сегодня: 09/12/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 04/12/2009

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Эстетика святости

Станислав Гурин (04/12/09)

Сначала рассмотрим значение слова «эстетика». Оно происходит от греческого aisthetikos – относящийся к чувственному восприятию. Однокоренные слова: αίςθάνομαι – чувствовать, воспринимать, слышать, видеть, понимать; αϊςθηςις – ощущение, чувствование, познание, в Новом Завете – понимание, проницательность; αίςθητήριον – чувство, в Новом Завете – способность различения, распознавания, смысл, ум _ 1.

Следует обратить внимание, что предполагается не только и не столько прямое и непосредственное восприятие чего-либо органами чувств, но еще и понимание смысла, уяснение контекста, различение, сравнение с чем-то другим, некоторым образцом, эталоном, идеалом. Это не просто восприятие, но еще и оценочное суждение, интеллектуальное действие, духовное усилие. В языке Нового Завета акцент делается именно на втором аспекте.

Можно предположить, что эстетика должна быть связана с пониманием ценностей (аксиологией) и осмыслением природы человека (антропологией), с фундаментальными проблемами человеческого бытия (онтологией, метафизикой и богословием). Если эстетика имеет дело с категориями красоты и прекрасного, то она должна выходить на уровень философского осмысления в самом широком контексте с учетом всего духовного и религиозного опыта. Можно говорить об онтологии прекрасного, о метафизике красоты и богословии искусства. Эстетика обретает онтологическое измерение.

С другой стороны, можно говорить об особой роли искусства и эстетического начала в православии. Речь идет не только об особой красоте православных икон и храмов, но и о постоянном внимании к эстетической проблематике, философском и богословском осмыслении красоты. Эстетические проблемы со времен Византии выступали как проблемы гносеологические, а гносеология понималась прежде всего как познание первопричины. В свою очередь познание как акт гносеологический, находясь в сфере реального опыта, является и актом онтологическим. Красота предстает как онтологическая категория, тесно связанная с другими богословскими понятиями и представлениями, такими как бытие, благо, истина, эйдос, логос, божественные энергии, свет и т.д.

Более того, категория красоты и символика света оказывается необходимой для понимания и осмысления самых глубоких тайн божественной сущности и божественного творения. Возможна эстетика преображения, эстетика обожения, эстетика святости. При таком подходе эстетическое, онтологическое, антропологическое и богословское содержание категорий совпадают. Возникают особые эстетико-онтологические, онто-эстетические категории: святость, свет, Слава Божия, божественная благодать, чудо и любовь. Источник и основание красоты находится в Боге, в божественном бытии, в богоявлении и в божественных проявлениях.

Рассмотрим как единство онтологических, антропологических и эстетических начал проявляется в понятии святости. Слова «святой», «святость» есть практически во всех языках. Греческое άγιος – отделенный для Бога, посвященный Богу, священный; святой, праведный, безгрешный, непорочный, чистый, благочестивый, почитаемый в качестве божества; άγιωςύνη – святость, посвящение _ 2. Другое слово ίερός означает – святой, исконно по природе священный, посвященный богам, принадлежащий богам, святыня, жертва, жертвоприношение.

В латинском языке слово «сакральное» происходит от индоевропейского корня *sak, что выражает наиболее интенсивное присутствие сверхъестественной силы в своей полной форме. Латинское sanctus – святой, священный, освященный, особый, возвышенный, глубоко почитаемый, ненарушимый, незыблемый, неприкосновенный, секретный, торжественный, праздничный, безупречный, непорочный, чистый, добродетельный, благочестивый _ 3. Подразумевается нечто отобранное или подготовленное для богов и ставшее священным в силу какого-либо ритуального действия, наделенное святостью, приобщившееся к святости и само ставшее святыней вследствие этого.

Sacer, sacra, sacrum – святой, священный, посвященный, предназначенный божеству, святыня, жертва, священнодействие, жертвоприношение, богослужение, празднество, тайна, таинство _ 4. Здесь имеется в виду нечто принадлежащее богам, священное по самой своей природе и сути, запретное для человека, неприкасаемое. Можно предположить, что в определенном смысле качество священности, которое может быть утрачено, противопоставляется качеству священности как неотъемлемому, данному по природе.

В других индоевропейских языках (авестийском и готском) священное также понимается в двух смыслах: во-первых, как нечто здоровое, то есть телесно и духовно неповрежденное, целое, возникшее на основе внутреннего развития организма, что растёт, прибывает в своей силе и, наконец, достигает состояния святости само по себе. Во-вторых, священное как что-то такое, что человек обнаруживает, выявляет в противопоставлении чему-то другому, как нечто обособленное, отделенное от мира человека _ 5. Противополагаются с одной стороны, обладающие этим качеством по самой своей природе, по сущности, следовательно – от богов, и, с другой стороны, наделенное этим качеством в силу действия человека, по ритуалу, как следствие отделения священного от профанного.

