сегодня: 10/12/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 05/04/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Непонятное слово и его роль в образовании

Андрей Дорофеев (05/04/10)

Проблему десятилетиями пытались тестировать психологи, но результатов, кроме испачканной кляксами бумаги, не видно.

Но я могу очень кратко описать этого врага государства номер один.

Эта проблема – непонятое слово.

Возьмите умного, сообразительного ребенка, доброго, с любовью в сердце – а это значит, практически любого, кто приходит в наш мир с помощью мамы. Первое, что окружает ребенка, это туман непонятых слов, а это значит – непонятых ассоциаций с жизнью. Возможно, это заметно не сразу, а иногда незаметно вообще, но непонятыми поначалу оказываются самые простые слова.

Мама называла кран для воды «штука». Для ребенка штуками становится все, что связано с водой, и в речи, говоря о, скажем, плотине, он будет говорить «штука», и при этом искренне думать, что это правильное употребление слова.

Папа начинал все свои фразы с сочетания «в принципе». Теперь ребенок думает, что «в принципе» означает «наверное». Так и употребляет. Что под «в принципе» понимал папа – вообще одному Богу известно.

А в школах ребенок, с уже затуманенной головой, попадает в еще большую ловушку. Происходит следующая цепочка, и, присмотревшись, практически каждый сможет заметить ее и в своем обучении.

Сначала ребенок приходит в школу, не совсем точно зная, что он там будет делать, но врожденная (если еще не убитая родителями в крайних случаях) жажда знаний перевешивает, и учиться детишки не против. Они совсем даже за!

Следующий шаг. Ребенок читает или слышит от учителя непонятое слово. Непонятое слово может быть или явно непонятым, как например «фактор» (для семилетнего ребенка оно обычно не значит ничего), или похожим на понятое, например «образование» или даже «двор». Учитывая количество дефиниций во многих словах нашего великого русского языка, таких слов огромное множество.

Следующий шаг. Ребенок не понимает текст, в котором находится это слово. Например, предложение «Композитор представил свой опус» будет бессмысленным, если человек не знает слова «опус», или слова «композитор», или слова «представил» в подходящих к контексту дефинициях.

Следующий шаг знают все. Энтузиазма в учебе поубавляется. Ребенок начинает скучать, зевать на уроках, и в голове его откладывается только самая пустая во вселенной пустота... Там нет понимания. Там нет ничего. Заучивать наизусть ребенок не любит, по моим наблюдениям.

Спросите такого парня или девочку – что сегодня проходили? Ответ будет «не помню» или «что-то про...».

Следующий шаг. Ребенок начинает протестовать. Сознательный и ответственный взрослый, возможно, и подумал бы, что тут что-то не так, и постарался бы понять. Ведь нужно же ему что-то изучить, в конце концов! Но ребенок, хотя и является полноценным человеком, не имеет одной очевидной вещи – опыта этой жизни. Он не знает, зачем ему образование. Он не осознает пока этого, даже если мама затвердила ему, что «для того, чтобы заработать много денег». Этот протест – холодная злость в глазах учеников, драки за школой, изрисованные и изрезанные ножичком парты, сознательный вред или злые шутки над персоналом школы.

Следующий шаг – бегство. Если человек не стеснен в действиях, он сбегает – с курсов, с лекций, с продленки, со школьных мероприятий. С уроков. Оправдания – не имеют значения. Вы сами можете сколько угодно их придумать, чтобы сбежать. Конец учебе!

Следующий шаг – условный. Очень часто в нашей системе образования просто не принято сбегать! Кто даст ребенку не ходить в школу? Кто из родителей даст бросить институт? Не-ет. Ни за что. «Ты должен получить образование!» Ребенок, да и любой человек, очутится в этот момент меж Сциллой и Харибдой. Учиться – тошно и бесполезно. Не учиться – вообще прибьют.

И в голове у ребенка вырабатывается механизм, который будет лежать на нем ярмом всю жизнь. Человек отстраняется от предмета изучения и строит себе в голове прекрасную маленькую машинку, которая призвана просто автоматически отвечать заученной наизусть фразой на стандартный ответ. Здесь ни капли понимания!!! Здесь – робот. Здесь – мне немного страшно говорить это слово – зомби.

– Скажите мне, какова формула суммы из под кубического корня?

