сегодня: 27/05/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 15/09/2009

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Лаборатория слова

Песня без строк: Наталья Артемова, «Очаровать тебя»

Алексей Верницкий (15/09/09)

1. Введение

Наталья Артемова – автор и исполнитель собственных песен. Лучшим источником информации о ней является её сайт http://natarte.narod.ru. Её наиболее удачные песни собраны в альбоме «Легкомыслие». Я никогда не наткнулся бы на песни Артемовой, если бы поэт и меломан Юрий Демченко не обратил на них мое внимание, за что я ему благодарен.

Тексты её песен могут быть интересны с разных точек зрения, например, как женская поэзия, петербургская поэзия, или в рамках дискуссии о «детской» («инфантильной») поэзии. В этой заметке я хочу обсудить текст одной из песен Артемовой «Очаровать тебя» (далее «ОТ») с точки зрения стихосложения. Это интересно потому, что её тексты вообще и «ОТ» в особенности нарушают одновременно несколько традиционных стереотипов, касающихся того, каким должен быть стихотворный текст вообще и текст песни в частности.

2. Особенности текста «ОТ»

Начнем с того, что по определению, стихотворный текст – это текст, разбитый автором на строки. Однако если первичным способом существования текста является аудиозапись, убедительное разбиение текста на строки становится проблемой. Доводя этот аргумент до абсурда, можно было бы сказать, что звучащий текст в принципе не может быть стихотворным, ввиду отсутствия строк. Конечно, автор/исполнитель звучащего текста может разбить текст на соразмерные отрезки и обозначить границы между этими отрезками тем или иным заметным для слушателя способом. Тем не менее, проблема опознания звучащего текста как стихотворного существует. Поэтому поэт может поставить перед собой задачу одновременно, с одной стороны, убедить слушателя в стихотворности текста, а с другой стороны, намеренно сделать разбиение текста на строки более трудным, неоднозначным. Это интересно, и это именно то, что Артемова делает в «ОТ».

Во-первых, строки в стихотворном тексте, как правило, имеют примерно одну и ту же длину. Однако в «ОТ» фрагменты, которые можно было с достаточным основанием считать строками, имеют длину от трёх до семи (и даже, возможно, до одиннадцати) стоп ямба. Сравните:

Надела бы вуаль. Не носят их, а жаль.

(Читается как трехстопный ямб.)

В прозрачном платье цвета неба я всего милей, но можешь ты подумать, что мне надо быть скромней.

(Читается как семистопный ямб.)

Во-вторых, в стихотворных текстах, и особенно в текстах песен, как правило, есть рифмы. Помимо прочих функций, у рифм есть важная роль: они отмечают границы между строками. Например, именно благодаря рифме в вышеприведенных примерах слушатель воспринимает эти фрагменты как строки. Глядя на рифмовку «ОТ», можно утверждать, что в тех случаях, когда зарифмованы слова, стоящие недалеко друг от друга, рифмы являются сравнительно более богатыми (вуаль-жаль, блузон-хитон, оставайся-изменяйся), а когда зарифмованы слова, стоящие сравнительно далеко друг от друга, рифмы являются сравнительно более бедными (неполная рифма: утра-сна, тавтологическая рифма: тебя-тебя, идёт-идёт). Таким образом, рифмы, которые должны были бы быть внутренними, то есть необязательными, являются сравнительно более богатыми, тогда как рифмы, которые должны были бы быть скорее концевыми, то есть обязательными, являются сравнительно более бедными.

В-третьих, в песнях традиционно повторяются в качестве рефрена некоторые строки (или строфы), и это тоже является для слушателя сигналом, определяющим границы между строками. В «ОТ» есть повторяющиеся фрагменты, но их границы не совпадают с предположительными границами строк. Например, отрывок

Ах, что бы мне надеть, чтобы пленить тебя? Ах, что бы мне надеть, чтоб удивить тебя?

можно было бы разбить на строки так:

Ах, что бы мне надеть, 
чтобы пленить тебя?
Ах, что бы мне надеть, 
чтоб удивить тебя?

При этом повторяющиеся фрагменты «ах, что бы мне надеть» стали бы отдельными строками, и это было бы традиционно. Однако параллельный вышеприведенному отрывку отрывок

Вот это платье кружевное мне идёт, и эта маленькая шляпка мне идёт

указывает на то, что цезура в первом отрывке является случайной, и разбиение первого отрывка на четыре строки вместо двух неправомерно.

