сегодня: 17/06/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 03/03/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Чёрно-белая ночь

Валерия Земленая (03/03/10)


На чердаке

Знаешь, Нет смысла Спасать утопающего, Который умеет плавать. Завтра Проснёшься, А за окном все тот же день, Та же осень, Все те же опавшие листья. Поздно. Поздно Становиться в очередь За бесплатной почтой. Утром – песня. Вечером – вой по несбывшейся ночью надежде. Ветер Дует, Заглушает мой стон, мой плач, мою песню. Волки Воют. Они просто пугают отсутствием слуха. Грустно Очень От того, что пустеют колодцы. Мы вместе, Мы рядом. И не надо кричать, Все и так слышно. Мысли Заплетаются в косы И их не расчешет гребень цензуры. Ночью Оттепель, Но не забывай, Солнце тоже бывает холодным. Клетки. Страницы. Я пишу, а под рубашкой режутся крылья. Через дыру в крыше Так приятно смотреть на зимние звезды. Снежинки Приносят На себе обещание таять. Пахнет Сеном, Гнилью чердачной И мокрым хлебом. Завтра Праздник, А сегодня Сочельник – я расправляю крылья. Медом Слёзы Текут по лицу – их лижет собака. Поздно. Поздно. Поздно уже доходить до точки. Хватит Бредить. Доставай карандаш и рисуй на обоях ветер. Голос В трубке Так похож на мой голос, но только лучше. Здравствуй! Здравствуй! Я так долго ждала, не бросай только трубку. Тихо. Тихо. Сеткой уха ловлю твое дыханье. Знаешь, Завтра праздник, А я на чердаке – у меня выросли крылья.

***

Белые медсёстры твоих снов Как адекватность времени. Железобетонное небо осени Висит над теменем. Кто-то застегнулся до нёба И подставляет ладони молодому дождю. Арлекин смотрит косо На тигриную шкуру мою. Протяжённостью времени тянется память И стирает ненужных героев, Выковыривает чувство жажды Из привычных мечтаний запоев. Раскрутить карусель релаксации, Разбросать свои вены по стенам И дышать так, будто ластишься К воздуху в сцене постельной. Переставим ряды этих стульев, Скрипача оставим на крыше. Он стоит там с развала Союза, Хоть ноктюрн его с крыши не слышен. Я люблю этот город сегодня: Здесь Дали пробежался по рельсам. А в глазах затаилась зелень Таёжного хвойного леса. Снег белизною кичился, Как халат Гиппократа весной. Засыпали мы самозабвенно, Просыпались мы наперебой. Расцветала заря красным маком На дне моего окна И росла, превращаясь в подсолнух, И завяла закатом она. И сегодня, в тот день, когда Небо Опустилось на расстояние вдоха, Отпустила в него я свой ветер. Ведь в груди ему было так плохо.

Человек под дождём

Здесь пахнет праздником и смертью. Здесь сотни дверей, а за каждой дверью Своя жизнь со своим окном. За одной из них живёт человек под дождем. Каждый раз в дождь он ходит по улицам И ждёт, когда обуется Одиночество. С неба спросится Каждая капля, А пока, как цапля, Укрытая плащом, Стоит человек под дождем. Он знает каждый шорох, каждый всплеск И хитро щурится, когда увидит лунный блеск На мокром асфальте шоссе. Зимой, попивая кофе-глясе, Сидит он у камина под тёплым пледом, Стареет без дождя и умирает снегом. Когда в дождливый вечер услышишь шепотом «пойдём», Одевайся и иди с человеком под дождём.

Без царя в голове,
без кукловодов над головой

Крысы утонули в шампанском. И, как всегда, очередь в дамском Туалете. Кто-то потерял, а кто-то потерялся. Шикарный бал казался Бесконечным и волшебным И для кого-то был первым и последним. Щелкунчик умер от кариеса Наших душ. Скитается Теперь по кладбищу героев, Не зная кроме снега ни дождей, ни зноев. У звездочета в трудовой книжке печать «просрочено». Король кричит страже: «Прочь его!» Дамы смеются и кружатся в танце С оловянным солдатиком в мундире с черным ранцем. Пьяный Пьеро читал свои стихи глухим мудрецам, Расплавленный воск тек по его щекам. Ёлка со звездой, как Кремлевская башня, Возвышалась над плахой и пашней: Крестьян вели на расстрел. В конце их шел смеющийся Кощей. Король, расхмелев, подписал оправдательный указ, Запачкав в крем от торта свой рукав. Золушка волочила пьяного принца. Крот потерял в салате свои линзы. Не сошел с ума лишь поэт, потому что уже был безумен. Он был глух, слеп и нем. Какая-то women Задела его своим бюстом: Полетела с плеч голова поэта. Заглянули, а там пусто. Сегодня праздник в королевстве, И кукловоды куда-то вместе Ушли, оставив нас с ослабленными нитями, И мы разбились, как чашки на «пьяном» чаепитии.

