сегодня: 23/01/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 17/03/2009

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Роковые девяностые

Татьяна Лестева (17/03/09)

Начало

Товары бытовой химии? Нет, отрава!

Пожалуй, нужно начать не с товаров бытовой химии, а с любимого напитка россиян. Как только наши победившие на выборах «демократы» дорвались к власти, то одним из первых деяний их (да не останется оно безнаказанным!) была отмена государственной монополии на торговлю алкоголем! Какая радость для жуликов всех мастей! Уж теперь-то мы напоим россиян! Вспомнилось народное творчество советского времени: «Мы пьём досыта!– сказал Никита». Да, уж! Время талонов на водку безвозвратно кануло в Лету. На прилавках появились литровые бутылки с импортным спиртом: пей – не хочу! А в ларьках запестрели бутылки «водки» со всевозможными экзотическими названиями и неизвестными названиями фирм-производителей. Ещё в советское время – дефицита водки – ко мне обратилась за консультацией начальник цеха Ленинградского ликёро-водочного завода с известной торговой маркой ЛИВИЗ. Когда же я приехала на завод, то выяснилось, что директор завода Ю.А. Никулин хорошо знал и помнит моего отца, преподававшего в Ленинградском институте пищевой промышленности, который в то время готовил специалистов для ликёро-водочного и кондитерского производств. Иметь знакомого директора завода такого профиля было весьма полезно даже для меня, отнюдь не увлекавшейся его продукцией. Но… юбилей, какое-нибудь торжество в институте, приём иностранных специалистов и прочее – пишешь письмо на бланке за подписью директора и получаешь ящик гарантированно заводской продукции, прошедшей контроль ОТК. А вот в магазинах и ларьках покупать водку, «минуй нас пуще всех печалей…».

Да, моя лаборатория поработала по оказанию помощи правоохранительным органам. Когда пара аферистов обманным путём получила у нас товар, пришлось мне прогуляться на улицу Крупской в ОБЭП (отдел борьбы с экономическими преступлениями) Невского района, оставив им там заявление о хищении. У нас принято охаивать милицию, рассказывая о её зверствах, это считается, чуть ли не хорошим тоном. Так вот в данном случае всё было наоборот: вежливые молодые люди лет 28-35 оказались хорошими следователями, очень быстренько нашли аферистов, открыли уголовное дело и т.д. Когда же я им рассказывала о специфике работы института и фирмы и сказала, что занималась очисткой спирта, то это сразу их заинтересовало. Посочувствуем следователям, которые живут в атмосфере прессинга со всех сторон: и заявитель жалуется на нерадивость, и начальство требует, и прокуратура, говорят, бдит, особливо бдит по срокам. А следователь изъял продукцию, которая вызвала у него подозрение, и пока сделают анализы в криминалистической лаборатории, пока дадут заключение, проходит время, и жулик снова занимает своё место продавца или хозяина. А тут рядом, через улицу Всесоюзный ранее, а теперь Всероссийский институт, где методики анализа поставлены. Звонок, письмо, экспресс – анализ и заключение. Для суда потом нужно будет заключение эксперта, а вот оценку соответствия спиртовой продукции нормам ГОСТ можно получить сразу и уложиться в трёхдневный нормативный срок.

Надо отдать должное сотрудникам ОБЭП, они стояли на страже здоровья русского народа. Водку и спирт привозили на анализ регулярно. И вот теперь с полной объективностью я могу рассказать о всех этапах большого пути бизнес-жулья, хлынувшего на спиртовой рынок, после отмены государственной монополии на торговлю Ельциным и Ко.

Сначала рынок заполнил неочищенный спирт – сырец и водка на его основе. По сравнению с ГОСТ нормы на примеси превышались в сотни и тысячи раз. Здесь уже однозначным был вывод не только о несоответствии нормативной документации, но о вреде для здоровья пьющих граждан. В это время появлялась водка из продуктов ректификации этилового спирта: «головка» – эфиро-альдегидная фракция, а порой и кубовые продукты – фракции сивушных масел. При выявлении такой продукции ОБЭП её конфисковал, а против продавца или хозяина возбуждалось уголовное дело. Думаю, что на повышение качества спирта, чтобы исчез сырец, во всяком случае в Невском районе Санкт– Петербурга, ушло года полтора.