В-четвертых, строки внутри одной строфы, как правило, пишутся на один размер. Поэтому, например, мы заключаем, что отрывок

В прозрачном платье цвета неба я всего милей, но можешь ты подумать, что мне надо быть скромней

нельзя разбить на четыре строки по одной из случайных цезур внутри этих строк, то есть так

В прозрачном платье цвета 
неба я всего милей,
но можешь ты подумать, 
что мне надо быть скромней

или так

В прозрачном платье цвета неба 
я всего милей,
но можешь ты подумать, что мне 
надо быть скромней

Однако если разбить этот отрывок лишь на две строки, следуя рифме, то строки оказываются аномально длинными (семистопный ямб).

Подводя итоги, можно сказать, что «ОТ» сопротивляется разбиению на строки. Конечно, «ОТ» звучит как текст, который можно разбить на строки, и поэтому у нас нет сомнений, что это стихотворный текст. Однако при попытке записать этот текст и установить границы между строками мы сталкиваемся с тем, что разные критерии разбиения на строки (длина строк, рифма, повторы, размер) противоречат друг другу.

3. Содержательное значение описанного приёма

Можно усмотреть некоторое соответствие между формальным приёмом неразбиваемости на строки и содержанием текста.

Во-первых, в «ОТ» речь идет об изменчивом и многоликом женском образе, и эта неопределенность образа в некоторой степени соответствует неопределенности строк текста.

Во-вторых, можно обратить внимание на места в середине и снова в конце песни, где описывается особое эмоциональное напряжение. Если мы попытаемся разбить текст в этих местах на строки более-менее приемлемой длины, так, чтобы рифмы более-менее совпадали с концами строк, чтобы повторяющиеся фрагменты были параллельны в строках, и чтобы получился ямб (поскольку текст «ОТ» всё-таки скорее всего написан ямбом), мы приходим к такому разбиению на строки:

«Такой же оставайся, как 
сейчас, не изменяйся» – «И 
ты тоже, 
ты тоже…»

Получившиеся «дикие» анжамбеманы хорошо соответствуют особенному эмоциональному напряжению, которое выражается в этом месте песни.

4. Попытка экспериментального разбиения на строки

Несмотря на то, что мы только что увидели, что этот текст трудно разбить на строки, давайте попробуем всё-таки сделать это. Полный текст «ОТ» можно найти на сайте Артемовой по ссылке http://natarte.narod.ru/texts/ocharovat.htm. Следует сказать, что на сайте Артемовой текст разбит на строки и поэтому выглядит зрительно как стихотворный текст. Однако предлагаемое ей разбиение на строки является одним из возможных. Фактически, оно основано преимущественно на одном формальном признаке – на рифмах, а именно, все рифмы признаются концевыми. Ниже в качестве альтернативного варианта я привожу отрывок из текста «ОТ», записанный с учетом всех описанных выше критериев разбиения на строки. При этом в тексте выделяются следующие типы ямбических строк: из шести стоп без цезуры (мы обозначим их 6); из шести стоп с цезурой (мы обозначим их 6-ц); из шести стоп с цезурой, подчеркнутой повтором (6-п); из шести стоп с цезурой, подчеркнутой внутренней рифмой (6-р); из семи стоп без цезуры (7); из четырех стоп (4) и из одной стопы (1).

Ах, что бы мне надеть, чтобы пленить тебя,  (6-п)
ах, что бы мне надеть, чтоб удивить тебя…   (6-п)
Надела бы вуаль. Не носят их, а жаль.   (6-р) 
Ах, в чем сегодня мне очаровать тебя?   (6-ц)

Вот это платье кружевное мне идет,   (6) 
и эта маленькая шляпка мне идет,   (6) 
классический блузон и греческий хитон,   (6-р) 
костюм для танцев этот тоже мне идет!   (6)
 
В прозрачном платье цвета неба я всего милей,   (7)
но можешь ты подумать, что мне надо быть скромней.  (7) 
Ах, в чем сегодня мне очаровать тебя?  (6-ц)
 
Мы нежились вчера до самого утра…  (6-р) 
Ах, как печально расставаться даже ради сна.  (7) 
И ты сказал мне вдруг: «Всегда, мой юный друг,  (6-р)
Такой же оставайся, как  (4) 
сейчас, не изменяйся» – «И  (4) 
ты тоже,  (1) 
ты тоже…»  (1)

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.