сегодня: 20/11/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 22/02/2010

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Цивилизация гаджетов

Дмитрий Бирюков. (22/02/10)

Моя мобила сошла с ума.

Я обнаружил это очень просто – решил проверить баланс на счете и выяснил, что там минус.

Какой-то абсолютно неправильный, потому что деньги на телефон я положил лишь вчера.

Мне вообще-то нравится это выражение: положил деньги на телефон.

Так и представляешь, как берешь сколько-то купюр и кладешь сверху на мобилу.

Будто покрываешь ее ковром. Как сентябрьскую траву листьями.

Мобила уютно сворачивается в клубочек и засыпает, по всей видимости, до весны.

Но это так, лирическое отступление чуток в сторону.

Намного интереснее про то, о чем я уже начал свой рассказ.

Как моя мобила сошла с ума.

Естественно, что обнаружив этот неправдоподобный минус, я тут же позвонил оператору и начал качать права.

Оператор ко всему привыкшим милым женским голоском стал мне занудно объяснять, что на самом деле прав минус, потому что вчера было наговорено столько-то минут и я бы лучше вспомнил, сколько раз и кому вчера я звонил.

Вчера, вчера, звонил, звонил…

Звонок раздался в ту же минуту, как я положил трубку городского телефона.

– Ну и чего ты добился? – услышал я неприятно скрипучий и в то же время довольно равнодушный голос.

– Это кто? – спросил я.

– Это кто? – передразнили мне на том конце провода.

Моя мобила все это время лежала в кармане куртки, которая была брошена на диван.

И вдруг я понял, что в кармане куртки что-то происходит.

В том самом, где лежала мобила.

Не спрашивайте, откуда я это узнал.

Догадался, почуял, унюхал, в конце концов.

Каким-то образом про это прознал.

Ведь на самом деле – все тайное когда-нибудь становится явным!

Я осторожно положил трубку рядом с телефонным аппаратом на журнальный столик и начал на цыпочках красться к дивану.

Со стороны, скорее всего, зрелище это было абсолютно шизофреническим.

Или – параноидальным.

Сюрреалистическим, невероятным, навязчивым и маниакально-бредовым.

Телефонная трубка лежит рядом с аппаратом на журнальном столике, а взрослый мужик крадется на цыпочках к дивану.

Ладно бы еще, чтобы прибить какую-нибудь залетевшую в окно тварь, грозящую если и не смертоносным, то все равно неприятным для здоровья укусом!

Вообще-то охота на таких тварей временами доставляет мне нескрываемое удовольствие.

На комаров, к примеру, лучше всего охотиться с пылесосом. Я даже изготовил специальную насадку со вместительным комаросборником.

На мух хорошо идти со старой газетой, свернутой в трубочку. Газет у меня много – их постоянно засовывают в почтовый ящик в надежде, что я достану газету, открою, прочитаю, потом пойду куда-нибудь и что-нибудь куплю.

Но я их даже не открываю, сразу свертываю в трубочку и откладываю в сторону, до сезона охоты.

Есть еще, конечно, разнообразные эксклюзивные создания. Осы, шмели, шершни, пчелы. В конце концов, бабочки-мутанты. Этих надо бить или из рогатки, или ультразвуком.

Но я опять отвлекся.

Куртка все еще лежит на диване, и мне чудится, что в кармане что-то шевелится.

В том самом кармане, где лежит моя мобила.

Я крадусь совершенно бесшумно, меня уже нет, я стал собственной тенью.

Все, прыжок, карман плотно накрыт рукой.

Мне хорошо слышно, как из снятой трубки городского телефона внезапно раздаются короткие гудки.

Отбой, она не хочет больше говорить.

Она прервала разговор, боится, что я застукаю ее на месте преступления.

Не глядя, я засовываю руку в карман, мобила горячая, так и хочется сказать – потная.

Вспотела от долгого разговора.

А потом она вдруг кусается.

Бьет меня током прямо по пальцам, оскаливает зубы и впивается в руку.

Мне надо ее отключить, но я не могу.

Рука онемела и не двигается, будто какая-то дурная оса цапнула за палец.

Как в детстве, когда я обожал залазить на чердак и подкрадываться к гнезду с осами.

Если я вел себя тихо и не мешал, то они просто летали вокруг и мирно гудели.

Если же вдруг они решали, что день сегодня какой-то неправильный, то одна из них вдруг отделялась от роя, и нежно жалила меня в первое попавшееся незащищенное место.

Потом она, конечно, сдыхала, но легче мне от этого не было.

Онемение проходит, я опять лезу в карман.

Мобила уже остыла, я достаю ее, и начинаю пристально рассматривать. Потом вызываю меню и открываю исходящие звонки. Как и ожидалось, последним набирался мой городской номер, записанный в телефонной книге как «дом». А еще куча звонков была сделана вчера, большая часть из них – непонятно кому и на какие номера.

– Удалят надо! – говорю я ворчливо.

Мобила не отвечает.

Я решаю проверить таймер вызовов и понимаю, что минус на балансе у меня возник не просто так.

Она вчера оторвалась. Видимо, когда я уже лег спать, или еще просто валялся, смотря телевизор.

Ее же я оставил на зарядке в другой комнате.

И она пустилась во все тяжкие. Звонила друзьям и подружкам, тратила мои деньги.

Я даже не пытаюсь понять, как все это стало возможно. Стало, и все тут!

Меня вдруг разбирает любопытство: что будет, если я решу сейчас посмотреть блокнот для записей, сам я там ничего и никогда не записываю, и даже не знаю, зачем эта опция есть у меня в телефоне. Но она есть, и что-то там явно можно найти!

А еще можно посмотреть фотоальбом. Иногда мне самому приходит в голову снять какой-нибудь забавный кадр, из тех, что каждый из нас ежедневно подсматривает в жизни, но ведь никогда не рискуешь достать телефон и навести объектив на резкость. Но что придет в голову ей самой?

Или еще можно…

Раздается шипение. Это внезапно включился диктофон.

Все тот же неприятно скрипучий и в то же время довольно равнодушный голос.

– Оставь меня в покое! – говорит он.

– Ты сошла с ума, – говорю я мобиле, – ты сбрендила, свихнулась, у тебя какие-то проблемы с настройками.

Из динамика раздается приглушенный смешок.

И мне становится страшно.

Я вдруг понимаю, что они объединились. И пытаются захватить над нами власть. Они тратят наши деньги, они звонят по нашим номерам, они пытаются говорить нашими голосами. И если пока у них это еще не очень получается, то скоро все изменится. Они станут умнее, хитрее и поймут, каково это – заниматься любовью. А значит, смогут и размножаться. Мобила-мама и мобила-папа. Раса мобил, раса ПК, раса принтеров и сканнеров, раса видеокамер… Цивилизация гаджетов… Со своими законами и новым мировым порядком.

Я смотрю на мобилу, она притворилась мертвой и даже не подмигивает.

Я знаю, что сейчас сделаю – возьму ее в руку, подойду к окну и открою форточку. Падать с четвертого этажа недолго, вряд ли она успеет испугаться. А что будет потом – это вы хорошо можете представить!

Все правильно, раздастся шум лифта, в дверь позвонят. И мне придется открыть. Потому что иначе дверь просто выломают.

– Вы такой-то?

– Такой-то!

– Вы обвиняетесь по статье 1 дробь 2 параграф 3 Закона о Всемирной цивилизации гаджетов. Умышленное нанесение ущерба собственному гаджету с целью его хитроумного умерщвления путем физического уничтожения… Приговариваетесь…

В дверь звонят. Я засовываю мобилу в карман куртки и иду открывать. Они пришли.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.