Следующим этапом было появление на рынках очищенных спиртов и водки на их основе. Нужно сказать, что требования по концентрации примесей в отечественной алкогольной продукции существенно выше по сравнению с нормами западных фирм: в СССР на производство водки идёт спирт, из которого отгоняется эфиро-альдегидная, метанольная фракция, и от него отделяется фракция сивушных масел. По западным же нормам очистка производится только от фракции сивушных масел. Поэтому водка, приготовленная из импортного спирта, всегда не соответствует нормам отечественных ГОСТ. Но при незначительном превышении концентрации примесей заключение уже не содержало фразы о чрезвычайной опасности для здоровья. Кстати информация для снобов, предпочитающих русской водке импортный виски: спирт для виски не очищен от компонентов эфиро-альдегидной фракции, так что сознательно доставляете своей печени лишнюю «головную» боль.

Поскольку же очищенный спирт значительно дороже неочищенного, то для сохранения нормы прибыли «бизнесмены» пошли дальше: водку стали делать разбавленной: тоже нарушение ГОСТ, но продукт уже не представляет опасности для здоровья. Это уже был третий этап некондиционной водки. К этому времени связи торговля– производство были установлены. Так, магазин закупал водку, например, на ЛИВИЗе. Машина отъезжала от завода, условно говоря, за угол, где товар перегружался в другую машину и развозился по ларькам, а «левые» ящики якобы с заводской продукцией с ливизовскими бутылками и этикетками, снабжённые подлинной накладной и сертификатом, отвозились в магазины. Поэтому не было никакой гарантии, что в магазине купили заводскую водку.

Однажды к нам в лабораторию оперативник принёс бутылку водки «Охта» в ливизовской бутылке с просьбой срочно сделать анализ, причём хозяин сего продукта заверил его, что водка заводская, и что там всё должно быть в порядке. В его присутствии вскрываем бутылку, я нюхаю её (это органолептический анализ!) и говорю, что это вообще не водка. «Не может быть! – удивляется оперативник.– Предприниматель чуть ли не на библии божился!» А спиртом почти не пахнет. Меряем плотность – в «водке» восемь градусов крепости вместо сорока! Зато примесей, естественно, было мало: в пять раз разбавили водку и выставили на продажу. Но такое было, правда, только один раз.

Наконец, пробы нам на анализ стали приносить чистыми и очень близкими к нормам ГОСТ. Но радость оказалась преждевременной. Просто на рынок стала поступать водка, приготовленная из хорошо очищенного синтетического спирта. По химическим показателям она соответствовала нормам ГОСТ, и отличить её могли только дегустаторы, так как вкусовые качества водки, приготовленной из различных видов сырья различны, а синтетический спирт по их оценкам горький. Самый высококачественный спирт получается при сбраживании зерна, похуже – мелассный – при сбраживании картофеля, свёклы и т.д. Но это всё пищевые спирты, применение которых в ликёро-водочной промышленности разрешено. В Советском Союзе специальным постановлением правительства было разрешено три раза в году перед престольными праздниками – новым годом, Первомаем и днём Великой Октябрьской революции – для обеспечения повышенного спроса производить в ограниченном количестве водку низших сортов (вроде Московской) из гидролизного спирта. Но чтобы из синтетического! Никогда!

Правда, великий русский народ – талантливый экспериментатор и изобретатель – на заводах синтетического технического спирта быстренько разработал экспресс-технологию его очистки от примесей: наливаем синтетический неочищенный спирт в ведро, аккуратненько (с соблюдением норм техники безопасности!!) его поджигаем и ждём. Пока ведро дымит – выгорают примеси. Как только появляется синее пламя, то есть начинает гореть спирт, набрасываем кошму на ведро, охлаждаем и … вот и на нашей улице праздник!