– Эта формула – ... (отвечает правильно, зная, что такая формула написана на странице 48 учебника).

– Молодец, пять!

За что пять? Он вообще не представляет, о чем говорит! Он никогда, никогда, никогда не использует это в жизни! Он забудет об этом через пять минут после экзамена!

Мы получаем студентов, которые пройдя ВУЗ, обучаются всему повторно на производстве.

Мы получаем человека, который никогда больше не будет хотеть научиться чему-то новому.

И каждый раз, глядя на человека, критикующего обучение, человека, который стремится сбежать с учебы, человека со ставшей уже такой обычной привычкой заучивать все наизусть, подменяя этим отсутствие понимания, мы смотрим в глаза непонятому слову, непонятому слову, и еще одному непонятому слову.

А потому – когда я прихожу к себе на работу и включаю свет, я вижу в первую очередь полки, заполненные затасканными томиками толковых словарей. Я знаю их по именам, как братьев, как милых знакомых. Вот – десяток степенных, в красной обложке, БТСов, вот, немного потоньше и поразноцветней, стоят Ожеговы со Шведовой. Чуть поодаль – Лопатины, их больше всего. А вот, отдельно, горячо любимые многими Репкины и почти прекратившие существование в нашем мире еще советские Габучаны. В другом шкафу – несколько видов этимологических словарей, словари синонимов, антонимов, произношения, словари иностранных слов, англо-русские словари, англо-английские Оксфордские и Лонгмены, грамматики русского языка...

И в завершение – серьезный на вид и по содержанию труд под названием «Большая Советская Энциклопедия», выпущенная аж тогда, когда Гагарин в космос еще не полетел.

Скоро придут детишки, зрелые люди и бабушки, будут изучать совершенно разные области жизни, кому что актуально, но у каждого под рукой – словарь. И не один.

И только студент начнет засыпать или придет в замешательство – волшебная палочка тут как тут. «Есть ли в тексте слово, которое Вы не поняли или не до конца поняли?»

И наградой мне будут, как уже и было сотни раз, почтенно пожимающие после окончания обучения руку студенты-взрослые, а также детишки, которые терпеть не могли школу, а теперь бегущие к шокированной маме: «А можно мне еще поучиться?»

Но главный приз – это понемногу, по мельчайшей капле возрождающийся мир, где люди готовы и умеют учиться и создавать такое будущее, которое они желают.

Можно возразить, что я все проблемы спихиваю на это непонимание слов. Частично соглашусь. Конечно же, у людей есть проблемы в семье, злые учителя, ребенок, в конце концов, может быть голодным, или же он спал два часа ночью. Но многие из этих проблем являются прямыми следствиями непонятых слов и плохого обучения! Потому что многие из них просто пропадают без малейшего приложения к ним усилий после прояснения слов, которые были тому причиной. Это – наука и искусство. Но это не гипотеза. Это многолетний опыт реальной работы. И это – чистое волшебство!

Я сплю и вижу сны о том, как:

  1. Школьное обучение проходит со словарем в руках.
  2. Дошкольное обучение проходит со словарем в руках родителей.
  3. В школах помогают обучаться, а не натаскивают на сдачу экзамена учеников, которые уже потерпели поражение в обучении.
  4. В школах преподают технологию обучения как один из первых предметов.
  5. Словари состоят из определений слов, которые можно понять простому человеку, включая ребенка, а не напичканы умными словами в самих определениях, которые может понять только тот, кому этот словарь уже и не нужен.
  6. Школьные учебники объясняют материал понятным языком, и не создается такое впечатление, что их автора просто решили потешить свое самолюбие и показать десятилетним детям, как же составители умны и важны, что так непонятно объясняются.
  7. Учителя доводят до учеников предмет не до тех пор, пока они смогут натянуть его на тройку, а до понимания.
  8. В школе вообще отменят оценки, оставив лишь две: зачет (что значит идеальное и полное понимание и способность использовать это на практике) и незачет (что не значит, что ученик глупый, а значит, что нужно еще разобраться в материале).
  9. Наконец, учителя перестанут делать вид, что дети глупы и научить их чему-то невозможно, просто потому что сами учителя не квалифицированы сделать это.

И я уверен – мои сны воплотятся в реальность. Уж как минимум я над этим поработаю.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.