В русском языке понятие «святой» (церковносл. святый) – относится к истинному Богу или к человеку, отмеченному Божией благодатью. «Святой – избранный; отделенный на священное употребление, освященный; посвященный; всесовершенный, праведный (о Боге); угодник Божий. Это слово у наших предков означало сильный, крепкий; потом светлый, сияющий, незапятнанный, чистый, почтенный» _ 6.

Можно сделать вывод, что святое – это нечто, имеющее особый нравственный, ритуальный и онтологический статус. Это некая вещь или человек, место или время, выделенные, отделенные от всего остального, выходящее за рамки обычного, противостоящие обыденному и повседневному. Святое – это нечто особенное, очищенное и освященное, возвышенное, приготовленное Богу, предназначенное и посвященное Ему, принятое Богом, а, следовательно, причастное божественному бытию, получившее божественные свойства и качества, ставшее опасным и неприкосновенным.

Некто или нечто является святым не само по себе, а становится таковым только благодаря причастности к божественному бытию, будучи принесенным в жертву и освященным свыше. Можно выделить особую способность святого, священного – передавать часть своих свойств тому, что приходит с ним в соприкосновение. Святость дается, даруется, вещь или человек наделяется святостью. Даровать, передать святость, наделить ею может только то, вернее – Тот, кто сам является источником святости, её носителем и обладателем в полной мере и совершенной форме.

Святость в полном смысле этого слова может быть только там, где есть абсолютное бытие, безусловное и безотносительное существование, вечность и бесконечность, целостность и полнота, творческая сила и могущество, совершенство и красота, истина и благо. Свято только то, что является Первопричиной, то есть причиной самого себя, Первоначалом, то есть условием и гарантом существования всего остального мира, его смыслом и целью. Святое имеет особый онтологический статус, исключительное место и значение в бытии, высший смысл и абсолютную ценность и является предельной целью. Святость по своей сути самоценна и самодостаточна, вечна и неизменна.

Поэтому понятие святости относится исключительно к Богу и в своей сущности определяется Им. Святость – это неотъемлемая особенность, внутреннее свойство, отличительное качество Бога. Святость – это то, что отличает Бога от всего остального, от Его творения. Только Бог свят в полном смысле этого слова. Во-первых, это первое и главное Его отличие от сотворенного мира. Во-вторых, Бог свят Сам по Себе, безусловно, безотносительно, неотъемлемо, абсолютно, то есть по Своей природе, по сущности. Бог есть единственный источник святости, условие и причина святости, основание и гарантия святости, исполнение и полнота святости.

Понятие святости соотносится с понятиями сверхъестественного, трансцендентного, таинственного, сокровенного. Можно говорить об эстетике апофатического богословия. Есть какая-то особая красота в непознаваемости и непостижимости божественной сущности. Таинственность и потаенность внутренней божественной жизни оборачиваются возможностью приобщения к божественным тайнам через церковные таинства, скрытое и сокровенное приоткрывается в творении и откровении, невозможное и несбыточное осуществляется в феномене чуда. Но в прямом смысле красота проявляется там и тогда, когда Бог Сам открывает, являет Себя, показывает или сообщает Свои священные тайны людям, прежде всего святым. Через Откровение и богоявление мы знаем о том, что Бог есть Святая Троица.

Святая Троица

Святость – это изначальное свойство внутренней жизни Святой Троицы. Все члены Троицы являются Лицами, личностями, субъектами. Им присущи личностное самостояние, неисчерпаемая полнота и внутреннее богатство. Они обращены друг к другу. Эта взаимообращенность, взаимообщение трех ипостасей есть совершенная взаимопрозрачность, полнота взаимного приятия и открытости. Каждое из лиц Троицы устремлено к другим, осуществляет себя в них. Они абсолютно прозрачны и проницаемы друг для друга. Лица Троицы соединяются между собой. Но соединяются, не сливаясь, друг с другом сопребывая и проникая друг в друга без всякого смешения и слияния (Иоанн Дамаскин).

Андрей Рублёв. Троица.