Синтетический спирт дешёвый, так как он получается путём гидратации этилена, очистить его можно даже до норм спирта люкс. Почему бы и не делать из него водку? А вот почему нельзя, мне рассказал выпускник кафедры теории растворов, работавший в гидролизном институте, В.Ю. Аристович. К какому-то из съездов КПСС умные головы решили сделать подарок съезду. Синтетический спирт был очищен до такого состояния, что в нём вообще отсутствовали аналитически определяемые примеси. Но председателем Совмина в то время был Алексей Николаевич Косыгин, человек думающий и осторожный. И прежде, чем поить народ синтетическим спиртом, он дал указание произвести биологическую оценку его действия. У мышек начался загул: поили бедняжек различными водками. И выяснилось, что от водки на зерновом спирте мышки заболевали раком в одиннадцатом поколении, от гидролизного спирта – в седьмом поколении, а от синтетического спирта – уже в четвёртом поколении!

Дарители, надо полагать, пережили ряд весьма неприятных минут: «Вы хотите отравить весь народ!» Но оргвыводов, по словам Аристовича, не последовало. А вот запрещение на применение этого спирта в ликёро-водочной промышленности было однозначным. Но ведь это было в Советском Союзе с его государственной монополией на водку! А в России? Да ещё и не отличишь по анализам. Не понесёшь же каждую бутылку на дегустацию! Так что: ЛЮДИ, БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ! Покупайте водку только непосредственно в магазинах при заводе, если есть такая возможность, а ещё лучше вообще не пейте. И уж ни в коем случае не пейте технические стеклоомыватели на этиловом спирте.

О, сколько их было в эти роковые девяностые годы для спаивания и отравления россиян! Каких только марок не было: и льдинки, и кристаллы и красные шапочки, и…

Власть имущие не слышали робких протестов науки. Но участившиеся случаи смертельных исходов после приёма горячительных напитков всё-таки заставили и их задуматься. И появились акцизные марки, лицензирование и выделение квот на спирт. Ну, хоть какие-то меры для перекрытия этой реки поддельной водки. А вот до монополии на производство, увы и ах! Пока не дошло. Да и дойдёт ли? Уж очень сильны теневые тенденции в нашей жизни и коррупция чиновничества, готового не то что родину, но и душу продать дьяволу. Правда, цены не сравнимы с тридцатью сребрениками Иуды. А надо бы всё-таки монополизировать хотя бы производство водки!

Ну, это речь шла о продукте, где слились воедино понятия технического и пищевого. К сожалению, не лучше ситуация и с чисто техническими жидкостями – товарами бытовой химии: растворителями, стеклоомывателями, тормозными жидкостями и прочей необходимой зачастую в быту продукцией. По заказу Петроспирта, бывшего опытного завода при гидролизном институте, в эти годы мне пришлось проанализировать состав стеклоомывателей. В доброе советское время стеклоомыватели для автомашин производились исключительно на денатурированном этиловом спирте: высокая очищающая способность, не скажу, что приятный, но знакомый всем запах, минимальная токсичность. Но, ельцинская так называемая свобода, а если по-русски то БЕСПРЕДЕЛ девяностых, бросила на рынок такие стеклоомыватели, при одной мысли о которых волосы встают дыбом. Сейчас ситуация, к великому сожалению, не улучшилась. В СССР было запрещено применять метиловый спирт в товарах бытовой химии. Даже слово спирт применительно к нему нельзя было писать: только метанол – ЯД и рядом рисунок черепа с перекрещенными костями. Вроде бы всё ясно. Действительно, при приёме ПЯТИ миллилитров метанола внутрь наступала слепота, а ТРИДЦАТЬ МИЛЛИЛИТРОВ – неполная небольшая рюмка – приводила к летальному исходу. Люди, имевшие доступ к метанолу состояли на учёте в милиции, ежегодно на них подавались сведения со всеми изменениями адреса, места работы, телефона и т.д. На заводы, на которых производились работы с метанолом, ни один человек не мог проникнуть, не пройдя специального инструктажа по технике безопасности, где ты каждый раз подписывался под тем, что знаешь, что метанол яд, и избави тебя боже его пробовать на вкус, да и наслаждаться его ароматом тоже (он близок по запаху к этиловому спирту). Но главным достижением перестройки и ельцинского «демократического правления» явилась перестройка морали: нравственные принципы – ничто, деньги, нет не «деревянные» российские, а «зелёные» или «баксы» – всё! Вот и полился в канистры стеклоомывателей метанол– яд, естественно, без указания состава очищающей жидкости. По результатам анализа дала интервью журналисту, честно рассказала ему о всех последствиях применения такого очистителя. В журнале для автолюбителей была опубликована эта статья. Ан воз и ныне там! И до сих пор прилавки автомагазинов заполняют стеклоомыватели, на этикетках которых красуются сакраментальные слова: «МЕТАНОЛА НЕТ!». Но, как верно заметил Козьма Прутков: «Не верь глазам своим». Это как раз тот случай.

