

Петруша Романов, субботний

Пётр Первый не любил ни один день недели, но особенно он не любил субботу: сразу после ежедневной утренней экзекуции его отдавали четырём молодым дворцовым девкам, которые вели его в баню.

Девки, раздевшись догола, раздевали до такого же состояния царевича, после чего, плотно окружив его здоровыми телами, в восемь рук тёрли, скребли, чесали, щекотали, мылили, мочалили, смывали, снова мылили, мочалили и смывали.

Вдоволь потерев и потёршись об ошалевшего мальчика девки затевали какую-нибудь игру; так однажды самая крепкая из них встала на четвереньки, остальные посадили Петра ей на спину, всучив в одну руку её косу, в другую медный тазик, после чего стали мочалками хлестать круп новоявленной кобылы, которая развила такую скорость, что царевича сильно мутило.

Дальнейшее он помнил смутно: его кружила, толкала, швыряла в воздух и снова кружила какая-то хохочущая, пульсирующая стихия ног, локтей, грудей, лиц, колен, ягодиц.

Приходил в себя Пётр уже в кровати, он тихо плакал, прятался в перину и слушал мягкий, добрый голос няни:

«Далеко, далеко, за тёплыми морями и высокими горами есть страна, в которой совсем нет земли и воды, а только один песок. Но удивительно в ней не это, а то, что мужчины и женщины там всё делают отдельно и по разному: женщины в чайник чай наливают, а мужчины его пьют, в кувшинах женщины носят воду, а мужчины из кувшинов курят, штаны там носят женщины, а халаты – мужчины».

«А в баню они вместе ходят?» – тихо спрашивал мальчик.

«Нет, что ты, господь с тобой, как вместе, когда женщин в той стране ни в дом, ни в церковь, а уж тем более в баню не пускают вовсе».

Пётр засыпал, ему снился отец, который, крепко взяв его за руку, вёл его вдоль высокого крепкого забора, из-за которого слышались мерзкие, визгливые женские голоса.

***

Как ни плоха была суббота, воскресение было много хуже. После всё той же утренней процедуры всё те же девки, на этот раз разодетые в цветастые шали, по очереди, краснея, хихикая и щипаясь, крепко целовали будущего императора в губы, после чего вели его к царю с царицей, поцелуи которых были не так крепки, но гораздо более изощрённы: царь кусал сына за верхнюю губу, царица баловалась языком.

Однако это было только начало, царская семья была так многочисленна, а дворцовая челядь так чадолюбива, что застенчивый отрок к концу утреннего воскресного целования чувствовал такое омерзение, унижение и отчаяние, что всё последующее – поездку в церковь и обратное повторение того, что уже было: девки – родители – родня – челядь – церковь -челядь – родня – родители – девки, воспринимал в полубессознательном состоянии: потную руку патриарха, сухие и влажные, пресные и терпкие, горячие и холодные, слюнявые и не очень губы, губы, губы…

В воскресение няня приходила пораньше, чтобы помазать топлёным маслом покрытое багровыми пятнами, прыщами, помадой и ещё многим непонятно чем лицо бесчувственного царевича; и снова Пётр, у которого не было сил даже плакать, зарывался с головой в перину и слушал любимый голос:

«Далеко, далеко, за дремучими лесами лежит страна, в которой нет ни земли, ни воды, ни песка, а только один снег; зимой там только ночь, а летом только день. Обитает там народец карликов, которые живут в снежных избушках, а ездят на собаках.

Но удивителен в той стране не снег, не избушки и даже не ездовые собаки, удивительно то, как этот народец целуется: зажмурив глаза и плотно закрыв рот, они крайне осторожно и очень нежно трутся носами.»

Опустошенный тяжёлой неделей царевич всё же засыпал; ему снились безглазые и безносые карлики, трущиеся носами посреди освещённых солнцем снежных избушек.