Они отдают себя друг другу и принимают в себя другого. Происходит полная самоотдача, непрестанная взаимоотдача бытия, абсолютный дар и совершенная жертва. Такая полнота взаимопроникновения – это не смешение, не слияние, а совершенное взаимопроникновение, сочетаемое с совершенным сохранением собственной идентичности. Полное самоотречение становится способом сохранить и утвердить себя в бытии посредством любви. Таким образом, тайна внутренней жизни божественной Троицы выражается в логике троичности, в эстетике Святой Троицы, проявляется как внутренняя духовная красота и интеллектуальное совершенство. Красота святости – это красота божественной Личности, красота любви и самопожертвования.

Именно свойство святости соединяет в себе внутренние и внешние измерения божественной жизни, внутренние, невидимые качества Божества, сокрытые глубины, сокровенные тайны и его внешние, видимые, явные проявления, иерофании и теофании, божественные энергии и действия. Святость Бога проявляется в мире как божественная власть, могущество и величие, недостижимое для человека, и поэтому грозное и ужасающее. Святость Бога предстает как истина и правда, праведность и справедливость, суд и милость. Святость Бога является в мир как свет и красота, святое не может не быть красивым и прекрасным. Святость Бога обнаруживается в мире как благо, благодать, то есть благодатная, благословляющая сила, дающая жизнь. Святость Бога открывается людям как добро и любовь. В святом нет никакой тьмы, зла и греха.

Божественная красота

Святость Бога выражается в божественной красоте. Божественная красота – источник всего красивого, прекрасного в мире и человеке. Бог сообщает, дарует всему свою собственную красоту. Изначально божественное творение – благое и красивое. «И увидел Бог, что это хорошо». Божественная красота – это творческая причина, смысл и цель всего красивого, образец, идеал и предел всего прекрасного. Обретение святости, благодати Духа Святого, преображение – это путь восхождения человека к божественной красоте.

Божественная красота показывает Царство Божие и призывает к нему все сущее. Божественная красота влечет, притягивает к себе. Она вызывает чувства духовной радости и удовольствия, наслаждения и блаженства. И все, кто не может остаться равнодушным, устремляются к божественной красоте, при этом освящаясь и преображаясь. С человеком происходят реальные онтологические изменения, меняется его внутреннее состояние и положение в бытии, его онтологический статус. Для этого должны быть причины, превосходящие его бытие, укорененные в бытии абсолютном и совершенном, то есть в сверхбытии.

Красота – это не только эстетическая, но и онтологическая категория, так как она связана с божественной красотой, с Богом как источником и основанием любой красоты. В красоте природы или человека, особенно в нравственной и духовной красоте, проявляется, присутствует, обнаруживается, как бы просвечивает красота божественная. Гармония, совершенство и красота божественного творения укоренены в божественной природе, их основания скрыты в тайне божественной сущности.

Слава Божия

Весьма показательно представление о славе Божией как проявлении божественной сущности, как одновременном явлении сверхъестественной власти и видимой красоты. Понятие «слава Божия» явно имеет и онтологическое и эстетическое содержание. Слава Божия соединяет внутреннее, потаенное, скрытое, сокровенное с внешним, проявленным, открытым, видимым. Вечное, непознаваемое и таинственное – со сбывшимся, познанным и очевидным. Слава Божия – это внутреннее качество Бога, связанное с силой и могуществом, властью и величием. Бог – есть Господь, Творец и Вседержитель. «Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки» (Мф. 6, 13).

И одновременно слава Божия – это конкретное свершение божественной воли в мире, реальное осуществление божественного промысла в истории, полное и совершенное исполнение замысла Бога о мире и человеке. Слава Божия – это невидимое, ставшее видимым, реальность, превосходящая любые мечты, невозможное для человека, оказавшееся возможным для Бога. Слава Божия – это видимое и осязаемое воплощение обетований, претворение смысла и красоты, грядущая абсолютная реализация в человеке и человечестве образа и подобия Божия. «…великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бо-га. Он имеет славу Божию» (Откр. 21, 10-11).

Чудо

В предчувствии этого события, в предвидении такого чуда, в ожидании этой встречи человек прославляет Господа, поет славословие «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе». Чудо – это вторжение высшей реальности в материальный мир, преображение бытия и самораскрытие сверхбытия, превосхождение ограниченности и относительности человеческого существования, достижение полноты и совершенства. Когда-то чудо станет явным, видимым, очевидным. «И небеса прославят чудные дела Твои, Господи» (Пс. 88, 6).

Чудо – это онтологический феномен, потому что показывает изменения в реальности, в действительности, в бытии. Любые трансформации, превращения и преображения – это именно действия и события, совершающиеся или происходящие в бытии, имеющие онтологическое измерение. Но чудо – это еще и эстетический феномен, так как оно непременно связано с красотой. Чудесным мы называем нечто красивое внешне, прекрасное, а еще нечто красивое внутренне, что-то изумительное, удивительное, радующее нас как своим видом, так и особым смыслом, имеющим особенную ценность.