Не лучше обстояло дело и с тормозными жидкостями. Автолюбители меня поймут, надеюсь не по опыту, зная, к каким последствиям приводит некондиционная тормозная жидкость. Однажды у меня раздаётся звонок, и начальник транспортного отдела 122 медсанчасти (элитарная коммерческая клиника в Санкт-Петербурге) сообщает мне, что у него встали три машины скорой помощи после использования тормозной жидкости, купленной в Мадхаве. Но эту жидкость нам поставил Лужский ЗАВОД (!), созданный ещё в советское время, где, следовательно, должны были помнить и нормативы ГОСТ, и проверку ОТК. Беру бутылку, взбалтываю – пенится! Это тормозная-то жидкость пенится! Делаем анализы: ни по одному параметру не соответствует ГОСТ. Это был где-то 94-95 год, когда всё ещё было в дефиците – и касторовое масло, и бутанол. Предъявляю претензию с заключением, возвращаю им всю партию.

И, как вы думаете, каковы же меры были приняты? В Мадхаве, – это понятно: теперь и для заводской продукции ввела обязательный входной контроль. А вот на этом Лужском заводе? Также были приняты меры. Покупаем у них тосол, говорю экспедитору, что там должны остаться деньги, так что возьми пару ящиков тормозной жидкости. А у меня работала экспедитором Лариса Агакулиевна Ибрагимова, очень колоритная дама, начинавшая свою трудовую деятельность во ВНИИНЕФТЕХИМе, так что ей не нужно было повторять дважды одно и то же, была институтская школа. Приезжает она на завод, получать товар. Звонит мне – не отпускают ей тормозную жидкость, но только ей. Всем остальным – пожалуйста! Склад забит коробками с ней. Вот такие-то «меры» приняло руководство завода: раз потребитель знает, что товар некондиционный, ему не отпускать, а всем остальным – да пусть бьются на дорогах! Жалко, что ли?

Но ведь кроме автолюбителей есть ещё и любители делать ремонт собственными руками. Тут без растворителей не обойтись. Начну с анекдота, правда, жизненного. Как-то звонит мне представитель типографии, которому накануне мы поставили 646 растворитель собственного производства. Возмущение его захлёстывает: «Что вы мне поставили! Какой это растворитель! Я всю жизнь покупал у Растро, а вот тут связался с Вами!» Я, ничего не понимая, спрашиваю у него, какие же у него претензии, анализировал ли кто-нибудь растворитель, в чём дело. И слышу в ответ: «Какие анализы! Я его понюхал, он пахнет БУТИЛАЦЕТАТОМ!» Я с трудом сдержалась, чтобы не расхохотаться. Объясняю ему, что бутилацетат по ГОСТ входит в состав растворителя, что без него растворитель не будет работать, и что, если ему нужен растворитель без бутилацетата, то мы ему его приготовим. Только это будет уже не 646 растворитель, а растворитель, например, для печатных красок, да и стоить он будет дешевле, так как бутилацетат был одним из наиболее дорогих компонентов. Вот такими-то растворителями торговали предприимчивые бизнес-жулики.

