Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Правила Марко Поло

Вадим Месяц (03/09/08)

Hачало

Продолжение

Глава 11

Джуди заскочила лишь на секунду, поцеловала в щеку, пообещала по-царски отблагодарить. Высокая, плоская, стриженная под мальчика да еще со щеками, густо обсыпанными веснушками, она носила в основном спортивную одежду, по крайней мере, когда это позволяли обстоятельства. И сегодня она была в матроске с полосатым воротничком, бежевых бриджах и черных китайских полукедах, которые только-только начали входить в моду. Двухместный открытый «Ягуар» ярко-красного цвета только подчеркивал эффект этой мальчиковости. Она довольно ловко развернулась, в меру скрипнула тормозами, успела помахать рукой на прощанье перед тем, как скрыться за зеленой стеной деревьев. Марки смотрел на меня, многообещающе улыбаясь. Я же, наоборот, сделал серьезное выражение лица и спросил: – У тебя еще остались молочные зубы? Он не удивился вопросу, а тут же устроил подсчет зубам, старым и новым. Он считал их, водя по ним пальцем, что-то вспоминал и нашептывал. Получалось фифти-фифти: половина детских, половина взрослых. Он надеялся на победу собственной зрелости, потом понял, что еще до нее не дожил, но все же сказал мне правду. – Это хорошо, что ты редко обманываешь, – одобрил я. – Твоя мама попросила меня вырвать тебе сегодня все оставшиеся молочные зубы, чтобы ты почувствовал себя настоящим мужчиной. – Ты – тупой, – ответил он незамедлительно. – Зубы выдергивает только доктор. – Я и есть доктор, могу показать тебе все необходимые документы. Пойдем, мне нужно надеть халат и найти самые большие клещи. Мы немного побегали по двору, мальчик был скоростным и маневренным. Я делал вид, что не в силах его поймать, но когда устал от догоняшек, аккуратно столкнул в бассейн и ушел на веранду дочерчивать свою дурацкую вазу. Никто с этим заказом меня не торопил, но мне самому хотелось от него поскорее отделаться, чтобы заняться чем-нибудь творческим, для себя. Марки-Эрик плескался минут десять. Когда он вылез из бассейна и обнаружил меня за работой, то покорно пошел в гостиную, где сел за электрические клавиши, которые я подарил когда-то Наташе на день рождения в надежде, что она восстановит навыки музыкальной школы. Сначала она даже расплакалась от радости, весь вечер вспоминала мелодии детства: от Баха до Пола Маккартни. На следующий день мы поехали в библиотеку и взяли несколько знакомых ей нотных сборников, но через месяц упражнения прекратились сами собой. Теперь на инструменте брякали подвыпившие гости, Марки тоже увлекся музицированием. Он извлекал из машинки самые непотребные звуки до тех пор, пока Джуди не забрала его, поразившись, как я могу смиряться с такой какофонией. – Ты слишком привыкла к деревенской жизни. В Манхэттене никто не обращает внимания на вой полицейских сирен.

(Продолжение следует)



Вернуться к обычной версии статьи