Однако чудо – это не только то, что ждет нас в будущем, чудеса уже случались в истории человечества и даны нам сейчас. Чудо – это не только предмет веры и чаяний, но это еще и нечто самоочевидное для каждого человека, бесспорное и несомненное в нем самом. Для чуткого сердца и тонкого ума чудом является сам человек, его душа. «Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это» (Пс. 138, 14).

Человек не только наблюдатель, очевидец и свидетель божественных чудес. К тому же человек сам по себе – чудо. Человек – это чудо, осознающее само себя, тварь, которая постигает в себе Творца. Чудом является сама возможность видеть и мыслить это. «И мы видели славу Его» (Ин. 1, 14-15). Может быть, в этом и есть предназначение человека – видеть и прославлять чудеса Божии, красоту творения и «сияние славы» (Евр. 1, 3). Поэтому и человек может и должен быть причастен к святости Бога.

В высшем смысле святым является только Бог, не имеющий ничего общего с нечистотой, грехом и злом. Однако можно говорить и о другом аспекте святости, о святости человека. Человека несовершенного, сотворенного, несущего на себе последствия грехопадения и согрешающего сейчас. Но, будучи личностью и имея свободу воли, человек может выбирать между добром и злом, грехом и покаянием, преступлением и исправлением. И хотя человек не может стать святым по своей воле и только за счет собственных усилий, все же невозможное по природе становится для него возможным по благодати. Если человек посвящает себя Богу, желает принять Его и стремится служить Ему. Не являясь святым по своей сущности, человек может стать святым по другим основаниям – по личному выбору и своим действиям. «… по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках» (1 Пет. 1, 15).

Потому что свято все, что исходит от Бога или служит Ему. Люди, предметы и места, отделенные для Бога, и в которых (или на которых) пребывает Бог, называются святыми. Во всем этом проявляется святость Божия. Святость утверждается через Бога – Святого и Освящающего. Человек, дело и время становятся святы, когда Бог делает их своими, тем самым освящая. Не человек творит святость, она исходит от Бога; поскольку Он свят, то и нам следует быть святыми. Святой человек – отделенный, отстранившийся от зла, чуждающийся греха, чистый, избранный Божий. Святыми мы называем тех, кто стал причастником божественной благодати и освящения. «Будьте святы, ибо Я свят» (1 Пет. 1, 16).

И это дар Божий через заступничество Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. «Святыми же называет здесь не совершенных только в добродетели, но и всех тех, которые стремятся к тому совершенству, хотя еще и не достигли его. И этим ничто не препятствует освящаться через Причастие Святых Тайн и в этом отношении быть святыми, подобно тому как и вся Церковь… они называются святыми ради Святого, с Которым они имеют общение и Которого Тела и Крови причащаются»_ 7. Святость – свойство Божие, проявляющееся в отношении человека.

Благодать

Святость – это действие Бога, проявление Его свойств, явление Его энергий, того, что называется благодать. Благодать – это такие особые качества, способности и силы, которые человек не имеет сам по себе, но Бог ему дает, и человек может принять и усвоить. «И от полноты Его все мы приняли и благодать» (Ин. 1, 16). Это то, что человеку не принадлежит, но возможно для него, становится доступным при некоторых условиях и обстоятельствах, открывается ему и нисходит на него.

Благодать – это нечто такое, что соразмерно и человеческой природе, и, одновременно, радикально отличной от нее – божественной природе. Благодать – это то, чего человеку не достает по его сущности, чего не хватает в его сегодняшнем греховном состоянии. И это то, что ему необходимо для полноценной жизни и служения Богу. Благодать – это милость и сила Божия, проявляющаяся в отношении к человеку и выражающаяся в даровании ему спасения. «Благодатью вы спасены» (Ефес. 2, 5).

Таким образом, святость предстает как свойство человека, но не его собственное, неотъемлемое качество, а полученное свыше, дарованное ему Богом. Святость дается человеку по милости Божией, по Его благодати, как дары Святого Духа. Святые – это люди, наделенные Богом за их веру и добрые дела особым качеством святости и способностью творить чудеса. Святые – участники, причастники святости Бога, общники Его божественного естества, созерцатели божественной красоты и ее выразители. Они воплощают духовную красоту в своем духовном опыте. Человек – икона Бога, и в Его святых образ Божий достигает полноты и совершенства.