Но это ещё были только цветочки! Поскольку в состав ряда растворителей входит этиловый спирт, то вначале многие фирмы готовили эти растворители на отходах спиртового производства, и они благоухали сивушными маслами. Когда же ввели лицензирование и квоты на использование этилового спирта, то, ни мало не сумняшеся, в растворители стали просто добавлять метанол– яд. А почему бы и нет? Более того, такой, с позволения сказать, растворитель даже экспортировали в страны ближнего зарубежья, не удосужившись даже, ну хотя бы сделать на него новые технические условия. Нет, таможня приносила нам на заключение паспорта растворителей, при анализе которых находили метанол-яд. И растворитель этой фирмы до настоящего времени красуется на полках даже фирменных магазинов таких, как Макси-Дом, например. Что уж тут говорить о ларьках или рынках!

«Не верь глазам своим», заходя в любой магазин строительных товаров или бытовой химии. Если на бутылке написано «уайт-спирит» призводства Ярославского завода, не сомневайтесь, там налит керосин и не удивляйтесь, что краски будут долго сохнуть и липнуть к рукам. Если на этикетке увидите надпись «растворитель 650», не верьте! Это просто каменноугольный сольвент без полярных компонентов. Везти этилцеллозольв из Нижнекамского нефтехимического комбината? Далеко! Дорого! Золотой будет растворитель! Обойдутся! Покупаете в Кингисеппе на заводе по переработке сланцев сольвент, разливаете в бутылки, наклеиваете этикетку, и вот 650 растворитель с надеждой взирает на тебя с прилавка, хотя сольвент – это только один из нескольких компонентов, которые и дают растворителю номер 650. Сойдёт! Купят! Если же вы купили бутылку ацетона, и он почему-то не полностью смешивается с водой, не сомневайтесь, разбавили его дешёвым углеводородным сырьём: прибыль превыше всего, а что до качества, так не для себя же! Не пойдёт же покупатель из-за одной бутылки в суд! А фирмочке навар! Этот перечень можно продолжить, к сожалению, до бесконечности.

Правда, Мадхава славилась качеством продукции. Но оборотной медалью «славы» является появление на рынке подделок. Как-то сообщает мне зам. директора, что увидел в большом строительном супермаркете в Купчино якобы наш товар. Покупаем, да, на этикетке красуется наша Мадхава, но всё остальное! Оказывается и толуол производит не Киришский нефтехимический завод, а непосредственно Мадхава! Что уж говорить о содержимом. Вызываю директора фирмочки, поставившей эту продукцию. Приезжает молодой предприниматель с характерной семитской внешностью, весьма обеспокоенный своим будущим. Побеседовали. Вроде бы подделки прекратились. Во всяком случае, в Санкт-Петербурге. Так что, если книги Веллера до сих пор крадут в библиотеках, то у нас пытались красть торговую марку.

Как свинья всегда находит грязь, ежели верить народной поговорке, так и наш бизнесмен всегда найдёт способ обойти закон, дабы отхватить кус пожирнее. Особенно это наглядно видно на экспортных операциях. Однажды ко мне обратился представитель Санкт-Петербургской таможни с просьбой дать заключение и ответить на ряд непонятных им вопросов. Экспортируемый под видом топлива нефтепродукт показался таможенникам нефтью. А игра стоила свеч: таможенные пошлины на топливо в несколько раз ниже по сравнению с сырой нефтью. Знакомлюсь с документами, запрашиваю технические условия на экспортируемое топливо, сравниваю документацию. По всем параметрам так называемое топливо подпадает под нормативы ГОСТ для сырой нефти. Даем заключение. Через несколько дней, около двенадцати часов ночи, у меня дома раздаётся звонок, и мужчина, не представляясь, интересуется, жива ли я ещё и уверяет, что скоро умру. При этом монолог произносится для большей убедительности с применением непарламентских выражений. На следующий день звоню в таможню, чтобы сообщить следователю об этой новости. Лёгкий шок. Как выяснилось, опасения следователей имели под собой почву – незадолго до этого при странных обстоятельствах якобы покончил жизнь самоубийством один из таможенников, причастных к задержке этой партии топлива. Но это уже не девяностые роковые, это уже наш двадцать первый век, пользуясь уголовной лирикой: «новый год, порядки новые…». Да, нет, пожалуй, перешли мы порог двадцать первого века со старыми «новыми» порядками. Когда же я ознакомилась поподробнее с таможенной нормативной документацией, то сразу подумалось, а кто же её составлял и главное, с какой целью? Нет, не во имя могущества родины! В каждой строчке столько точек, столько лазеек для жулья, что от всей души пожалеешь таможенников, ещё ухитряющихся сопоставить какие-то факты, проверить их и поймать вора с поличным. Но зачастую какой ценой!