***

Царь Всея Руси Пётр Первый страдал от депрессии, каждое утро он испытывал неодолимую тягу уехать куда-то далеко-далеко; но ещё больше Пётр страдал от запора. Что только ни делали лекари: клали под подушку дохлую кошку, обливали пятки кровью свиньи, умершей насильственной смертью в среду, на глазах императора прижигали сигарами кого-нибудь из челяди, – ничего не помогало, пока однажды на военном совете при обсуждении заготовки провианта для воюющей армии генерал-интендант не стал рассказывать об особом методе заготовки грибов в Голландии.

Подробнее развить свою мысль генерал не успел, при упоминании грибов и Голландии у императора так скрутило живот, что его кишечник тут же полностью опорожнился, наполнив царские штаны столь драгоценной субстанцией.

Так одно вовремя сказанное слово вылечило Петра не только от запоров, но и от депрессии.

***

Когда самодержцу Всея Руси пришло время жениться, ему нашли невесту, однако Пётр, увидев невесту, застыл столбом; оказалось, что при виде даже частично обнаженного женского тела самодержец впадает в полный ступор, деревенеет так, что не может пошевелить даже пальцем, не говоря уже о более необходимом для продолжения династии органе.

Как только ни пробовали лечить больного: водили невесту вокруг ещё не отелившейся коровы, всю пятницу подбрасывали Петру под ноги петухов, плевали против ветра, – ничего не помогало, пока однажды на прогулке самодержец не застал невесту в палисаднике за прополкой какого-то лекарственного растения, то ли кабаниса, то ли канабиха, точно не известно.

Вид стоящей за забором женщины так развеселил императора, что он не только наложил в штаны, но даже стал декламировать стихи, которые запомнил ещё в детстве (текст стихов не сохранился).

После того случая дело быстро дошло до свадьбы: сначала невесте сделали небольшой изящный складной заборчик, которым она загораживалась каждый раз при встрече с женихом, на свадьбу её одели в сарафан, расшитый зелёным штакетником с вьющимися по нему ветками дикого винограда, под сарафаном была точно так же расшитая ночная сорочка, под которой – не менее изящно расписанное тело невесты, честно сказать, больше похожее на калитку, чем забор, но этого император, по счастию, не заметил.

Полностью Петра вылечить не удалось: он по-прежнему совершенно не переносил вид обнаженного женского тела, однако, благодаря новой методике, император с большой охотой вступал в телесный контакт с женщинами, тела которых были покрыты татуировками различного вида ограждений.

***

После того, как Пётр Первый приступил к исполнению своих служебных обязанностей, выяснилось, что он совершенно не в состоянии действовать в соответствии со строгим во внешней политике протоколом, а именно: стоило какому-нибудь посланнику или царственной особе приблизиться к Петру для процедуры целования, как императора неудержимо рвало прямо на подошедшего к нему вплотную внешнеполитического партнёра.

В результате этого обстоятельства Россия испортила отношения со всеми соседями; единственным исключением стала Япония, по протоколу которой необходимо было простираться ниц за десять шагов до императорского трона, что с большим удовольствием и сделал русский царь.

С возникшей было внутренней трудностью справились довольно быстро: чтобы царю не пришлось целовать руку патриарха, было решено упразднить патриаршество. Однако внешнеполитическое положение России быстро ухудшалось и вскоре ей пришлось воевать почти со всеми соседними и не очень государствами.

Эту проблему удалось решить, как обычно, благодаря случаю и смекалке: как-то няня молодого императора, укладывая его спать, посетовала – «как жалко, что у тебя, голубчик, нет брата-близнеца, тебе было бы с кем поиграть». Именно тогда и появилась идея заменить Петра двойником; во дворце отыскался некий Петруха, который был совершенно не похож на самодержца, однако был готов обниматься и целоваться с кем угодно и сколько угодно.

Скоро политическая жизнь страны наладилась и войны прекратились; единственным исключением стала Япония: Петруха нарушил протокол, так как не смог совладать с собой и полез целоваться к японскому коллеге, в результате чего император объявил войну России.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я