сегодня: 20/11/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 11/03/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Правила Марко Поло

Вадим Месяц (11/03/10)

Глава 10

Я вернулся, излишне громко заскрипев тормозами на въезде. Открыл капот, словно причина скрипа была не в моих резких движениях, а в тормозных колодках. Сходил в гараж и подлил в пластиковую склянку тормозной жидкости, хотя ее, судя по мерке, было достаточно. В мире существовал надрыв, обман. Мои тормоза не могли быть успокоены обыкновенным подливанием масла.

Я погонял «Крокодила» по въезду в усадьбу: вперед-назад. Тормоза поскрипывали. Поскрипывали деревья. Я подлил еще чуть масла и решил отвезти машину к Фрэнку, механику, которому я доверял, если вообще можно доверять механикам. Я вряд ли так уж заботился о судьбе «Крокодила», я лишь выполнял некий механический долг, чтобы убить время и сосредоточиться на чем-то другом. Я начал подравнивать траву на лужайке перед усадьбой – занятие, которое я всегда презирал и ненавидел. Косилка завелась с первого рывка, но из нее пошел густой промышленный дым, мгновенно устлавший треть двора перед домом. Я решил не обращать на это внимания, надеясь, что мотор разработается и излишки масла прогорят.

Я продолжал бродить от забора к забору с машинкой, дымящей хуже паровоза, старясь быть спокойным, словно катаю обыкновенную детскую коляску.

Черный дым переваливался на территорию соседей, неприятно резал глаза, но я продолжал хозяйствовать, потому что был твердо убежден, что ничего дурного случиться не должно. Косилка практически новая, заправлена под завязку. Что еще надо? Наехав на один из белых булыжников, покоящихся в этой земле с незапамятных времен, машина лязгнула ножами и встала. Смрад начал развеиваться, давая душе некоторое облегчение. Двигатель уверенно молчал, сколько бы я ни дергал за стартер. Я принес отвертку и плоскогубцы и в течение получаса снимал с его нейлонового шнура стальную стопорную скобку, решив, что для завода не хватает достаточного размаха. Я переместил ее по шнуру ближе к мотору, зажал плоскогубцами и даже поколотил по ней камнем, положив на злосчасный булыжник.

Мои действия ни к чему не привели. Я был вынужден пожать плечами и покатить машинку обратно в гараж. По дороге мне попалась на глаза старая красная канистра, оставшаяся здесь еще от прежних хозяев. Полная копия моей, но запыленная вплоть до потери цвета. Я никогда не открывал ее, но на всякий случай не выбрасывал. Мутно-желтая жидкость, находящаяся в ней, была очевидно нефтяного происхождения и имела отдаленное сходство с бензином. Маслянистая, с темными прожилками внутри... Я преступным образом зашвырнул канистру через забор на ничейную территорию, нашел подходящую банку (Наташа имела целую коллекцию стеклопосуды с завинчивающимися крышками) и, перевернув косилку с ног на голову, слил содержимое бензобака в банку.

На свежем бензине машинка проработала не больше пятнадцати минут. Она вновь заглохла, теперь уже окончательно. В технике я никогда хорошо не разбирался, но назвать газонокосилку техникой не поворачивался язык. Я сел на корточки перед ней, впервые в жизни всматриваясь в ее жалкое устройство. Открутил свечу (она была в идеальном состоянии), побрызгал на нее чистящим средством и вкрутил обратно. Только после смехотворных в своей долговременности раздумий добрался до карбюратора – маленького, потешного фильтра цилиндрической формы, похожего на катушку для ниток с продольными картонными перепонками. Повертел его в руках, понюхал. Видимо, когда я переворачивал эту драндулетку, то залил его маслом. Никакой мистики.

Запасного у меня не было, хозяйственные магазины закрыты. Я загнал свой агрегат в гараж, облегченно громыхнул воротами, пошел в ванную и долго мыл фильтр каким-то дорогим и пахучим мылом. Ничего другого под руки не попалось. Запаха своего он после мытья не изменил. Я нашел на кухне какое-то хозяйственное средство, сделал из него густонасыщенный раствор и опустил в него свою новую игрушку до утра. Когда я, согласно своей новой привычке, пил «Мартель» у телевизора, запах бензина от моих пальцев добавлял коньяку немного глубокомысленного пролетарского аромата.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.