Но если бы только в таможенной декларации! Есть тысяча и один «законный» способ не платить налоги. Предприимчивые юристы официально или полуофициально издают пособия для бизнесменов и главных бухгалтеров, как обойти это проклятое слово «налог». Например. Известно, что первая налоговая проверка приходит через два года. Следует вывод: фирма не должна существовать два года. Только один год! При этом нужно сдать баланс абсолютно липовый, это никого интересовать не будет, важно, чтобы в нём было показано, что ты ничего не должен государству. По налогам ноль. Затем идёте в ЛЮБУЮ (в это весь ужас!!) юридическую фирму и произносите сакраментальные слова о закрытии фирмы через продажу «ПРОДАЖА-НОМИНАЛ». Нет проблем! Деньги в кассу (от 6 до 12 тысяч) две недели ожидания, и вот уже твоей фирмой владеет некое физическое лицо, как правило, не существующее, а если существующее, то никакого отношения к этой продаже не имеющее – паспорт потерял, а кто-то на его потерянный паспорт и оформил покупку фирмы. Простенько и со вкусом, причём всё официально: продажа зарегистрирована в налоговой инспекции, ты чист и спокоен. Правда, поговаривают, что последнее время налоговики постановили, чтобы оба директора появлялись в налоговой при получении документов. Какие проблемы? Паспорт покупателя предоставляется, где-то в уголке сидит некий молодой человек, предварительно потерявший паспорт на тот случай, ежели инспектор захочет поинтересоваться, не призрак ли это. Но как правило инспектора это не интересует. ВСЁ ПО ЗАКОНУ! Наши законодатели, надо полагать, работаю НЕДАРОМ!

Но есть и другой официальный и законный способ закрытия фирмы. Если вы не знаете этих спасительных для жуликов слов «продажа-номинал», такое тоже случается с белыми воронами от бизнеса, тогда вы приходите в юридическую фирму, платите деньги – сумма примерно такая же, заключаете договор. Далее фирма дает в специальный бюллетень информацию о том, что такая-то фирма с прискорбием извещает, что она закрывается, и что претензии принимаются по такому-то адресу в течение двух месяцев. Два месяца тяжких ожиданий претензий со стороны и контрагентов и налоговых органов обычно заканчиваются полным штилем: ни малейшего колыхания ни с одной стороны. Далее стандартная процедура регистрации этого сокровенного желания фирмы в налоговой инспекции, и учредители обретают долгожданную свободу от всех долговых обязательств, ежели таковые есть.

Есть и ещё один путь. Денег нет, фирма обанкротилась. И ничегошеньки у несчастного малого предприятия нет. А закон есть. Это закон о банкротстве. Согласно нему администрация обязана обратиться в Арбитражный суд с иском о признании банкротом. Предварительно составить список всех дебиторов и кредиторов. Кредиторов известить о горестном для них событии – денег нет, а за кредит– большое русское спасибо! Суд обязан назначить арбитражного управляющего. О, это золотое дно для него, даже если в фирме ничего нет. Зарплату-то платит государство, и не маленькую! А уж если банкротят предприятие с недвижимостью и движимостью, то тут уже есть на чём и дополнительно погреть руки. Но это особая статья. Не о малом бизнесе!