Сумбурное антиреволюционное

Фонарь на маяке И где-то вдалеке, В конце тоннеля Темнеют тени. Крик на корабле: «Вперёд! На абордаж!» А после вылавливают Упавших за борт крыс. Я возвращаюсь к вам, Но не пою на бис. Не обвиняйте малочисленный народ За то, что он, пытаясь выжить, Украл краюху хлеба с вашего стола. Вы испечете хлеб ещё, И в этом вам поможет Бог. Не обвиняйте вы того, Кто обвинить не смог. Не обвиняйте палача За то, что не поднял руки На младенца – Ильича. Малыш подрос и повёл Таких, как он. Огненный петух восстал, Назвав себя Фениксом, Зачатый Лениным, Марксом и Энгельсом. Накрыл страну крылами – Красными знаменами. Заполнил свой курятник Иванами да Матренами. И клюв его – точёный серп, А воля – твёрдый молот, Его надежда – красный герб, А семя – чёрный голод. Остался погребен В тяжелом мавзолее: От Храма Василия Блаженного Сразу налево. Мальчик, на углу Торгующий газетами, После, в 41-ом Ляжет под обстрелами. Мы ждём последний поезд, И проводница курит, Взглянув на небо, говорит: «Дождя не будет…»

Судный день

Мотылёк на окне Попался в сеть занавески. Сегодня судный день мотылька. Доводы о жизни не вески. Сегодня судный день для всех листьев: Летят и стелятся под ступнями, Печатают мокрый асфальт Печатью печали. Сегодня судный день для людей: Не пытайся спастись быстрым бегом, Когда на землю снизошел Господь Первым снегом.

Ночная птица

Опять не удалось лечь пораньше. Что толку? Все по той же схеме: Ночью – полёт, А поутру – перья в постели. Наглотавшись неба, Подавившись звёздами, Поцарапавшись о ветки, Я упала между гнёздами. В темноте ориентир – Лунная дорожка. Я ночная птица, Но боюсь темноты немножко. Ночью камыши Щекочут звёзды. Ногами по земле, крыльями по небу: Не унять мне этой розни. Греть битые лапы На тёплой крыше, Не столкнуться бы в полёте С летучею мышью. Летать низко, Предвещая дождь. Раскроить когтём Виноградную гроздь. Напиться из лужи, Кругами сотрясая небо. Ждать добычи В колосьях хлеба. Опять не удалось лечь пораньше: Во мне живет охотник. И таких, как я, Сегодня сотни. В полете безумном, Зацепив Луну крылом, Затмив глаза страстью, Я забывала, где мой дом. Животным инстинктам Пришлось потесниться, Впустив в меня Ночную птицу. Обвенчавшись с высотой, Ласкать крылом свободу. Задев спиной звезду, Камнем падать в воду. Разметав капли Весёлым вихрем, Всей стаей Над рекою крикнем. Изменчивы, как ветер, И преданы мы по-собачьи Нашей предводительнице стаи - Черно-белой ночи.

Стихотворение о венчании
и страданиях, причиняемых мной ветру

Заразиться бы глистами. Бычий цепень. Волчий клык. И, вцепившись в горло ветру, Вырвать ветреный кадык. Выманить давящий воздух Из... тлеющих лёгких И забавляться смыслом слов, Бессмысленных и хлёстких. Поздороваться с капризом, Попрощаться с бездной сна. Без окна висят карнизы – Два карниза без окна. Шагом марш по краю крыши! Бег на месте не впервой. В стужу хочется поближе, А в жару – побыть одной. Постучаться ветру в веки. Выдавить последний глаз. Прибежит на помощь лекарь, И прозреет ветер наш. Оторвав все запятые Пунктуации назло, Я смешала казнь и милость, Арлекина и Пьеро. Прикоснись ко мне, лаская Своим беличьим хвостом. Адрес – улица такая, И на ней такой-то дом. Я любуюсь горизонтом, Краем крыши подо мной. Станет ли моя звезда Путеводной, рулевой? Она встала раньше Солнца. Она раньше умерла. Я сплела все звезды в кольца, Эти кольца – в два кольца. Наконец-то два кольца Серебром на небе ясном. Мы с тобою обвенчались Батюшкой, что в белой рясе.

Мышеловка

Звезды срезают верхушки деревьев. Я пью отвар из ароматных кореньев. Я третья героиня с двумя героями. Они варят пиво, и с уговорами О новой встрече расстаёмся. Друг у друга за спиной весело смеёмся. Я закрываю калитку и превращаюсь в кошку. Я кормлю падших мышей с ложки И читаю им на ночь рассказы, А после выпиваю их глаза и вставляю стразы. Слепые мыши бегают и сталкиваются лбами. Чёрные зрачки смешиваются с мышиными слезами. Я пытаюсь вернуть себе зренье. После полуночи снова иду собирать коренья. И если увидите кошку с мышиными глазами ночью, Отвернитесь, чтоб не навела на вас порчу.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я