сегодня: 26/02/2020 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 10/04/2009

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Печенье

Александр Мильштейн (10/04/09)

Рассказ Юлии Франк, перевод с немецкого А. Мильштейна

Звонок раздался, когда мне было четырнадцать лет. Я уже целый год жила не с матерью и сёстрами, а у друзей в Берлине. Незнакомый мужчина назвал своё имя и спросил, не хочу ли я с ним встретиться. Я молчала, я была не уверена, что хочу. Я много слышала о таких встречах, я часто представляла, как это происходит, но когда это на самом деле начало происходить, у меня возникло какое-то неприятное чувство. Мы договорились встретиться. На нём был джинсовый костюм. Я накрасилась. Он повёл меня в кафе «Рихтер» на Гиндемит-плац, потом мы пошли в кино на фильм Ромера. Нельзя сказать, что он был несимпатичным, скорее – застенчивым. Он взял меня с собой в ресторан и представил своим друзьям. Красивая, ироничная улыбка играла на его губах. И на губах других людей. Я догадывалась, что означала эта улыбка. Несколько раз я приходила к нему на работу. Он был сценаристом и режиссёром. Я думала, почему бы ему не давать мне деньги? Но не решалась об этом спросить. В конце концов я его почти не знала, и что я могла от него требовать? Кроме того, я уже сама могла позаботиться о себе, я училась в школе и ходила убирать квартиры, присматривать за детьми. Скоро я стану совсем взрослой и пойду работать официанткой, а когда-нибудь из меня вообще может выйти что-нибудь путное. Через два года (мы по-прежнему были друг для друга почти что чужими людьми) он сказал, что он болен. Он умирал целый год, я ходила к нему в больницу и спрашивала, чего ему больше всего хочется. Он говорил, что боится смерти и хочет, чтобы она уже поскорее была позади. Он спрашивал, не могу ли я раздобыть для него морфий. Некоторые мои друзья принимали наркотики, но с морфием никто из них не имел дела. Кроме того, я боялась, что в больнице морфий заметят и начнут выяснять, откуда он взялся. И я забыла о его просьбе. Иногда я приносила ему цветы. Он спрашивал про морфий, а я спрашивала, не хочет ли он торт, я ведь помнила, с каким удовольствием он кушал торты. Он сказал, что ему теперь больше всего хочется самых простых вещей – печенья, например. Я пошла домой и испекла печенье, целых два противня. Оно ещё было тёплым, когда я принесла в больницу. Он сказал, что хотел бы жить со мной вместе, по крайней мере, попробовать, он всё время думал, что на это ещё будет время, что в один прекрасный день... А теперь вот уже поздно. Вскоре после моего семнадцатилетия он умер. Моя младшая сестра приехала в Берлин, мы вместе пошли на похороны. Мать не приехала. Я думаю, у неё были другие дела. Кроме того она слишком мало знала моего отца и никогда его не любила.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я