Поэтический финал

Однажды, задумавшись над жизнью своей, проанализировав ушедшее и взглянув в наше радужное завтра, я решила закончить с бизнесом. И закрыла божественную фирму МАДХАВА.

Свобода от бизнеса настроила меня на поэтический лад, и весь благоприобретённый опыт вылился вот в эти строки.

Я олигархам знаю цену,
Лет десять в бизнесе крутясь.
Идее равенства на смену
Бандитская явилась мразь.

Чиновникам я знаю цену,
Поскольку создавала фирмы.
Дать в лапу – это непременно,
Не напрямую. Из-за ширмы.

Гаишникам я знаю цену тоже.
Не раз автохозяйства открывала.
Не каждый это сделать сможет.
А я смогла: я цену знала.

И цену банковским кредитам,
Увы, не раз узнала тут.
«Проценты низкие. Платите!»
А список в банке Вам дадут.

А депутаты, что о них сказать?
Они недёшево обходятся  народу.
Задача их одна – болтать.
И новые себе присвоить льготы.

Свою юристы цену скажут:
Есть такса каждому закону.
Заплатишь коль, тебя «отмажут».
Невинного отправят в зону.

Быть честным в бизнесе – утопия:
Ты через год уже банкрот.
И конкуренты тебя топят, 
А гнёт налоговый  добьёт.

Когда же слушаешь отчёты,
Иль журналистский видишь бред
О братстве, равенстве, свободе…..
То правды ни на грош там нет.

Не знаю лишь цены науки.
Она в России не нужна.
И просто опускаешь руки.
Но это же МОЯ СТРАНА!

Кому же возрождать Россию?
Куда ни глянь, одно ворьё!
Крылами чёрными своими
Её покрыло вороньё. 

Эпиграфом этому стихотворению послужили строки стихотворения Зинаиды Гиппиус, написанного в феврале 1918 года.

                           «Она не погибнет, знайте!
                           Она не погибнет Россия
                           Они всколосятся, – верьте!
                           Поля её золотые». 

В феврале 2007 года, после 13 лет и 13 дней занятий бизнесом, у меня уже не было уверенности Зинаиды Гиппиус в том, что Россия возродится. О золотых полях говорить не приходится, во всяком случае, в Ленинградской области, – заросли они бурьяном, но это всё-таки нечерноземье, не житница страны. А вот курс и вновь избранного президента Д.Медведева, провозгласившего всемерное развитие малого бизнеса, поверг меня в состояние неизбывной печали. Вот он – малый бизнес. Посмотрите выше! Он ли надежда на возрождение? Боюсь, что ответ однозначен. Да нет, я не против: пусть будут маленькие частные парикмахерские, пошивочные и сапожные ателье, зеленные лавочки, какие-нибудь промыслы, ну, небольшие фермерские хозяйства. Это оправдано. Но отдать малому бизнесу недра, оборонную промышленность, нефтехимическую и металлообрабатывающую промышленность – это со стопроцентной вероятностью обречь страну на погибель и распад.

Ну, а что касается олигархического бизнеса, то надежда на него умерла, так и не явившись на свет.

Вот на этих минорных нотах я заканчиваю воспоминания о роковых девяностых годах прошлого века. А ведь это только небольшие фрагменты той жизни, где процветали и бандитизм, и коррупция, и убийства невинных людей, и передел собственности, и распад семьи и нравственных основ жизни, и…. Только почему это я написала всё в прошедшем времени? К великому сожалению, это настоящее России.

И в памяти всплыли строки стихотворения Н.М. Рубцова: «Россия! Русь! Храни себя, храни!

                          Смотри, опять в леса твои и долы 
                          Со всех сторон нагрянули они  –
                          Иных времён татары и монголы».  

Да, российский бизнес сегодня пострашнее татаро-монгольского ига!

Санкт– Петербург. 7.09.2008 г..

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.