Святость человека есть уподобление Богу, отражение и осуществление в человеке божественных совершенств. Поэтому в некотором смысле можно говорить о святости как о плодах веры и верности, как о результате трудов человека по исправлению своей греховной жизни, как следствии поста и молитвы, итоге добрых дел и аскетических подвигов. Но без Бога человек не может этого делать и без Его помощи не смог бы достичь достойных результатов. Поступки человека обретают подлинный смысл и высшую ценность, если они ориентированы на святость.

Реальное воплощение святости – святые и святыни. Святыней можно считать все полученное от Бога или посвященное Богу. Это особые предметы, слова и книги, изображения и звучания, места или моменты времени. Святыни преисполнены смысла, высших ценностей, это духовные сокровища. Святыни хранят в себе тайну божественного бытия. Но их святость воспринимается как зримое свидетельство бытия Божия. Святыни являют божественную красоту и даруют человеку духовное наслаждение и радость. Они показывают присутствие Бога в жизни людей и действие Его промысла. Святыни – это носители божественной благодати.

Любовь

Проявлением и следствием святости Бога является божественная любовь. Бог дарует Свою любовь людям. Она является причиной творения мира и человека, основанием и условием человеческого бытия и высшей целью его существования. Любовь человеческая есть отражение божественной любви и ответ на нее. «Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога» (1 Иоан. 4, 7). В святых пребывает любовь Божия. А кто любит Бога, тот обретает святость. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Иоан. 4, 16).

Любовь – это самое красивое чувство человека. Любовь тесно связана с красотой. Настоящая красота вызывает чувство восхищения и любви. А человек в состоянии любви чувствует и воспринимает красоту вокруг себя. Красота в поступках человека, добро и милосердие – это проявление любви. Красота – это воплощение и олицетворение любви и святости. Любовь – таинственное чувство, но оно требует осязаемой реализации, явного осуществления, видимого претворения в жизнь. Она меняет всего человека, вдохновляет на творчество, наполняет его жизнь смыслом и красотой. Любовь – это вечная творческая сила. «Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13, 8).

Свет

Божественная святость проявляет Себя в мире как Божественный Свет, как слава Божества, поэтому возможно сближение понятий «свят» и «свет». «Свят» в славянских языках означает чистый, светлый, сияющий, сильный, благой, полный бытия, блага, Бога. Свет – это видимое проявление, явление святости. Свет предстает как в равной степени онтологическая, гносеологическая и эстетическая категория. Св. Дионисий Ареопагит пишет, что свет происходит от блага. «Божественная красота, как начало всякого совершенства, сообщает свет свой каждому по достоинству» _ 8.

Красота – это нечто видимое, данное в свете, явленное и проявленное. Красиво то, что освещено, т.е. открыто, обнаружено, показано, представлено, и освящено, т.е. дано, даровано, благословлено Богом. Красота – это нечто полное смысла и ценности. Красота связана с истиной, просвещающим словом, благовестием и откровением. Красота связана с добром и благом. Красота связана с божественным бытием, с полнотой и совершенством божественных свойств и качеств, проявленных посредством божественных сил и энергий. «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Иоан. 1, 5).

Итак, эстетика святости обнаруживает особое духовное пространство, показывает такое измерение бытия, где красота и святость соединяются, совмещаются и сочетаются. Святость является фундаментальным основанием и источником красоты. Красота являет, высвечивает святость. Онтологизм красоты заключается в том, что она не просто радует глаз и услаждает душу, но и еще меняет жизнь человека, преображает его существование, вносит в человеческое бытие нечто особое, свыше.

Красота – объективная реальность и ценность. Функция красоты – организовать внутреннее состояние человека для принятия благодати, для достижения святости. А святость – это источник внешней и внутренней – духовной – красоты, это тот образец, которым любуется человек, идеал, к которому он стремится. Святость Бога – активная действующая сила, воздействующая на мир и человека и преображающая их, дарующая им красоту. А святость человека раскрывает и утверждает реальность святости Бога, выявляет и воплощает красоту.

______________________________________________________________________

Примечания

1. См.: Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь. – М., 1991; Греческо-русский словарь Нового Завета. – М., 2000.

2. См. там же.

3. См.:Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. – М., 1986; Петрученко О. Латинско-русский словарь. – М., 1994.

4. См. там же.

5. См.: Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. – М., 2001. С. 845-860.

6. Полный православный богословский энциклопедический словарь. – М., 1992. II, стлб. 2016.

7. Святитель Николай Кавасила. Изъяснение Божественной литургии. – Киев, 2003. С. 87-88.

8. Дионисий Ареопагит, св. О небесной иерархии. Глава III. §1.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я